Бизнес-школа молодеет

Россияне становятся миллионерами раньше американцев и европейцев.

21 декабря 2011 в 15:59, просмотров: 2973

В скором будущем МВА будет развиваться как отдельная программа, а бизнес-образование перейдет на английский язык и станет более прагматичным. Эти и другие прогнозы ведущих экспертов прозвучали за «круглым столом» МК.

Бизнес-школа молодеет

Модератор - Генеральный директор Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО), декан Международной школы бизнеса Финансового университета Наталья Евтихиева: 

Сегодня мы обсудим три сюжета: место МВА в системе образования, оценку качества МВА и его будущее -- перспективы и задачи. Итак, что такое МВА? 

Замдекана Школы бизнеса INTEGRAL РЭУ им. Плеханова Наталья Киреева:
Положение МВА на рынке образования определяет требование опыта работы: не менее 2-х лет согласно российским государственным требованиям и не менее 3-х по международным стандартам, в частности АМВА. Ориентация на более зрелый возраст и отделяет программы МВА от магистерских, куда можно поступать сразу после бакалавриата, и позволяет считать их особым, третьим уровнем образовательных программ наряду с российской аспирантурой или докторантурой.  
 
Не соглашусь. МВА -- это магистр бизнес-образования! Точно такой же магистр, как любой другой, но со слегка иными требованиями. В отличие от академических магистерских программ, здесь формируют не умение анализировать и вести научную работу, а непосредственно руководителя. Поэтому сюда идут те, кто стремятся вырасти до руководителя, либо уже стали руководителями и пытаются  разобраться, что такое менеджмент, и как грамотно руководить трудовым коллективом. 
 
Генеральный директор Moscow Business School, первый проректор Московского технологического института Евгений Плужник: 
Обучение на программах МВА предполагает упор не на теорию, а на практику. Исследования в области менеджмента применяются для разрешения конкретных ситуаций, изучается практический опыт зарубежных и отечественных компаний, разбираются кейсы, на примере которых в дальнейшем руководители в подобных управленческих ситуациях смогут принять верные управленческие решения.
 
Директор программы МВА Международного института менеджмента ЛИНК «Стратегия» Наталья Жаворонкова: 
Магистра мы, так сказать, растим впрок. А обучение слушателя МВА ориентировано на реально имеющуюся управленческую практику: его мы готовим не для будущего, а помогаем разбираться в реальных собственных управленческих ситуациях здесь и сейчас. Это – принципиальное отличие МВА от магистерских программ.  
 
Замдекана Высшей Школы Корпоративного управления, руководитель программ MBA Дмитрий Жданов:
Мы считаем программу МВА де-факто ориентированной на зрелых, с практическим опытом ведения бизнеса людей в возрасте за 30 лет. Однако опросы свидетельствуют: в последнее время, особенно в Москве, в МВА растет доля молодых людей, имеющих экономическое, менеджерское образование. Москвичи -- люди более образованные, активные, продвинутые, стремящиеся к карьерному росту до 30 лет. Поэтому московский спектр слушателей сближает МВА с магистратурой. Регионалам же (их у нас много на модульном формате) больше подходит классический МВА. Это люди 35-45 лет, имеющие свой бизнес или занимающие высокие должности, и стремящиеся дополнить свое прежнее образование и практические навыки компетенциями современного менеджмента.
 
Ректор Международного института менеджмента ЛИНК Сергей Щенников:
Россия -- единственная страна, где до сих пор обсуждают, что такое МВА. Мы очень медленно переходим к новым программам с иными целями, технологиями и средствами. Отсюда и смешение, искусственное «слияние» программ МВА с магистерскими и подмена одного другим, хотя на самом деле, программа МВА имеет собственные цели, и, как следствие, содержание, структуру, формы и методы. Ее задача -- развитие управленческих компетенций. Отсюда – отказ от классической лекционной формы и ставка на развитие компетенций через собственную практику. Клиенты программ МВА также люди особые: они старше, опытнее, занимают определенное положение, имеют иной профиль мотивации, готовы платить за хорошее обучение, что не присуще магистерской программе. Вывод прост: МВА -- самостоятельное явление, и его не надо сопоставлять и путать с магистратурой.
 
Модератор: Как я вижу, мнения у нас разделились четко пополам.
 
