Прокуратура требует от наркодиспансеров списки пациентов

Главврача, отказавшегося удовлетворить запрос, оштрафовали на 2 000 рублей

16.04.2014 в 20:30, просмотров: 5657

По всей стране наркодиспанесеры начали получать бумаги из прокуратуры с требованием предоставить им списки пациентов. Причем, в любом виде, можно факсом, им все равно.

Прокуратура требует от наркодиспансеров списки пациентов
фото: Наталья Мущинкина

Наркодиспансеры реагируют по-разному. Кто-то сдает пациентов. Кто-то - нет и идет в суд. Заведующий московским наркодиспансером №7 Олег Зыков отказался предоставлять такие сведения, так как они являются медицинской тайной. И — тем самым, как выяснилось, совершил административное правонарушение: «умышленно не исполнил требования прокуратуры» и влетел на 2.000 рублей.

Правонарушение состоит в том, что он, О.В. Зыков, являясь главврачом и получив требование прокуратуры, «в условленный срок предоставил ответ, в котором содержался отказ».

В бумаге, которую получил врач, предлагалось предоставить список (не только ФИО, но и прописку) «наркозависимых, стоящих на диспансерном учете». В ответ Зыков отправил бумагу, в которой пояснил, что, во-первых, термина «наркозависимые» ни в одном законе нет. Во-вторых, учет у них не персонифицированный, а статистический. В-третьих, данные представляют медицинскую тайну, так что — до свидания.

Надо сказать, что такая ситуация — не первая. К примеру, в Якутии суд принял противоположное решение и указал на то, что прокуратура не имела права требовать сведения в наркодиспансере. А в Сыктывкаре еще в 2012 годе суд признал незаконным передачу прокуратуре сведений всего об одном пациенте.

Тем не менее, московская мировая судья Денисова указала на то, что слово «наркозависимые» является общеупотребимым, учет у нас идет согласно «Инструкции порядка диспансерного учета» 1988 года, так что нечего, виновен.

За разъяснениями мы обратились к самому правонарушителю:

- Понятия «наркозависимые» в правовом поле не существует, - сказал Олег Зыков. - Они вполне могли потребовать у меня «скинуть список нариков» - это тоже общеупотребительное выражение! Далее — наркоучета в полицейском понимании у нас тоже нет. У меня есть письмо заместителя министра здравоохранения Яковлевой, в котором написано, что «в РФ ведется статистическое наблюдение за наркологическими больными, и оно не является персонифицированным». Ну и в -третьих, прокуратура уверяет, что сама будет заниматься списками. На самом деле, они будут отправлены в ГАИ и через секунду окажутся на рынке! Сейчас к чести нашей службы, списков пациентов наркологии в продаже нету. Но если мы их отдадим прокуратуре, они там появятся.

- Но намерения-то у прокуратуры, небось, добрые и честные.

- Если у них такой зуд, пусть медкомиссиями занимаются, которые пьяному могут выдать справку, что он может управлять транспортом! А вообще, этот процесс — претензии к главврачам наркодиспансеров - приобретает системный характер. Недавно один их моих коллег получил запрос — прислать в прокуратуру списки несовершеннолетних, стоящих на учете.

- Зачем?

- А вот не знаю, зачем! Мы, специалисты, все время хотим отделить наркологию от силовых методов. Но сейчас мы стремительно движемся в противоположном направлении в полицейского государства.

- Вы будет оспаривать решение суда?

- Конечно. И я буду отстаивать интересы больных, потому что более подлой идеи еще надо поискать.

Анастасия Кузина



Партнеры