Хроника событий Школьный стрелок, застреливший учителя, имел награду «Самородок земли Русской» Школьному стрелку придется возмещать моральный вред наравне с отцом Школьного стрелка признали невменяемым, вдова убитого им полицейского не будет обжаловать приговор Дело школьного стрелка: У специалистов Сергей спрашивал, сможет ли после больницы посещать тиры и стрельбища Прокурор потребовал отправить "школьного стрелка" на принудительное лечение

«То, что сейчас происходит в школах, — это кошмар»

Опытный московский педагог объясняет — почему

7 февраля 2014 в 17:30, просмотров: 58082

Случай в московской школе №263 чрезвычайно остро поставил вопрос: что же сегодня творится в учебных заведениях? Что идет не так? Дети стали слишком плохие и распущенные или же учителя чересчур строги? Обо всем об этом — в откровениях учителя высшей категории, педагога с 30-летним стажем из обычной московской школы.

«То, что сейчас происходит в школах, — это кошмар»
фото: Геннадий Черкасов

— Вы знаете, мне жалко этого мальчика, который стрелял, — с ходу заявляет педагог. — Мое мнение — и многие коллеги со мной солидарны! — то, что сейчас происходит в школах, из чего складывается учебный процесс, — это просто ужас и кошмар. Конечно, случилось в Отрадном страшное ЧП, вопиющий случай. Но дальше будет только хуже, подобное может повториться. Ибо на сегодня мы имеем ЕГЭ-нутых, извините меня за сленг, на всю голову детей и таких же учителей.

Наталья Сергеевна работает в самой обычной районной общеобразовательной школе. Такой же, где случилась трагедия.

— В отличие от взрослых, наши дети очень негативно отзываются об этом юном «стрелке». Некоторые даже подходили ко мне и извинялись за него. Сразу, разумеется, посыпались на школы проверки: прокурорская, милицейская, департаментская. Но толку-то от них? Все это выльется опять-таки в ворох отчетов и бумаг. Вчера, например, я как социальный педагог нашей школы уже с 15.30 до позднего вечера сидела на совещаниях. Принесла директору список, по которому надо собрать 21 справку. Но что это даст? За бумажной волокитой никто, абсолютно никто не обращает внимания на детей, учеников.

Наталья Сергеевна сегодня опасается, что после этого ЧП школьным охранникам выдадут автоматы и бронежилеты.

— У нас и до этого вполне могут додуматься. Посмотрите, каким образом со списыванием на экзаменах борются! Как будто наши дети — иностранные шпионы, не меньше. Кругом камеры, прослушка, «жучки», металлические рамки, полицейские. Всю жизнь на экзаменах ребятня пользовалась шпаргалками — в том числе и те чиновники, которые сегодня эти драконовские правила принимают; теперь, видите ли, это стало страшным преступлением!

Преподавательница попросила не называть ее настоящего имени.

— Меня за такие откровения просто уволят, — оправдывается она. — Я-то работу потерять не боюсь, тем более что вот уже 5 лет как пенсионерка, — учеников не на кого оставить. Молодые, квалифицированные профессионалы не приживаются в школах. Приходят — уходят, приходят — уходят... Понимаете ли, раньше работа учителя была творческой. А сейчас сплошная бюрократия — вот смотрите, для примера, что они напридумывали…

Наталья Сергеевна открывает свой ноутбук. Такой теперь есть у каждого учителя.

— У меня сегодня урок по обществознанию. Как только прозвенел звонок, я обязана открыть эту страничку (для каждого класса она своя) и заполнить порядка 3–5 граф: тема урока, тема урока в развернутом виде, кто отвечал, кто прогулял, что было и что будет задано на дом. Существует и обычный школьный журнал, который никто не отменял. Я сегодня встала в шесть утра и заранее все заполнила, хотя правилами это строго запрещено — заполнение идет исключительно онлайн, во время урока. Я, допустим, могу себе позволить такую «шалость» — работаю в этой школе 30 лет, ко мне вряд ли придираться станут. Но молодые учителя вряд ли рискнут вот так пойти против администрации школы. При этом урок как был 45 минут, так и остался. Как же за всей этой волокитой успеть с детьми пообщаться? Когда, скажите мне, посмотреть друг другу глаза в глаза? Классы сегодня в школах переполнены. Пусть даже педагог семи пядей во лбу будет, но 35 человек плюс компьютер... это нереально. Тот парень, учитель географии, которого сегодня похоронили, ему всего-то 30 лет было. Опыта, конечно, мало, а тут еще эта лавина бумаг...

