Мирный атом на службе здоровья

Российские ученые готовы потеснить иностранцев

27 апреля 2016 в 19:45, просмотров: 4144

Ядерная медицина — одно из самых перспективных направлений развития нашей промышленности. Сегодня с ее помощью можно проводить высокоточную диагностику заболеваний, а также лечить злокачественные опухоли и другие болезни. Если говорить о диагностике, то речь идет об обнаружении рака буквально на стадии нескольких клеток, когда его можно легко и безболезненно победить. С 2015 года радионуклидная диагностика и терапия включены в систему ОМС. И все же сегодня ядерная медицина в нашей стране значительно отстает по уровню развития от других стран. Однако поводы для оптимистического взгляда в будущее все же есть.

Мирный атом на службе здоровья
Фото: агентство «Москва»

До развала Советского Союза наша некогда огромная страна входила в список мировых лидеров по использованию мирных атомных технологий в медицине. Так, в СССР действовало 650 лабораторий радионуклидной диагностики, 20 отделений радионуклидной терапии на 2 тыс. активных коек. При этом львиная доля производимой у нас изотопной продукции (свыше 80%) у нас же и потреблялась.

Сегодня от былой роскоши остались редкие следы. И все же перспективы у отрасли колоссальные. По крайней мере, наши ученые уже сегодня готовы во многом опередить западных коллег.

Огромное внимание сегодня уделяется радионуклидной диагностике — это один из наиболее точных способов выявления онкологических и иных заболеваний. Он позволяет выявлять изменения органов и тканей практически на клеточном уровне, а значит, диагностировать патологию на самых ранних стадиях, что существенно экономит средства на лечение и повышает шансы на выздоровление. При этом стоимость радионуклидной диагностики, например, с использованием Тс-99m не превышает 3—4 тысячи рублей. В мире есть лишь 6 крупных производителей радиоизотопа Мо-99, который используется в производстве генераторов Тс-99m. Один из них — ГК «Росатом», в контуре которой сразу 2 предприятия (НИИАР, НИФХИ) занимаются выпуском этого изотопа. Однако это — далеко не единственный пример для вдохновения.

Ядерная медицина в последние годы стала одним из главных направлений Физико-энергетического института им. А.И. Лейпуновского (АО «ГНЦ РФ — ФЭИ), одного из предприятий Росатома. Уже сегодня Институт выпускает порядка 30 наименований радиоизотопной продукции: медтехнику, источники ионизирующих излучений и просто радиоактивные изотопы в виде сырья. Кроме того, сегодня здесь готовы наладить отечественное и полностью импортонезависимое опытно-промышленное производство микроисточников с йодом-125. Это направление ядерной медицины может стать одним из самых перспективных для нашей страны.

Итак, о чем идет речь? Инновационные микроисточники с радиоактивным изотопом йодом-125 необходимы для проведения низкодозовой брахитерапии — наиболее эффективного лечения ранних стадий рака предстательной железы. Ежегодно эту опухоль диагностируют у 30 тысяч мужчин в России; диагноз вышел на второе место среди самых распространенных онкологических заболеваний. Брахитерапия — малоинвазивная процедура, которую проводят под местной анестезией. В пораженный орган при помощи специальных игл и перфорированного шаблона вставляют микроисточники с йодом-125. Сегодня брахитерапией лечат и другие виды рака (гортани, языка, мочевого пузыря, молочной железы и пр.); ее рынок в Европе растет примерно по 2—3% в год, а в США это — каждая третья малоинвазивная операция. В 2000 году первую такую операцию провели и в России, микроисточники закупались в Германии. С тех пор брахитерапию ежегодно делали 2000 пациентам. Но из-за роста курсов валют ее проведение чуть не оказалось под вопросом. Спасло его своевременное импортозамещение.

У нас появилась достойная альтернатива немецким микроисточникам — теперь их производят в Обнинске из российского сырья, на российском оборудовании. И по собственной технологии. «В зависимости от размера опухоли требуется от 60 до 100 микроисточников. Они размером с рисовое зернышко (4,5 мм в длину и 1 мм в диаметре). И каждый такой немецкий изотоп стоит 100 евро, — рассказывает замдиректора АО «ГНЦ РФ — ФЭИ Николай Нерозин. — Минздрав выделяет на одну операцию 250 000 рублей. Их хватает на покупку 35 немецких микроисточников. Стоимость нашего изотопа — всего 2000 рублей. А показатели у наших изотопов и у немецких — идентичные».

