Пассионария: борцу за гражданские права Анжеле Дэвис — 70 лет

Ее жизнь – это стихия борьбы со всевозможным злом

26.01.2014 в 13:49, просмотров: 3727

Приближались президентские выборы 1980 года в Соединенных Штатах. Свой съезд Компартия США проводила в Нью-Йорке. В качестве кандидата в вице-президенты была предложена кандидатура Анжелы Дэвис. Съезд единогласно утвердил ее кандидатуру, стоя, бурной овацией. Один из делегатов, стоящих рядом со мной, воскликнул: «Энергией, исходящей от нашей Анжелы, может питаться весь Манхэттен!» Все вокруг стали смеяться. Но делегат говорил истинную правду. Энергия Анжелы была феноменальной. Ее, казалось, хватало на всё, и всё моментально загоралось, попадая в ее руки или даже в орбиту ее интересов. Она была истинной Пассионарией, какой мир не знал со времен Долорес Ибаррури.

Пассионария: борцу за гражданские права Анжеле Дэвис — 70 лет
Анжела Дэвис (скриншот видео, опубликованного на сайте youtube.com, пользователем UCTV)

Анжела впервые появилась на национальной сцене в начале 1960—х годов в качестве радикальной активистки американской контркультуры. Пронзительно красивая, с гигантской афро-прической, ставшей ее знаковой характеристикой и символом протеста, она воистину жгла глаголом сердца людей. В ней по-чеховски всё было красиво — и внешность, и содержание. Она была одарена природой аналитическим научным умом и была одинаково эффективной и на площадных митингах, и в университетских диспутах.

Будучи членом Компартии, Анжела была тесно связана и с движением «Черных пантер», больше отвечавшим ее романтическому темпераменту. Все силы молодая Пассионария отдавала борьбе за гражданские права. Боролась она и за права заключенных в гуверовских каталажках. Она организовала «Критическое сопротивление», которое имело своей целью ликвидацию тюремно-индустриального комплекса США. Параллельно она была профессором истории Калифорнийского университета в Санта-Круз и директором его департамента феминистских исследований. Она занималась историей афроамериканизма, марксизма, поп-музыки, социального сознания. Она была не только Пассионарией, но и энциклопедией.

В 1969 году Рональд Рейган, бывший тогда губернатором Калифорнии, потребовал у университетского начальства увольнения Дэвис, поскольку она являлась членом Компартии. Университетский совет регентов прогнулся. Анжелу уволили. Тогда Американская ассоциация университетских профессоров потребовала ее восстановления в должности. А судья Джерри Пэхт перечеркнул указ Рейгана. Анжела вновь зашла на университетскую кафедру.

Наступило лето 1970 года, которое драматически перевернуло судьбу Анжелы. 7 августа того года 17-летний студент Джонатан Джексон захватил зал судебного заседания в графстве Марин. Он пронес с собой огнестрельное оружие, которое передал подсудимым-неграм, захватившим в качестве заложника судью Хэйли. Затем подсудимые попытались скрыться на автомобиле. Полиция открыла по ним стрельбу. Были убиты судья и три беглеца. Остальных схватили. Вместе с ними перед Фемидой должна была предстать и Анжела за то, что она купила оружие, которое Джонатан пронес в здание суда. Здесь была замешана и романтическая история — Анжела была влюблена в старшего брата Джонатана.

Анжела бежала и покинула Калифорнию. Она скрывалась у своих друзей, часто меняя места своего ночлега. Она стала третьей в истории США женщиной, внесенная в знаменитый список ФБР «10 наиболее разыскиваемых преступников». В октябре гуверовские ищейки поймали, наконец, Анжелу в мотеле «Говард Джонсон» в Нью-Йорке. Президент Никсон послал приветственную телеграмму директору ФБР Гуверу: «Поздравляю с поимкой опасной террористки Анжелы Дэвис», — говорилось в ней.

Процесс длился несколько месяцев. Анжела находилась в женской тюрьме, где соблюдался закон сегрегации. Однако с помощью адвокатов она добилась перевода в тюрьму, где были и черные женщины — заключенные сидели вместе. Даже в столь драматической ситуации она продолжала борьбу за равноправие. Даже в тюремных условиях.