— Но школьник-убийца сказал, что не собирался именно в него стрелять. Что просто он первым попался ему на пути.

— Явно, что ученик этот был не в себе в тот день. Этот выход агрессии, которую надо куда-то направить, закончился трагедией. Но вы посмотрите сейчас на старшеклассников! Они же как зомби. С этим ЕГЭ все просто помешались! Физически организм не выдерживает: начиная с февраля все «егэшники» начинают жутко болеть. Напряжение доходит до крайностей: ученик из нашей школы два года назад ослеп за месяц до окончания школы. Что же говорить про детскую психику, которая просто не выдерживает. Сначала этими ГИА всех пугают, потом сразу с 10-го — подготовка к ЕГЭ. А подготовка к ЕГЭ — это не та учеба, когда ребенок учится мыслить, рассуждать, высказывать свое личное мнение. Это тупая зубрежка. А она воспринимается куда тяжелее, чем творческая деятельность. Объем знаний школьники сейчас получают меньший, чем в советской школе, но освоить его им куда трудней. При этом дети не понимают, что это государственная программа им такие требования выдвигает. Для них главные раздражители — учителя, которые их мучают и требуют, требуют, требуют...

— А какая атмосфера внутри класса? Ребята дружат между собой? Школьные огоньки, КВНы, капустники — они еще живы?

— Знаете, такого вот теплого, бескорыстного общения, как было между одноклассниками еще 10 лет назад, уже нет. До 7–8-го класса детишки еще как-то непосредственно общаются. А потом — все. Начинается конкуренция между ними, которая опять же этими едиными экзаменами спровоцирована. Зайдите в любой класс и спросите, кто помимо школы занимается с репетиторами. Все руки поднимут. Многие старшеклассники даже с уроков раньше уходят, чтобы к репетиторам успеть. Когда им дружить-то?

— Разве школьной программы теперь не достаточно для поступления?

— Нет, не достаточно. Я, например, веду обществознание и историю. Ни один учебник не дает тех необходимых знаний, чтобы сдать единый экзамен на хорошую оценку. По русскому и математике и того хуже дела обстоят: предлагаются некие общие знания, столько-то часов на предмет — и все. Дети чувствуют, что не получают достаточного количества знаний, вот и психуют. И сами как могут крутятся. Родители пашут, чтобы репетиторов оплатить. А дети пашут, чтобы все эти осилить. А результат, увы, плачевный — у кого ни спроси, чем сегодня на уроках занимались, ответ один: не помню, не знаю. А учитель что делал? Да в компьютере сидел. Дети, получается, к ЕГЭ готовятся вне школы. Или уже сейчас начинают скидываться на ответы.

— В смысле, на ответы по ЕГЭ?

— Коррупция в этой сфере — вы себе и представить не можете. Два года назад мои подопечные принесли купленные где-то ЕГЭшные ответы и попросили помочь разобраться. Я возмутилась: как же так? Это же нарушение закона. И вообще, как можно в это верить, ведь это может быть просто обман. Короче, отказалась. Каково же было мое изумление, когда в день экзамена все сошлось! Такой глупой я себя не чувствовала никогда. Вот чему сегодня учит детей школа.

— А как к учителям относятся? Все эти видео, где издеваются над педагогами, фильмы — вот, например, «Географ глобус пропил»...

— Сейчас принято ругать детей, а я считаю, что во многом учитель сам виноват в плохом к себе отношении. Многие не знакомы ни с детской, ни с подростковой психологией. Знаю, многие учителя жалуются, что подчас боятся даже в класс зайти. Но негодяи и отморозки в школах были во все времена. Только раньше им не позволяли себя так вести и держали под контролем. Всем учительским коллективом! Собирали педсоветы, которые решали детские проблемы, обсуждали: «Что будем делать с Петровым? С Ивановым?» Сейчас же на педсоветах не детей обсуждают, а то, почему учительница литературы не заполнила электронный журнал. Вот вам и ответ.

