Жертву полковника Ожиминой обвинили в инсценировке нападения

Сотрудница МВД и ее муж настаивают, что Татьяна Володина «сыграла» падение

03.04.2014 в 20:51, просмотров: 5544

Татьяна Володина, попавшая под горячую руку полковника МВД Жанны Ожиминой и ее супруга, была вынуждена обратиться за помощью к депутату Александру Хинштейну. «Она жалуется, что дело расследуют предвзято, с явным оправдательным уклоном...» - написал депутат в своем твиттере. На днях Татьяну вызывали на беседу к психологу военного следственного управления. И вопросы ей задавали по меньшей мере странные. «Такое ощущение, что они ищут доказательства не в мою пользу, а в их...» - говорит женщина.

Жертву полковника Ожиминой обвинили в инсценировке нападения
фото: Анастасия Гнединская
Татьяна Володина

Напомним, 14 февраля в сеть попало видео, в главных героях которого пользователи интернета опознали сотрудницу пресс-службы МВД Жанну Ожимину и ее супруга - подполковника ФСБ Бориса Делициева. В ролике видно, как крупный (во всех смыслах) силовик бьет женщину с коляской. Правда, сейчас логичнее будет написать: «похоже на то, что Делициев бьет женщину». Дело в том, что сама семейная пара утверждает: все это — талантливая инсценировка.

- Как мне пояснил следователь, Делициев говорит, что никакого удара не было. Якобы, я так мастерски «сыграла» падение. Благо, сам момент удара в ролике не видно — нас заслонил их сын. Теперь в ведомстве покадрово изучают видео.

Все эти несколько недель, пока идет следствие, пострадавшая настаивает на проведении Делициеву и Ожиминой тестирования на детекторе лжи. Но в военном следственном управлении женщине объяснили, что «все это — ерунда».

- Мне и им предложили пройти психологические тесты. Но ведь я понимаю, что все тестирования — вещь очень субъективная. И при большом желании их можно подвести под любую версию, - говорит Татьяна.

Несколько дней назад придя на беседу к психологу, Татьяна уверилась в своем предположении.

- Вопросы мне задавали очень странные. Например, спрашивали о моем детстве, семейном положении. Спрашивали, есть ли у меня мужчина? Знаете, дело в том, что у меня не самое простое детство и не самая благополучная семейная история: отец моей дочери ушел, когда узнал, что я беременна. Но зачем все это нужно при расследовании данного инцидента? Боюсь, что меня хотят выставить неуравновешенной одинокой женщиной, кидающейся на мужчин.

Также во время беседы психолог долго выяснял, чем Татьяна зарабатывает на жизнь, откуда у нее квартира.

- А это какое отношение имеет к моему избиению? - переживает Татьяна. - Я несколько раз задавала психологу этот вопрос. Мне отвечали: «нам нужно установить ваш тип личности». Но почему-то при установлении моего типа личности никому неинтересно, что ремонт я делаю самостоятельно, занимаю-перезанимаю на него деньги у друзей.

Более того, как выяснилось, чета полицейских пожаловалась на угрозы... со стороны Татьяны.

- Они привязались к фразе: «Вы ведь не знаете меня, не знаете моих возможностей, не знаете, кто отец моего ребенка...» Я действительно сказала это после того, как Делициев меня ударил. Думала, они отстанут. Но неужели эти слова можно расценивать как угрозу? Ведь этот человек не появлялся в моей жизни ни разу после того, как я узнала, что беременна...

А на заявление, что Татьяна бросается в соседей яйцами из окна, женщина же и не знает, как реагировать.

- Якобы, об этом Ожиминой и Делициеву рассказали жильцы дома. И что я прокалываю шину, и что ругаюсь со всем подъездом. И следователь ходил по квартирам и выяснял эти моменты. Но ведь, наверное, у каждого в доме могут быть несколько соседей, с кем у них были трения. Одних заливают, другие слишком громко себя ведут вечером. У меня, честно признаюсь, были несколько неприятных конфликтов с жильцами. Они дали повод. Но какое отношение это имеет к данному инциденту? Ведь на каждого человека можно найти такой «компромат». Не удивлюсь, что по итогам этого «расследования» выяснят, что я неуравновешенная. И дело закроют.

После жалобы Татьяны Володиной Александр Хинштейн заявил, что 4 апреля напишет обращение к главному военному прокурору и руководителю ГВСУ СКР о «взятии этого дела под личный контроль».

- Мое мнение: в действиях Делициева есть состав преступления, - сказал «МК» Хинштейн. - Имеются все основания для того, чтобы направлять это дело в суд. Тот факт, что этого не происходит, свидетельствует лишь о том, что следственно-правоохранительная машина в данном случае защищает честь мундира, а не интересы закона.

- Татьяна наверняка рассказывала вам о вопросах, которые ей задавали во время тестирования.

- Да, и у меня эта процедура вызывает недоумение. В основе любой оценки психологом лежит личностный фактор. Когда люди отказываются от полиграфа, но при этом настаивают на исследовании психологом, само собой складывается ощущение: им есть, чего бояться. Ведь с машиной договориться нельзя. В отличие от людей. Что касается Ожиминой, я жду приказа министра о ее увольнении. Сейчас она находится в отпуске, из которого выйти не должна. Я даже близко не допускаю возможности, что в сложившейся ситуации она может продолжить службу в органах внутренних дел.

Смотрите видео Избитая "женщина с коляской" прошла детектор лжи

05:45