В Америке и далеко за ее пределами началось широкое движение за освобождение Анжелы под лозунгом «Свободу Дэвис!» Оно приняло самые различные формы. Писатели-негры создали комитет «Негры в защиту Анжелы Дэвис». В США были созданы 200 комитетов за освобождение Анжелы, за рубежом — 67. Фермер Роджер Макэфи собрал 100 тысяч долларов для залога, Пресвитерианская церковь оплачивала судебные издержки Анжелы. Джон Леннон и Йоко Оно выпустили пластинку с песней «Анжела». Знаменитый джазист Тодд Кохрэйн написал музыку со словами «Освободите Анжелу». Группа «Роллинг Стоунс» посвятила ей песню «Негритянский ангел». Освобождения Дэвис требовали такие выдающиеся деятели науки и культуры как лауреаты Нобелевской премии Поллинг, Чонски, актеры Марлон Брандо и Джейн Фонда. В Западной Европе во главе движения за освобождение Анжелы стоял Жан-Поль Сартр. В январе 1972 года некто Гаррет Брок Трэпнел захватил самолет авиакомпании TWA и потребовал вместо выкупа освобождения Дэвис…

Разумеется, кампания «Свободу Дэвис» шла вовсю и в Советском Союзе. Люди старшего поколения хорошо помнят ее. Конечно, этой кампанией дирижировали сверху, но в отличие от многих иных она искренне поддерживалась снизу. В связи с этим я хотел бы упомянуть вкратце одну историю, которая вряд ли известна многим. Выступая в июле 1975 года перед консервативным руководством американских профессоров, Александр Солженицын назвал Анжелу Дэвис липовой защитницей прав заключенных, мол, она пеклась лишь о заключенных в тюрьмах капиталистических стран, но не социалистических, в частности, в Чехословакии. «Вот таково лицо коммунизма!» — закончил свою филиппику Александр Исаевич. Возможно, конечно, кто-то подвел Солженицына, подбросив ему ложь об Анжеле. В своем выступлении в Университете Восточного Строутсбурга Дэвис с гневом отвергла это ложное обвинение.

Голос мировой общественности был услышан. Суд присяжных оправдал Анжелу, хотя все присяжные были белыми. После выхода из тюрьмы Дэвис по традиции, которую заложили негритянские лидеры Хью Ньютон, Стокли Кармайкл, Ассата Шакур, направилась на Кубу. Ее встретили с распростертыми объятиями. На митингах ей просто не давали говорить охваченные энтузиазмом толпы.

Побывала Дэвис и в Советском Союзе. И этого ей не мог простить суровый Солженицын. Вместо того, чтобы посетить советских диссидентов, она, мол, лечилась в советских курортах, а маленьких детишек в школах заставляли подписывать петиции в ее защиту, — вещал пророк.

Была Анжела и в Грузии, где ее сопровождал я и мой брат Дэви Стуруа, бывший тогда секретарем ЦК КП Грузии. Мои темпераментные соотечественники пачками влюблялись в Анжелу, бросали цветы ей под ноги, пели наши полифонические серенады под ее окнами. А некоторых ретивых Ромео приходилось укрощать с помощью милиции. Даже многое повидавшая на своем веку Анжела была потрясена таким приемом.

Вернувшись в Штаты, Дэвис с головой окунулась в прежний активизм. Жизнь научила даже эту неисправимую романтическую натуру политическому реализму, она понимала, что у коммунистов нет никаких шансов победить на президентских выборах и поэтому агитировала по существу не за связку Гэс Холл — Анжела Дэвис, а за демократических кандидатов, как за наименьшее зло.

Жизнь Дэвис – это стихия борьбы со всевозможным злом. Против войны во Вьетнаме, против расизма и империализма, против женоненавистничества и сексизма. А в последние годы, став вегетарианкой, она выступает в защиту прав братьев наших меньших. Ее голос звучит и с университетских кафедр и с импровизированных митинговых трибун. Трудно поверить, что американской Пассионарии исполнилось 70 лет. Ведь Пассионарии не стареют. И сейчас от энергии, исходящей от Анжелы Дэвис, может питаться весь Манхэттен. А главное, могут питаться человеческие сердца.



Партнеры