Сергей Щенников:
Мы переняли МВА с Запада вместе с возрастными ограничениями. И нам пришлось долго объяснять партнерам свою специфику. В том числе, что наши бизнесмены моложе. В стабильной стране положение и деньги, может, и появляются в районе 28 лет. А у нас есть люди, ставшие миллионерами в 25. Так что с возрастом не все так однозначно. 
 
Евгений Плужник: 
В магистерской программе возраст аудитории растет, потому что, как на Западе, наши молодые люди, заканчивая бакалавриат, стремятся поработать, получить  опыт и заработать на следующее образование. А возраст слушателей программ МВА снижается. В век активной технологизации людям старше 40 лет сложно понять технологии интернет-маркетинга. И управленцы потребительского сектора очень быстро омолаживаются. Возьмите какой-нибудь Facebook, Mail.Ru или Yandex, где основной возраст управленцев составляет 25-27 лет.
 
Наталья Киреева: 
Относительно водораздела, хочется добавить, что это не только возраст, но цели и результаты, за которыми приходят слушатели. На программы МВА идут амбициозные руководители, нацеленные на карьеру и успех в бизнесе, и в расчете на них создаются особые программы. Преподавателей для работы с такой аудиторией школы также отбирают особых -- харизматичных лидеров, из числа практикующих ученых. 
 
Евгений Плужник.
Те, кто хотят сделать себе имя в науке, идут на магистерские программы. Кому нужно имя в бизнесе - на МВА.
 
Дмитрий Жданов 
Магистратура и МВА – все-таки должны быть разведены! МВА больше ориентируется на людей состоявшихся, имеющих какие-то компетенции. В 25 лет можно стать менеджером. Но опыта у него недостаточно. Поэтому выпускникам бакалавриата лучше набираться опыта и лишь потом идти на МВА. Кстати, выпускнику магистратуры также не закрыт путь в бизнес. Но это -- другая программа. Ее выпускники хорошо делают расчеты, имеют интеллект, позволяющий быстро решать микроэкономические задачи и определять какие-нибудь коэффициенты. Но они не будут понимать, что за этими коэффициентами стоит, и не воспримут ролевую игру так, как тридцатилетние. Тем, кто себя серьезно позиционирует в бизнесе, нужна программа МВА.  
 
Не могу согласиться с предыдущим оратором. Мы провели эксперимент: приняли в магистратуру 20 человек, имеющих большой практический опыт управленческой деятельности, а в другую группу – 30 человек с «новенькими» дипломами бакалавров или специалистов после жесткого отбора. Ряд практических занятий проходит совместно в обоих группах. Мы выдали им около 50 кейсов уровня Гарвардской школы бизнеса и других американских университетов для самостоятельной проработки и защиты на основе предварительно начитанных одинаково для всех базовых лекций. Так вот, пока «дети» ломали эти кейсы, выдавая массу рекомендаций, «управленцы» просто сидели, не делая ничего! Взрослым должно быть бесконечно стыдно, когда молодые могут генерировать различные решения ситуаций, а они нет – как будто дожидаются решений вышестоящего руководства. Цель управленца – создавать благополучие компании в интересах ее собственников. Поэтому молодые должны сгонять с должностей старых, если те не тянут! Кстати, в школе МВА часто сталкиваешься с натуральным барством потребителей. Человек заплатил, сидит, пока преподаватель его обслуживает, и думает, что он, состоявшийся и богатый, возьмет все, что ему нужно. Захочет – станет директором фирмы с дипломом МВА. Захочет – главврачом, хотя в жизни никого не лечил. А наши ребята дают этим директорам прекрасный урок, демонстрируя интересные управленческие решения. И все – благодаря нашей инновации по периодическому соединению групп с разными профессиональными компетенциями. Фактически, для старших такая магистратура является полным эквивалентом школы бизнеса и соответствует степени магистра делового администрирования. Кстати, наши «старички» почувствовали себя весьма уязвленными на этих совместных занятиях и вынуждены нешуточно биться за восстановление своей репутации. Уверен, пути МВА и магистратуры в нашем случае параллельны. Кстати, в Кембридже так и есть. По соседству занимаются магистры финансовых наук и магистры (мастера) делового администрирования со специализацией «Финансы». Их программы во многом схожи. 
 
