Петр Первый любил повалять дурака на первое апреля

Традиции разыгрывать своего ближнего насчитывают сотни лет

1 апреля 2014 в 20:05, просмотров: 2999

«Шутки со мной шутить затеял?!» – Для столь популярного с незапамятных времен процесса обманывания русский народ придумал массу названий: «наколоть», «обдурить», «подкузьмить», «разыграть», «подъелдыкнуть»… и прочее и прочее – вплоть до вовсе уж нецензурных словообразований.

Петр Первый любил повалять дурака на первое апреля
фото: ru.wikipedia.org

В праздновании «дня дураков» участвовал, бывало, и сам государь Петр Великий. Однажды, в ночь на 1 апреля 1719 г., жители Петербурга вдруг увидели зарево над садом императорского дворца. Ударил набат, забили тревогу барабанщики в полках. Весь город всколыхнулся, и тысячная толпа устремилась к царской резиденции тушить пожар. Однако, у ворот сада петербуржцев встретили гвардейцы, заявившие: «Государь велел всем сказать, что сегодня – 1 апреля!» Оказывается, «пожаром» были потешные огни – фейерверк, который жгли по приказу царя в саду. Петр Алексеевич в это время глядел на всеобщую суматоху из окон дворца и от души веселился.

Нашелся несколько лет спустя смельчак, рискнувший разыграть и самого государя. В столице были расклеены афиши, приглашающие увидеть выступление «мужа чудного, коего Самсоном нарицают». Публике обещали, что этот силач одной рукой поднимет чугунную пушку, удержит на канатах трех лошадей... Хотя цену за такое зрелище назначили немалую, в назначенное время собралась масса зрителей. В отдельной ложе сидел царь Петр с приближенными вельможами. Заиграла музыка, поднялся занавес, и все увидели белое полотно с надписью «Нынче 1 апреля». Император расхохотался и громко сказал: «Сия вольность комедианта не столько обидна, сколько смешна и забавна и для сего обманного дня ловко придумана». Зато через год, когда уже другой заезжий фокусник попробовал устроить подобный же розыгрыш, Петр Алексеевич распорядился все деньги, собранные со зрителей, им вернуть, а самого «затейника» немедля выдворить из России.

Однажды редактор газеты «Русское Слово» приват-доцент университета А. Александров получил письмо, автор которого предлагал для публикации случайно найденное им неизвестное стихотворение знаменитого поэта А. Кольцова. Обрадованный Александров поспешил напечатать стихи на первой полосе газеты, снабдив его комментарием, где сообщал, что он, как знаток поэзии Кольцова, удостоверяет подлинность этого произведения выдающегося мастера слова. Газетный номер, к восторгу редактора, раскупили мгновенно... Однако, по совсем другой причине. Внимательные читатели обнаружили, что письмо-то прислал некий шутник-графоман, стилизовавший «под Кольцова» собственный акростих. Из начальных букв в строчках этого стиха складывалось весьма нелестное высказывание об уме и сообразительности самого Александрова.

В позапрошлом столетии для падкой на розыгрыши публики в некоторых крупных городах открылись специальные магазины – «Фокусы и шутки».

На прилавках были выставлены, например, маленькие бутылочки из черного стекла, к которым прилагались блестящие «чернильные лужицы», сделанные из жести, покрытой черным лаком. Берешь такой комплект с собой на званый ужин и украдкой выкладываешь «лужицу» на белоснежную скатерть или на шелковую обивку дивана, а рядом помещаешь как бы невзначай опрокинутую бутылочку. После этого остается лишь дожидаться реакции хозяев дома и давиться от смеха.

А еще в «шуточных» магазинах продавали «чесательный» и «чихательный» порошки. Снадобья эти были весьма эффективны. Известен случай, когда из-за просыпанного ненароком в классе «чихательного» порошка пришлось прервать урок в одном из реальных училищ: все чихали беспрерывно, у многих слезы застилали глаза. А в другом учебном заведении школяры решили подшутить над нелюбимым учителем и намазали ручку, которой он делал пометки в журнале, «чесательным» порошком. Результат не замедлил сказаться: учитель отметил в журнале отсутствующих и по привычке своей провел рукой по лысине. Потом еще раз... и еще раз, уже сильнее... Наконец, бедняга, забыв про урок, стал скрести зудящую кожу на голове что есть силы – и выскочил в коридор под дружный хохот учеников.

Знали бы мальчишки-шутники, что сто лет спустя подобный «чесательный» порошок будет превращен военными в особый вид «успокаивающего оружия». — При взрыве небольшой бомбы или снаряда, начиненных таким спец-составом, его частицы, разлетаясь по позициям противника и попадая на открытые участки кожи людей, вызывают такую чесотку, что солдат не может держать в руках автомат или управлять орудием.

Во времена наших прадедов некоторые из шуток были возведены в ранг своеобразных профессиональных традиций. Вот, скажем, заурядная портновская мастерская позапрошлого века. Привел хозяин нового ученика – деревенского парнишку. В первые же дни кто-то из мастеров обязательно даст новичку поручение: «Возьми две копейки, беги в мясную лавку и купи поросячьего визга!» Мальчишка мчится за покупкой, а там молодцы-лавочники, уже знающие, в чем дело, в ответ на просьбу «дать поросячьего визга» начинают трепать его за волосы на затылке. Бедняга визжит от боли и, вырвавшись наконец, возвращается в мастерскую, вытирая слезы. Старики-портные довольны: «подкузьмили» новенького, традиция соблюдена.

В других сословиях и шутки другие. Состоятельные господа позволяли себе порой весьма масштабные розыгрыши. Граф П. Шереметев, владелец знаменитой подмосковной усадьбы Кусково, распорядился устроить около моста на дороге, ведущей к главному дворцу, потайной фонтан. По команде хозяина слуги открывали кран, и на незадачливого визитера, едущего в гости к графу, обрушивались струи воды. К чести Шереметева нужно отметить, что подобная потеха допускалась лишь во время летней жары.

Это пример шутки, основательно подготовленной. Куда чаще вельможи затевали экспромты. Известен случай, когда некий барин во время бала в своей усадьбе вызвал дворовых мужиков и велел им затащить карету одного из гостей на крышу дворницкой! Задание, прямо скажем, не из простых. Кучера увели на кухню и подпоили, лошадей выпрягли и взгромоздили-таки экипаж на крышу. Правда, хозяин поместья, вдоволь насмеявшись, смилостивился, и тем же мужичкам пришлось надсаживаться опять, спуская карету на землю.

Случалось, шутили и «с политическим уклоном». Однажды министр просвещения Глазьев совершал инспекционную поездку по столичным гимназиям. В одной из них «нигилисты»-старшеклассники, пока длилась торжественная церемония в актовом зале, объяснили малышам из начальных классов, что с колес министерской кареты можно нарезать сколько угодно ластиков из отличной красноватой резины. Идея пошла на ура! – благо кучер задремал на козлах. Мальчишки набили ластиками полные карманы, а карета с министром, едва тронувшись со двора, загрохотала по камням оголенными ободами, вызвав всеобщий переполох.



Партнеры