Слухи о смерти Лондона от «крымской лихорадки» сильно преувеличены

Британская столица и без российских денег останется мировым финансовым центром

23 апреля 2014 в 12:25, просмотров: 1887

Если верить светской хронике, британская столица стала русским городом «Лондонградом». Куда не плюнешь, то есть взглянешь, на берегах Темзы везде русские. Листинги на Лондонской бирже в Сити, английские газеты на Флит-стрит, издаваемые российским олигархом. Роскошные дома в Челси, на улицах, получившие название «Ряды миллионеров». В эксклюзивных лицеях – русские Митрофанушки. В доках и на Темзе – российские яхты. В дорогих магазинах российские клиенты. Российские владельцы спортивных клубов, особенно футбольных и магазинов коллекционных вин.

Слухи о смерти Лондона от «крымской лихорадки» сильно преувеличены

Воскресни Александр Сергеевич Пушкин и получи он выездную визу от Николая I, великий поэт, пришвартовавшись к Лондону, несомненно, воскликнул бы: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!» Лишь в Букингемском дворце еще нет русских, если не считать родственных связей двух монарших фамилий — Виндзоров и Романовых.

Вот почему Лондон не в восторге от вашингтонского санкционного зуда. Он не хочет наступать на горло собственной песне. Так рассуждают многие знатоки и в «Лондонграде», и в Москве. Но так ли это? Все познается в сравнении, а не в светской хронике. Конечно, российский вклад в процветание Лондона существен, но отнюдь не решающий. Просто золото блестит и ослепляет глаза людей. Вот все сплетничают по поводу Романа Абрамовича, его «Челси» и яхты, длинной как тень, которую отбрасывает ее владелец. Но сколько Абрамовичей среди 300 тысяч россиян, живущих в Англии? Вот то-то и оно!

Рауль Рэпарель, глава экономической исследовательской фирмы «Open Europe», риторически и с подковыркой вопрошает: «Битва за «Лондонград»? Как он подвержен санкциям против России? Утверждения о том, что «Лондон понесет крупные потери от антироссийских акций сильно раздуты». Давайте проткнем этот пузырь иглой статистики и посмотрим, что у нас получится. Мистер Рэпарель признает, что абсолютные цифры российских сделок и покупок выглядят внушительно. Но на фоне лондонского бизнеса они скукоживаются.

Начнем с Сити — с финансовых рынков Лондона. Первой российской компанией, ставшей членом биржи, стал «Газпром» (18 лет назад). С тех пор к нему присоединились еще 67 компаний. Внушительно? Да, но все они вместе взятые, составляют лишь 5% от общего числа, прописанных в Сити. В денежном выражении российские листинги составляют $50 млрд. Внушительно? Да, но это лишь пятая часть целого. Да и то это относится к докризисному 2007 году. В том году 14 российских компаний получили лондонский листинг. В прошлом году — лишь одна. Если учесть, что лондонские листинги имеют 95 американских компаний, 62 — индийских и 59 — китайских, то Россия лишь «один из».

Связь британских банков с Россией не такая уж «неразрывная», чтобы антирусские санкции вызвали их коллапс. Вот данные, приводимые европейским экономистом Гиллем Молком. В британских банках лежит 19 миллиардов российских долларов, включая займы и акции. Внушительно? Да, но это лишь 0,2% всего российского валютного фонда. Вклады французских и австрийских банков куда больше.

Слухи о русском богатстве во многом питают русские загулы, российское пускание пыли в глаза. Газета «Нью-Йорк таймс» приводит пример Евгения Чичваркина. В 2012 году он высадился на Британских островах и открыл в самом дорогом лондонском районе Мэйфеер магазин дорогих вин с вызывающим названием «Hedonism Wines» («Вина гедонизма»). Гедонизм тот еще! Здесь, например, можно купить бутылку «Chateau d’Yquem» 1811 года — самое дорогое белое вино — за 75000 фунтов.

Российский разгульный образ жизни питает британские масс-медиа. И наоборот. Напомню хотя бы о телесериале «Met the Russians». (Работа «Фокс».) В телесериале показывают «русский революционный размах», от которого у зрителя «челюсть отвисает». Но вот из продаж недвижимости в «прайм» районах Лондона, составляющих 5% всего топ-рынка, российских покупателей было всего 2%. Они потратили в среднем на покупку своих домов 4,5 миллиона фунтов. (Данные фирмы «Savills».) В этом они намного отстали от покупателей из Северной Америки, Среднего Востока, Китая, Южной Азии. Кстати, сами англичане составили 2/3 всех покупателей. Вот и сравните 2/3 и 2%.

Россияне в Англии инвестируют в недвижимость. Иные инвестиции ничтожны. Главная цель богатых россиян «держать свои деньги как можно дальше от российского правительства». Санкции их беспокоят куда меньше. Так считают и британские официальные лица. Вот слова одного высокого сотрудника британского Форин-офиса, пожелавшего остаться анонимным: «То, что ты богатый русский еще не означает, что тебя подвергнут санкциям».

Кстати, английская система налогообложения отнюдь не поощряет российское нашествие на Лондон. Большая часть богатства россиян находится на счетах оффшорных банков на Нормандских островах у французских берегов, которые не входят ни в состав Великобритании, ни в состав Евросоюза, а посему и санкции их не затрагивают.

Наш старый знакомый Уилльям Браудер, глава «Hermitage Capital Management», которого «обессмертило» «дело Магнитского», говорит, что «сказочно богатые олигархи чувствуют себя некомфортно в России. Им было легко обчистить страну, но Кремль столь же легко может обчистить их». И хотя мистер Браудер — преступник по российскому законодательству, это не делает его слова пустыми. Во всяком случае, российские олигархи боятся Кремля много больше, чем американских санкций. Барудер признает, что «имеется значительное число британских профессионалов, которые сосут российские деньги. Но Лондон и без этих денег будет продолжать оставаться мировым финансовым центром».

«Шумим, братцы, шумим!» — таков девиз российской элиты в Лондоне. Конечно, это не просто много шума из ничего. За этим шумом звон монет и шуршание купюр, исчисляемых миллиардами долларов. Но все это, если даже и не капля, а каплище в море, не в состоянии потопить Лондон, если он будет торпедирован санкциями.



Партнеры