Василий Солодков:
Боюсь, мы смешиваем не только  целевые группы, но и жанры. Магистратура -- это подготовка исследователей. И основная форма занятий здесь -- семинары, где читают статьи, обсуждают новости. А в группах MBA рассматривают конкретные ситуации в конкретной компании. К примеру,  Гарвардская школа бизнеса учит методологии разбора кейсов, что не имеет никакого отношения к исследовательскому процессу. 
 
Владимир Морыженков:
Мы с исследовательской экспедицией в этом году посетили 5 ведущих университетов мира, в том числе и Гарвардский университет. В Бизнес-школе там требуют, чтобы слушатели приходили на исследовательские семинары с глубокой предварительной самостоятельной подготовкой. Слушателей разделяют на группы, сажают друг против друга, объявляют тему и ставят задачу разгромить точку зрения противоположной группы. Мы провели подобные эксперименты у себя в магистратуре и получили интереснейший результат: теперь качество домашней подготовки настолько возросло, потому что каждый боится подвести свою команду. Репутация умного студента, отличника стала снова высоко цениться. А раньше наши слушатели как в MBA, так и в магистратуре ссылались на «загруженность на работе» и являлись неготовыми.

Модератор: Давайте переходить к следующей теме: критерии качества образования MBA, и кто сегодня должен его оценивать.
 
Владимир Морыженков:
Есть внутренняя и внешняя ответственность. Внешняя – это рынок, поскольку MBA -- рыночная среда. Сколько денег вы собрали от MBA – это и есть ключ к тому, сколько людей хотят к вам попасть, и готовы ли банки предоставлять кредиты на обучение. А внутренний оценщик – преподаватели и научные руководители. Больше никто не нужен.
 
Евгений Плужник:
Регулирования рублем мало! Обязательно должны быть и стандарты качества. Мы ведь знаем: когда все регулируется спросом, тут же растут маркетинговые бюджеты. Мне , например, очень импонирует идея РАБО создать саморегулируемую  организацию  в области бизнес-образования, чтобы стандарты в своих областях регулировали профессионалы и участники рынка. В строительной отрасли такой позитивный опыт уже есть, пора применить его у нас. 
 
Сергей Щенников:
Кто регулирует качество МВА? Прежде всего, сами учебные заведения. Впрочем, цели и образовательные модели у них могут быть разные, а отсюда и разные программы МВА. Второе – государство. Посредством лицензирования оно гарантирует определенный уровень условий, в которых реализуется программа МВА. Правда, со временем, думаю, государство должно отказаться от этой ответственности: жесткие стандарты всегда являются цепями в инновационном процессе, а без инноваций программа МВА умрет. Третье – образовательное сообщество. Здесь важны внутренние стандарты как гарантии для работодателя. Внешней оценкой качества является и аккредитация в международных ассоциациях (например, в АМБА аккредитованы 11 бизнес-школ, и это – также гарантия качества их дипломов). Из четырехсот выпускников нашей программы, получивших диплом по программе, имеющей все престижные аккредитации, менее 10 проявили интерес к российскому государственному диплому как второму документу. Возможна аккредитация работодателей (недавно мы прошли такую в Газпроме). Свое слово в этом плане могли бы сказать национальные ассоциации работодателей.  Но у нас пока они, скорее, являются «профсоюзом олигархов», а не регулятором качества рынка. Наконец, регулировать качество бизнес-образования должен клиент. Но для России характерно потребительское отношение к образованию. Люди полагают, что можно потреблять его как пищу: пришел, расслабился, сел, слушаешь и гарантированно что-то получаешь. Потребитель не всегда готов разделить с бизнес-школой ответственность за свое будущее. Между тем результат  образования зависит от их совместных усилий: чтобы что-то получить, нужно  работать. Отсюда -- дифференциация сегодняшнего рынка МВА. Кому-то приятнее идти в спокойную среду, где всегда гарантировано получение документа с тремя заветными буквами. А кто-то пойдет в бизнес-школу, где дадут конкурентоспособное образование, но неуспевающих отчисляют. 
 
