Склиф: без права на ошибку

Анзор ХУБУТИЯ, директор НИИ скорой помощи им. Н.В.Склифосовского, д.м.н., членкор РАМН, профессор, заслуженный врач России: «Склиф — это территория спасения. Самый тяжелый контингент пострадавших при массовых поражениях, как правило, направляется в клинику нашего института»

10 октября 2013 в 16:48, просмотров: 8434

Склиф — это уже не название института, это бренд. Там спасают самых безнадежных больных — об этом сегодня известно всем. Но известно также, что Склиф (этот Странноприимный дом) был первым в России медицинским учреждением, где неимущим бесплатно оказывалась медицинская помощь.

Склиф: без права на ошибку
фото: Геннадий Черкасов

Институту скорой помощи им. Н.В.Склифосовского исполнилось 90 лет. Возраст зрелый. И руководителю этого уникального медицинского учреждения есть что рассказать.

— Анзор Шалвович, вы не только руководите таким сложным, «горячим» учреждением, но еще и каждодневно оперируете — выполняете уникальные операции. Зная изнутри процесс помощи больным в вашем институте, пожалуйста, закончите фразу: Склиф — это...

— Склиф — это территория спасения, где уникальные специалисты оказывают все виды медицинской помощи, необходимые пострадавшим пациентам. В нашем многопрофильном научно-практическом учреждении все делается на научной основе. Достижения института во многом обусловлены деятельностью известных ученых, талантливых хирургов, повлиявших на развитие медицинской науки не только в нашей стране, но и за ее пределами. Наиболее яркий период истории института связан с выдающимся хирургом Сергеем Сергеевичем Юдиным, создавшим свою уникальную научную хирургическую школу. Более четверти века она определяла основные черты развития нашего учреждения. В стенах института работал ученый Сергей Сергеевич Брюхоненко, благодаря которому во многом стало возможным развитие сердечно-сосудистой хирургии. Он создал оригинальный аппарат искусственного кровообращения и разработал программу его осуществления на уровне мировых приоритетов.

— У вас работал и гениальный трансплантолог Демихов, который первым в мире пересадил вторую голову собаке. Сейчас о нем почему-то очень редко вспоминают...

— Да, Владимир Петрович Демихов в нашем институте более 25 лет возглавлял лабораторию трансплантации органов и первым в мире разработал методы пересадки жизненно важных органов в эксперименте. Еще в 40-х годах он пересадил легкие, сердце. Его мысли опережали мировую практику на 60 лет!

— Если заглянуть в предысторию вашего института, на этом месте, в этом здании (более 200 лет назад!) располагался Странноприимный дом, где бесплатно принимали самых бедных, неимущих больных. А сегодня к вам может попасть человек с улицы, не по «скорой»?

— Конечно. В целом и на машинах «скорой помощи», и самостоятельно в институт поступает в среднем 150–200 человек в день (всего более 50 тыс. больных и пострадавших за год). 35% больных госпитализируются в течение 1 часа после поступления в приемный покой, 65% — в течение 2 часов. Мы строго контролируем соблюдение этих стандартов. В течение этого времени с помощью высокотехнологичных методов диагностики, таких, как КТ, МРТ с контрастным усилением, ангиография, радиоизотопные исследования и др., пациентам ставится или уточняется клинический диагноз, затем они направляются в профильные отделения (гастроэнтерологическое, торакальное, травматология, операционная, реанимационный зал и т.д.). За год выполняется более 20 тыс. хирургических вмешательств.

Но сердце экстренной медицины — реанимационная служба. В институте, рассчитанном на 1000 коек, 120 из них (более 10%) — реанимационные. Такое соотношение является оптимальным для качественного и эффективного оказания неотложной медицинской помощи. В целом реанимационную помощь в процессе лечения получают около 50% всех госпитализируемых пациентов. При этом наиболее тяжелым больным такие экстренные мероприятия проводятся в отдельном реанимационном зале при центральном приемном отделении (есть шоковый зал на 9 коек).

фото: Геннадий Черкасов

В ночное время работает бригада врачей во главе с ответственным хирургом, которая насчитывает 75 врачей 27 специальностей. Круглосуточно работают 16 операционных. Организована служба выездных бригад, которые дают в год более 4000 консультаций и выполняют более 1000 операций на выезде.

— Анзор Шалвович, сейчас у всех на устах клеточные технологии — био- и регенеративная медицина... Вашему коллективу удалось перейти от слов к делу?

— Самым важным для нашего института считаю все же неотложную медицинскую и экстренную хирургическую помощь больным. В институте ежедневно круглосуточно дежурят врачи по 27 специальностям. И если больной попал в Склиф, он получает весь комплекс лечебных и диагностических процедур, которые необходимы при его заболевании. Но... Без современного оборудования, без точной диагностики со многими заболеваниями было бы трудно справиться.

А что касается клеточных технологий — они в институте идут большими шагами. Есть научная лаборатория, в которой работают более 150 человек, очень серьезно занимаются изучением клеточных технологий.

— На практике удается что-то применять из наработанного?

— Уже сделаны несколько попыток создания биологических тканей, и мы их используем при лечении ожогов у пострадавших. При большой площади и глубине поражения, буквально до кости, спасти пациента бывает проблематично. Здесь большая проблема — добиться восстановления ткани. И в этом направлении мы работаем с клеточными технологиями. Я уверен: в них будущее медицины, к которому мы придем. Но надо признаться, что у нас, как и во всей России, в этом направлении делаются еще только первые шаги. Например, мы занимаемся стимуляцией и регенерацией тканей с применением клеток. Всю эту работу выполняем вместе с кафедрой «Физика живых систем» (я ее возглавляю) Московского физико-технического института.

