Учиться на швейцарцев глядя

Право на референдум мы имеем с 1936г., но 80 лет не можем им никак воспользоваться

14.02.2014 в 20:29, просмотров: 1957

Глубоко пускает свои корни миграция. Вот и благополучных швейцарцев допекло разноголосье иностранцев в их исконных кантонах. На недавнем референдуме коренные жители страны проголосовали за введение квот для мигрантов из СНГ.

Учиться на швейцарцев глядя
фото: PhotoXPress

Впрочем, ключевое слово тут не мигранты, оккупирующие рабочие места в чужеземных странах, а референдум. С этим буржуазным понятием россияне познакомились сравнительно недавно — с началом политики демократии и гласности. Хотя такое понятие даже закладывалось в «сталинской Конституции» 1936г. Однако, в годы советской власти оно было как бы и ни к чему, за нас все решало ленинское политбюро. А с политикой перестройки нам, гражданам, думалось, что теперь сами будем принимать ответственные, судьбоносные решения.

Все казалось легко и просто: зачем доводить дело до майданов (боже упаси, кровопролития), когда по спорным моментам можно провести референдум? Где тянуть автотрассу; нужно ли вырубать лесные насаждения; обязательно ли уплотнять жилые кварталы новыми домами… Отталкиваясь от мнения большинства, можно перевести проблему в правовое русло, так, как совсем недавно продемонстрировали швейцарцы: тайно и всенародно.

Может, я что-то и подзабыл, но за все время болтовни о демократии — четверть века! — россияне ни разу не смогли воспользоваться своим конституционным правом: ни на федеральном, ни на местном уровне. Не исключено, что в каких-нибудь городах и весях что-то подобное и проводилось, но с подачи местных властей, а это, согласитесь, совсем другая история..

А вот что касается масштабов страны или крупных регионов... Власти боятся референдума, как черт ладана. Нам говорят про какие-то несусветно огромные затраты на их проведение, что скудный бюджет города, района или области просто не выдержит такой финансовой нагрузки, треснет по швам.

И тут же находится «альтернатива», которая позволяет чиновникам протащить решение в свою пользу. За примером далеко ходить не надо. Три или четыре года назад столичный регион узнал о проекте «Большая Москва»: область передала городу практически весь юго-запад. По закону, в обоих субъектах Федерации должен был пройти референдум на тему: согласны ли жители одного региона присоединиться к другому? И хотят ли этого те, к кому присоединяются новые территории?

Сомнений в исходе такого голосования ни у кого не возникало. Кто же не захочет присоединиться к богатой Москве, ее льготам и доплатам к пенсиям? Редкий случай, когда идеи федеральных властей совпали бы с мнением большинства.

Сомнения имелись другого рода, отважится ли власть на такое паблисити? Ведь прецедент может оказаться заразительным, а в разное время с инициативой проведения референдумов безуспешно выступали и политические партии, и общественные движения. А ну, если их аппетиты разгорятся?..

Власть не отважилась, все провела по-тихому, нашлись лазейки в законах, позволившие обойтись без всенародного волеизъявления. Зато аппетиты разгорелись уже у государственного мужей

В Подмосковье нынче идет муниципальная реформа, вместо 400 мунобразований в конце года должно остаться около 100. В законе сказано, что любое слияние органов местной власти возможно только через референдум. И слияние такое, к всеобщей радости жителей Подмосковья, скорее всего, произойдет. А вот референдумов, по установившейся традиции, тоже не будет. Вместо него власти сделали ход конем: вопрос объединения обсуждается на Советах депутатов в поселениях, затем на публичных слушаниях, затем в МОД…

Это куда затратнее, чем просто отпечатать в типографии бюллетени с лаконичным вопросом и оставить в них место для галочки «да» или «нет», «за» или «против». По словам чиновников, возглавлявших территориальные избирательные комиссии, городу с населением в 250-300 тыс. человек изготовление бюллитеней обойдется максимум в 400 тыс. рублей. А если подгадать удобный момент (выборы Президента, Госдумы, губернатора, глав и депутатов местных органов власти), то и того меньше.

Но это уже честный, без дураков и сомнительных соцопросов, выбор населения. Он исключает «коррупционную составляющую», откаты за «нужное решение».

Словом, даже в тех ситуациях, где позиция государства кажется явным фаворитом, вертикаль власти предпочитает не рисковать. Что тогда говорить о не столь однозначных вариантах, когда референдумы инициируют партии и оппозиция?

25 лет говорим одно и то же: об углублении демократии, о том народ у нас истинный, а не мнимый, хозяин страны...



Партнеры