Героизм русских моряков был спровоцирован американской халтурой

Легендарный крейсер «Варяг» оказался бракованным «чудом импортной техники»

7 февраля 2014 в 19:54, просмотров: 5015

 

 

 

«Наверх вы, товарищи! Все по местам!

Последний парад наступает.

Врагу не сдается наш гордый «Варяг»,

Пощады никто не желает...»

110 лет назад у берегов Кореи произошел морской бой, ставший одной из самых героических страниц истории русского военного флота.

9 февраля 1904 года крейсер 1-го ранга «Варяг» неподалеку от корейского порта Чемульпо вступил в свой первый и последний бой, сражаясь с целой японской эскадрой. Имя этого боевого корабля знакомо всем, но мало кто знает, что беспримерная доблесть «Варяга» – на самом деле его трагедия, связанная с «врожденными физическими дефектами».

Героизм русских моряков был спровоцирован американской халтурой
фото: РИА Новости

Казалось бы, тут явный парадокс. Ведь «Варяг» считался тогда едва ли не лучшим нашим крейсером, родоначальником новой серии русских боевых кораблей – дальних разведчиков. Какие уж тут «врожденные дефекты»?! Но, увы, это действительно так.

На рубеже XIX и XX веков Россия, в ту пору активно наращивавшая свой военный флот, заказывала некоторые боевые корабли за границей, – «ради быстроты постройки и из-за занятости русских верфей». Контракт на сборку четырехтрубного красавца «Варяга» заключили с американской фирмой «Вильгельм Крамп и сыновья» из Филадельфии. Как оказалось впоследствии, это было ошибкой – ошибкой, которая и предопределила трагическую судьбу легендарного крейсера.

Вместо того чтобы выполнить работу, как от них и ожидали, – «на уровне лучших мировых достижений», американцы в данном случае явно напортачили. Фирма Крампа стремилась всячески сэкономить, чтобы получить от заказа русских максимальную финансовую выгоду. И возможностей для этого у меркантильных янки было много: ведь техническое задание на крейсер в нашем военно-морском министерстве составили лишь в самых общих чертах – проектируй, что хочешь.

Они и начали проектировать! Заокеанские «спецы», например, сконструировали и изготовили для «Варяга» руль чуть ли не вдвое меньшего размера, чем у других кораблей такого класса. Крамп выгадал при этом в затратах на бронзу и прочие дорогостоящие металлы, а вот для крейсера подобная экономия обернулась недостаточной маневренностью! Кроме того, боясь чрезмерного увеличения веса корабля (за это по условиям контракта полагался внушительный штраф), американцы пренебрегли броневой защитой для пушек, – не было не только орудийных башен, но даже элементарных щитов, орудия стояли на палубе совершенно открыто – как во времена парусного флота!

Однако самое непоправимое произошло с проектированием и изготовлением силовых агрегатов корабля. «Крамп и сыновья» поставили на русский крейсер паровые котлы новой, еще не достаточно испытанной системы (зато при изготовлении и монтаже эта техника обходилась дешевле!). Поначалу новинка зарекомендовала себя отлично. На испытаниях «Варяг» показал рекордную по тем временам скорость – 23,25 узла (более 40 км/час). Однако уже спустя несколько недель, когда крейсер, следуя через океан в Россию, «намотал на винты» первые тысячи миль, корабельные котлы начали «скисать». Вдобавок обнаружились серьезные дефекты в машине, некоторые детали которой были выполнены (как позднее выяснила комиссия экспертов из Морского министерства) из «неудовлетворительного металла». В итоге, когда «Варяг» пришел из Штатов на Балтику, его состояние было уже близко к параличу.

Все последующие попытки русских инженеров вернуть красавцу его первоначальную резвость окончились неудачей. Так что в знаменитом морском бою с японцами 9 февраля 1904 года участвовал вовсе не быстроходный крейсер, способный мчаться по волнам со скоростью свыше 40 км/час (именно такие показатели значатся во многих книгах и справочниках), а самый настоящий «инвалид», который, даже мобилизовав все резервы своих машин, едва-едва вытягивал 20-25 км/час и потому значительно уступал в скорости боевым кораблям противника.

