Депутат Роман Худяков: Мне предлагали 2 миллиона долларов за мировую

Завершено расследование нападения на депутата Госдумы

31 марта 2014 в 20:02, просмотров: 26439

Завершены следственные действия по делу о нападении на депутата Госдумы от ЛДПР Романа Худякова. Закария Гаджиев и Артур Минбулатов обвиняются в умышленном причинении легкого вреда здоровью, разбое и вымогательстве. Кроме того, в ходе расследования была установлена их причастность к еще одному преступления. А сам депутат Худяков в интервью «МК» рассказал о еще одном преступлении негодяев.

Депутат Роман Худяков: Мне предлагали 2 миллиона долларов за мировую
фото: PhotoXPress

Как в свое время сообщал «МК», вечером 11 июля 2013 года на Бережковской набережной «БМВ Х6» депутата фракции ЛДПР Романа Худякова «подпер» джип «Тойота Ленд Крузер».. Худяков не смог уступить дорогу из-за пробки. Тогда его вынудили остановиться на обочине, а из окна оппонентов в депутатскую машину прицельно вылетел камень. Вышедшего из машины Худякова встретили двое крепких мужчин — Артур Минбулатов и Закарья Гаджиев. Один из них молча нанес депутату два удара в висок, позже хулиганы достали из-под пиджаков пистолеты и угрожали ими депутату. А когда он решил заснять номера машины обидчиков на камеру мобильного телефона, его противники рукоятками стволов пистолетов стали колотить стекла в его машине. Автомобиль «Тойота Ленд Крузер 200» на котором ехали атаковавшие депутата кавказцы, принадлежал 39-летнему Ибрагиму Аджиеву, ранее неоднократно привлекавшемуся за сбыт героина.

В результате происшествия депутат получил сотрясение мозга, ушибы мягких тканей лица и головы.

 

Сейчас Закария Гаджиев и Артур Минбулатов обвиняются в умышленном причинении легкого вреда здоровью, разбое и вымогательстве. В ходе расследования была установлена причастность Гаджиева и Минбулатова к еще одному преступлению. В марте 2013 года Хачубек Хадисов, Артур Минбулатов, Шамиль и Закарья Гаджиевы в кафе ТЦ «Европейский» угрожая предпринимателю и его семье, потребовали 30 млн руб. А когда мужчина попытался позвонить — жестоко избили его и похитили мобильный телефон.

- Самое главное —случилось то, чего ждали не только мы, но и жители Москвы. Людей напугал факт, что если возможно избить депутата, что же тогда говорить об обыкновенных людях. Мерзавцы на дороге будут наказаны и с ними надо бороться. - поделился с «МК» своими впечатлениями о ходе расследования Роман Худяков. - Мне писали очень много людей: «мы так рады, что вас не купили отморозки». Ведь мне предлагали 2 миллиона долларов за мировую — за то, что я не буду иметь к ним претензий. Но никто и никогда не сможет нас купить. Ведь мы представляем наш народ.

- В Думе за Вас переживали?

- Это случай отслеживал сам председатель Госдумы Сергей Нарышкин. И когда следственный комитет возбудил уголовное дело по разбою — мы с облегчением приняли информацию. Правосудие восторжествовало на стадии следствия. И я надеюсь, преступники получат по 10-15 лет тюрьмы. Чтобы отморозкам было неповадно избивать людей. Неважно, кого. Мы все на дороге должны уважать друг друга.

- Насколько известно, Вы сами занимались расследованием?

- Я поднимал их старые дела. Три года назад они «подрезали» пожилого автовладельца. А когда он просигналил им вслед — избили его и разбили лобовое стекло. Это дело замялось. В «Европейском « они вымогали у предпринимателя 30 миллионов рублей—когда он отказался — до полусмерти избили. По моему случаю мы ждали, когда следственный комитет с прокуратурой наберут достаточно доказательств на статью УК «Разбой». Машину проверяли на отпечатки пальцев, на сколы от оружия. Любой человек, знакомый с моим случаем, поймет, что угроза оружием была. В больнице я следователю описал нападавших и оружие - пистолет 9-миллиметрового калибра. Меня спросили, откуда я это знаю? А я бывший военный, мне пистолет достаточно увидеть, и я скажу и его марку и калибр. Там были два боевых пистолета. И когда мужчин арестовали, при них обнаружили пистолеты, которые я описал.

- В целом вы довольны ходом следствия?

- Да. Я благодарен Следственному комитету и Генеральной прокуратуре, что расследование довелось до конца. Хотя мы боялись, что деньги, предназначавшиеся мне, пойдут дальше. И мы надеемся, что теперь так же неподкупны окажутся и судебные органы.



Партнеры