Василий Солодков:
Разобрать, какие школы  готовят хорошо, потребителю сложно. Поэтому должны быть рейтинги. Причем, не в нынешнем виде, а объективные, хотя возможно ли это в нашей стране, сказать трудно. Отмечу попутно, что, если наша магистратура разделится на МА и MS, то программы МА хорошо лягут на бизнес-школы: прикладные исследования -- их прямая и непосредственная обязанность. А вот программа MS фундаментальная. А этого в бизнес-школе не надо. Да и потенциала нет. 
 
Наталья Киреева:
Действительно, качество программ МВА, оценивает рынок, и в первую очередь те, кто поступают в бизнес-школу. Обычно они интересуются: есть ли у школы международная аккредитация, и какова ее позиция в рейтинге. Аккредитация, на наш взгляд, надежнее. Рейтинги в зависимости от критериев, по которым проводится оценка, могут поставить школу как на первое место, так и на последнее. Что касается аккредитации, то для ее получения требуется серьезная подготовка. И уровень школ, получивших международную аккредитацию, действительно, выше.
 
Модератор: Мне кажется, пора внести ясность в вопрос о международной аккредитации программ бизнес-образования, уровне и месте ведущих ее организаций в мировой табели о рангах. Думаю, это может быть следующей темой круглого стола. 
 
Сергей Щенников:
Конечно, качественное образование, лучше всего определяет рынок. Да только рынка в чистом виде у нас нет. 
 
Дмитрий Жданов:
Потенциальный слушатель приходит к нам, проанализировав качество и стоимость. Но на первом месте стоят рекомендации тех, кто здесь отучился. 
 
Модератор: Клиент не может адекватно оценить качество сам. Должны быть внешние критерии и внешние гарантии качества. Это особенно важно в связи с отменой госаккредитации программ МВА.
 
Евгений Плужник:
Знаете, корпоративных потребителей и тех, кто приходят на короткие программы, интересует не аккредитация с сертификацией, а наличие реальных экспертов, методология и возможность адаптировать ее под нужды своей компании. А вот для потребителей, которые хотят получить степень и использовать ее для своего профессионального роста, важны и брэнд, и аккредитации, и участие в международных союзах. 
 
Модератор: А что нас ждет в будущем? Какие задачи стоят перед нами? 
 
Владимир Морыженков:
Главное – чтобы была реальная конкуренция. И еще: мы уже год ведем исследования, какой должна стать бизнес-школа будущего. И наши рекомендации таковы: школа должна выпускать людей, которые будут тратить на менеджмент не более 3-х часов в день. Остальное время надо использовать для программ личностного роста в интересах бизнеса и запросов общества.
 
Евгений Плужник:
Технологизация общества и ее темпы будут возрастать. Будет требоваться все больше профессиональных навыков и знаний. Мы, например, вводим в MBA курсы по математике. Будущая программа MBA будет наполнена больше heart skills, чем  soft skills. 
 
Василий  Солодков:
В условиях глобализации ряд программ МВА перейдет на английский язык.
 
Дмитрий Жданов:
Будет MBA, приближенный к магистратуре и Executive MBA для статусных людей.
 
Наталья Киреева:
Глобализация повысила уровень владения английским языком, а отсюда – больший спрос на англоязычные программы. Совместных программ МВА станет больше. , Так как пока 80% слушателей программ МВА приходятся на Москву и Петербург, то в скором будущем школы будут больше представлены в регионах. Будут развиваться специальные программы, в том числе DBA. Однако в связи с присоединением России к Болонскому процессу многое изменится (в частности, под вопросом сохранение нашей докторской степени). Поэтому сейчас Плехановский университет проводит исследования в этой области.
 
Сергей Щенников:
Сейчас рынок МВА поражен стрессом в связи с отменой государственного диплома. Что будет? На рынке MBA обострится конкуренция, в том числе недобросовестная, что мы уже ощущаем. И задача образовательного сообщества сделать конкуренцию добросовестной. Государственные магистерские дипломы дополнятся дипломами МВА. При этом рынок MBA сократится. Бизнес школы будут дифференцировать свои программы для разных клиентов.. Наше будущее – сетевые бизнес-школы. 
 
Модератор: Суммирую. MBA будет развиваться как отдельная программа. Отвечать за качество образования будут и клиенты, и бизнес-школы, и рынок - внешний и внутренний. MBA перейдет на английский язык и двинется в регионы. Будет возрастать прагматизм потребителя и его дифференциация. 

15:29

На правах рекламы.



Партнеры