А кораблей этих было много. Японцы подтянули к Чемульпо для сражения с «лучшим в мире крейсером» целую эскадру из 6 крейсеров и 8 миноносцев. Будь «Варяг» действительно быстроходным кораблем, у его командира, капитана I ранга В. Руднева, был бы реальный шанс идти с крейсером на прорыв в открытое море: японские корабли просто не догнали бы его. Но с хронически неисправной машиной какой уж там прорыв! – Вот и пришлось крейсеру вместе с сопровождавшей его старой канонеркой «Кореец» ввязываться в сражение, результат которого можно было предсказать заранее.

Уже через час жаркого артиллерийского боя «Варяг» и «Кореец» отступили назад, в порт Чемульпо. Крейсер был сильно разбит, лишился трех четвертей своих орудий (спасибо американцам за «надежную» их защиту, за хрупкие шестеренки лафетов, у которых ломались зубья во время стрельбы!). Из экипажа 34 человека было убито и 188 ранено...

Чтобы корабль не достался врагу, Руднев хотел его взорвать, но выполнить это не удалось. Взрывом уничтожили только маленького «Корейца», а изуродованную громаду крейсера просто затопили в гавани.

Высшая власть не сразу определилась, как оценивать боевую эпопею «Варяга» и «Корейца». Поначалу «варяжцев» даже осуждали: мол, отступили перед «косорылыми», опозорили честь андреевского флага, а командира Руднева собирались предать трибуналу за то, что не взорвал крейсер. Однако вскоре решено было все «переиначить»: сам государь император Николай II (как утверждают – с подачи тогдашнего военного министра Куропаткина) своим письменным волеизъявлением объявил бой русского крейсера с эскадрой, превосходившей его по мощи огня в 7 раз, настоящим подвигом.

«Варяжцы» оказались в центре невиданных торжеств. Впервые в истории русского флота команды двух боевых кораблей – крейсера и канонерки, – в полном составе были награждены Георгиевскими крестами (а кроме того еще и специально изготовленными памятными медалями). Экипажи «Варяга» и «Корейца» по прибытии в Петербург были встречены высшими чинами российского флота и, пройдя парадным маршем по Невскому проспекту, отправились на торжественный обед в Зимнем дворце, который дал в их честь сам государь. Каждому моряку полагался персональный сувенир от Его Величества – особый «георгиевский» столовый прибор.

А в это время... Буквально через несколько дней после захвата Чемульпо японцы уже начали готовить подъем «Варяга» со дна. К концу лета 1905-го крейсер оказался вновь на плаву. Его отремонтировали и включили в состав японского флота под названием «Сойя». Легендарный корабль плавал под флагом Страны Восходящего Солнца 11 лет и лишь в самый разгар Мировой войны он вернулся под Андреевский флаг: Россия выкупила крейсер у Японии и отправила служить с Дальнего Востока на Северную флотилию, в Мурманск. Однако дальний переход вокруг половины земного «шарика» оказался для старины-«Варяга» слишком серьезным испытанием. Пришлось ветерана отправлять в Англию на капитальный ремонт. Там крейсер застрял надолго: после революции британцы никак не хотели отдавать корабль Советской Республике. Кончилось тем, что в 1923 году они продали «Варяга» в Германию – на слом. По пути, во время шторма, корабль крепко сел на камни у шотландского побережья, и новые хозяева решили прямо там, на месте аварии, разрезать стальную громаду на части и вывезти их на переплавку. При этом, как впоследствии выяснили исследователи, нижняя часть корпуса с машинами и трюмными механизмами так и осталась лежать на дне Ирландского моря у деревни Ленделфуд. В 2007 году на берегу возле этого места был установлен памятный знак.



Партнеры