Над созданием российских микроисточников йода-125 наши ученые работали почти 15 лет. Реализация проекта оказалась возможной благодаря сотрудничеству специалистов двух федеральных центров: АО «ГНЦ РФ-ФЭИ» и ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России. В этом году с использованием наших микроисточников в рамках клинических исследований проведено уже 36 операций в 3 ведущих российских клиниках. «Исследования показали, что наши микроисточники так же эффективны, как и немецкие, — продолжает Николай Нерозин. — Мы получили «добро» от медиков, собрали все документы и подали заявку на регистрацию нашей технологии в Росздрав, к июню должны получить разрешение на ее использование. Одна проблема: пока производительность у нас невысокая. Мы сможем выпускать всего 50 тысяч микроисточников в год — это около 600 операций. А врачи говорят, что с помощью брахитерапии можно лечить не меньше 10 тысяч пациентов в год. Но мы уже прорабатываем проект увеличения производства в 10 раз. Нам нужны автоматические линии. Пока же у нас полуавтоматический опытно-промышленный участок». И очень скоро благодаря российским ученым брахитерапию можно будет проводить по квотам на высокотехнологичную медицинскую помощь или в рамках общего медицинского

страхования.

Но если в этой ситуации можно вздохнуть, что, мол, наши разработчики лишь удачно «срисовали» то, что уже есть в мире, на это есть что возразить. У нас есть и уникальные разработки. Так, в России выпускают офтальмоаппликаторы для контактной лучевой терапии злокачественных новообразований органов зрения. Несмотря на то что потребность в этих офтальмоаппликаторах очень невысокая, врачи и пациенты их очень ждут. Речь идет об источниках с рутением-106, которые повторяют форму глазного яблока и используются для лечения различных опухолей глаза. Офтальмоаппликаторы с радиоактивным изотопом пришиваются к задней поверхности глаза и облучают пораженную раком область. Пока у нас выпускают 6 размеров офтальмоаппликаторов, однако прорабатыается проект на расширение размерной линейки. Особенно велика потребность в детских офтальмоаппликаторах — такая операция требуется порядка 600 детей в возрасте до 6 лет ежегодно. «Их себестоимость невысока, производить их не особенно выгодно, но они нужны людям. Врачи говорят, что российские аппликаторы лучше, хотя бы потому, что они вдвое легче импортных, и пациенту их гораздо комфортнее носить», — говорит Николай Нерозин.

К тому же ученые из ФЭИ разработали принципиально новый вид офтальмоаппликаторов — на основе стронция-90. Этот изотоп по сравнению с рутением более долгоживущий и более эффективный, в том числе и для других патологий глаза. За границей такие сейчас не производят — боятся работать с высокотоксичным стронцием. Поэтому другие страны готовы покупать такую продукцию у России. И проект по выпуску таких офтальмоаппликаторов 30 разных размеров уже на подходе.

Еще одна гордость российских ученых — генератор рения W-188/Re-188 для терапии онкологических заболеваний. Это аппарат весом 14—15 кг, позволяющий получать короткоживущие изотопы непосредственно в клинике. «Генератор рения — будущее ядерной медицины не только в России. Изотоп рений используется для лечения (все остальные изотопы — лишь для диагностики; они позволяют увидеть, какой орган поражен). Если к генератору рения подберут радиофармпрепараты, он будет крайне востребован. Пока еще официально зарегистрированных радиофармпрепаратов для генератора рения нет ни в одной стране мира. Но в России уже в этом году должны зарегистрировать первые два. Это препараты для лечения костных и суставных заболеваний — саркомы, артрозов, артритов и пр. Есть все шансы, что у нашей страны будет первый в мире терапевтический генератор — сейчас он находится на стадии регистрации в России; в Казахстане и Белоруссии также идет процесс регистрации. Это полностью отечественная разработка. Врачи уверены, что на основе рения можно создать огромное количество средств для лечения различных патологий человека — заболеваний печени, почек, воспалительных, онкологических болезней. Другие страны уже проявляют интерес к нашей разработке», — говорит Николай Нерозин.

Планы у обнинских атомщиков грандиозные. Например, сегодня есть огромная потребность в иттрии-90 — единственном в мире препарате для лечения рака печени. Он используется за рубежом, одна инъекция стоит 20 тысяч долларов. Однако в России уже идут предклинические исследования российского препарата, который, конечно, будет несравнимо дешевле. О прорыве российских ученых узнали за рубежом. Теперь обнинские препараты хотят использовать в Намибии, Никарагуа, Кубе. Мировой спрос на качественную и недорогую российскую продукцию колоссальный.

Однако эксперты считают, что ядерная медицина должна быть более широко представлена в российских стандартах диагностики и лечения, а также в квотах на высокотехнологическую медпомощь, что поможет ей стать более доступной для населения.





Партнеры