Кстати, в №263 и психолог есть, и классная руководительница, которая — я где-то прочитала — говорит теперь, что «Сережа был замкнутым, необщительным». Почему же эта учительница не приняла никаких мер? Не поговорила с родителями, не отправила мальчика к психологу? Если он психически был нездоров, как многие теперь говорят, то тем более об этом прежде всего должно быть известно в школе. Я уверена, что на него в школе существует как минимум 2–3 психологические анкеты. То есть отчеты о проделанной работе есть. А толку нет.

— Состав учащихся в московских школах сегодня очень разношерстный по национальностям. Нет ли на этом фоне стычек?

— У нас — нет. Но опять же потому, что в нашей школе учительский коллектив возрастной и высокопрофессиональный. Педагоги умеют этот вопрос из коридоров и туалетов перенести в классы, в управляемое русло. Я в прошлом году выпустила 11-й класс. Несколько учеников было из мусульманских семей. На уроке по истории православия очень активный парень Вазген стал выкрикивать с места что-то про мусульманство. Я сразу ему поручила к следующему уроку подготовить соответствующий доклад. Другому ученику — про православие, третьему — про буддизм. Потом всем по «пятерке» поставила. Конфликт был исчерпан. А накануне выпускных экзаменов, когда мы решили с классом отправиться на экскурсию в Сергиев Посад, в лавру, великую православную святыню, наши «мусульмане» полным составом поехали. И не просто потусоваться. На экскурсии были самыми внимательными слушателями и даже к батюшке подошли на благословение.

— Но согласитесь, дети стали более раскованными, если не сказать распущенными. Курят не стесняясь, вступают в половые отношения и т.п.

— Каково общество, такие и дети. Распущенность — это касается всех и вся. Раньше в 60 лет — уже старушка, а сейчас в короткой юбке и накрашена. По телевизору показывают черт знает что. А потом от детей чего-то требуют. Сейчас, кстати, рожать школьницы меньше стали — научились правильно предохраняться. Однако, по своему опыту сужу, многое в современных сериалах про школу — неправда. Наоборот, хочу сказать, что современные школьники стали гораздо умнее, глубже; не верите — откройте экзаменационные вопросы по обществознанию. Там экономика, политология, юриспруденция на уровне первого-второго курсов вуза. И они все это тянут. И еще наши ребята очень рано взрослеют. Сейчас же каждая школа — воплощение живого капитализма. И дети с этим форматом прекрасно справляются.

С учительских форумов:

«К учителям сегодня относятся как к гувернерам, к прислуге. Наша задача не научить чему-то, а не разозлить детей, и особенно их родителей. Все старшеклассники знают телефон районных омбудсменов, куда можно пожаловаться. Результат: «двойку» поставил — пиши докладную, из класса выгнал — пиши объяснительную. Уже и просто одернуть ребенка стало страшно».

«У меня в классе есть один мальчик, папа у него богатый. Так этот парень, чуть что, угрожает мне судом. Я уже и родителей вызывала, и к директору все вместе ходили. Но что тут сделаешь, если и отец точно так же себя ведет. Один раз не выдержала и говорю — вон из класса, иди в свой суд. Ничего, присмирел».

«ЕГЭ — корень зла. Правда, не представляю, как его теперь ликвидировать. Дети такие нервные стали. Очень боятся провалить экзамен. Это раньше — пересдача, учителя все свои, «троечку» в крайнем случае поставят. А теперь — листок бумаги и ручка. И все».

«Сейчас обучение превратилось в натаскивание. Воспитательных моментов в учебе практически не стало. Эпоха тотального непрофессионализма. У нас половина учителей старшей школы — без высшего педагогического образования. Одна преподавательница, которая сейчас химию и математику ведет, вообще до этого секретарем у директора сидела. А теперь вот прошла курсы повышения квалификации — и вперед, в класс».

«Надо ЕГЭ отменять и вернуться к традиционным экзаменам. Я как специалист могу сказать, что в заданиях ЕГЭ по моему предмету ошибок больше, чем в ответах самих школьников. Более того, я не встречал ни одного варианта по ЕГЭ, где не было бы ошибки ни в одном задании!»

Стрельба в школе. Хроника событий


Партнеры