Ведь в Склиф поступают тяжелейшие больные после автоаварий, взрывов, пожаров, с разрывами кишечника, множественными сочетанными переломами, ожогами… Недавний случай: из Подольска после автоаварии к нам привезли 5 пострадавших — все в крайне тяжелом состоянии, у одной сложнейшая черепно-мозговая травма, у другой — перелом костей таза и голеней. Все травмы комбинированные и сочетанные, а это самые тяжелые больные. Но нам всех пятерых удалось спасти, и они уже выписаны домой.

Основной контингент наших пациентов — люди с травмами, хирургическими и сердечно-сосудистыми заболеваниями; также поступает много пациентов с нейрохирургической патологией и острыми отравлениями. Но в последнее время стало все больше поступать больных с огнестрельными ранениями — я даже не знаю, с чем это связано. Наш институт пребывает в постоянной готовности. Если случается какое-то ЧП, то руководители отделений и хирурги настолько привыкли быть на месте, что мы даже не обзваниваем их. Узнав о ЧП по телевизору или радио, все как один оказываются на рабочих местах. И никто не поднимает вопрос о дополнительной оплате.

— В одном из интервью «МК» вы говорили, что по программе модернизации здравоохранения вашему институту выделено около миллиарда рублей! Как это повлияло на качество лечения пациентов?

— Мощнейшая модернизация, проведенная в нашем институте в последние годы, без преувеличения, значительно продвинула нас вперед. Обновлена вся сложная медицинская техника, что позволило ускорить диагностику заболеваний у поступающих тяжелых пациентов. Считаю: залог успеха в медицине — именно в правильном установлении диагноза и вовремя начатом лечении. Без денег на современные рельсы клинику не поставишь. Выделенные нашему институту финансы позволили закупить новые компьютерный и ядерно-магнитный томографы, другое оборудование. Теперь у нас есть установка радиохирургического лечения для нейрохирургии — гамма-нож. У некоторых пациентов диагностируют опухоли мозга, которые невозможно оперировать стандартными методами. Только с помощью гамма-ножа их можно удалять. В руках высококвалифицированного специалиста он становится инструментом спасения жизни обреченных больных.

Долгое время в России медицинская техника отставала от медицинской науки. Сегодня многое изменилось. Практически все передовые технологии, которые разработаны за рубежом, мы имеем у себя. В институте благодаря современной аппаратуре и применению новых технологий стало возможным проведение сложных малоинвазивных видеолапароскопических и видеоэндоскопических операций. Все это помогает быстрее вылечивать больных и вводить их в строй, сокращать время социальной реабилитации пациентов.

 

фото: Геннадий Черкасов

— Года два назад в Склифе открыт уникальный Музей истории института и развития скорой медицинской помощи в стране. Какой в нем главный экспонат, на ваш взгляд?

— Главным экспонатом в нашем музее я считаю сам Странноприимный дом, построенный на пожертвования графа Шереметева. Сегодня мы говорим о 90-летнем юбилее Склифа, но история больницы началась значительно раньше — с 1810 года, когда и была введена в строй эта больница для немощных и бедных пациентов, которые уже в то время получали лечение бесплатно.

Все 90 лет своего существования институт считает себя правопреемником Странноприимного дома и старается не только продолжать, но и развивать завещанные нам традиции милосердия и благотворительности. В институте круглосуточно оказывается безвозмездная общедоступная высококвалифицированная неотложная медицинская помощь жителям и гостям г. Москвы. За последние годы не одно печальное событие, касающееся крупных аварий и техногенных катастроф, не обошло стороной Институт им. Н.В.Склифосовского. Самый тяжелый контингент пострадавших при массовых поражениях, как правило, направляется в клинику нашего института. Сотрудники своим самоотверженным трудом делают все возможное и невозможное, чтобы вернуть им жизнь и здоровье.

— Анзор Шалвович, вопрос немного «не по теме»: вы часто говорите о здоровом образе жизни, ненавидите пьянство. А сами ведете здоровый образ жизни?

— Это слишком широкое понятие. Лично я никогда не знаю, когда закончится мой рабочий день. Я в основном трансплантолог, операции мои, как правило, бывают ночью. Но каждое утро встаю в 4.40, а в 6 утра уже на работе. Не курю. Редко выпиваю в хорошей компании. Немного занимаюсь на тренажерах, но каждый день.

ИСТОРИЯ УЧИТ...

В апреле 1803 года граф Николай Петрович Шереметев представил на утверждение императору Александру I положение, штаты и суммы благотворительных средств, отпускаемых им на создание Странноприимного дома. В доме планировалось разместить богадельню на 100 человек и больницу на 50 коек для бесплатного лечения бедных. Это был пример частной благотворительности, стоящей на одном уровне с благотворительностью общественной. Однако открылся этот дом уже после смерти графа — в 1810 году. Тот облик здания, который мы видим сегодня, придал ему известный архитектор того времени Дж. Кваренги. На средства Н.П.Шереметева и его наследников Странноприимный дом просуществовал до революции 1917 года.

Это величественное подковообразное здание с колоннами, расположенное на Сухаревской площади, теперь хорошо известно как Институт скорой помощи имени Н.В.Склифосовского, где всем нуждающимся и днем, и ночью оказывается срочная медицинская помощь. Он создан на базе Шереметевской больницы приказом Московского отдела здравоохранения в 1923 году. Сегодня НИИ СП им. Н.В.Склифосовского является крупнейшим в Европе многопрофильным скоропомощным научным центром, работающим на принципах бесплатности и общедоступности. По заданию РАМН институт координирует также научные исследования по проблеме скорой медицинской помощи, проводимые в РФ.

Коллектив «МК» поздравляет сотрудников Института скорой помощи им. Н.В.Склифосовского с юбилеем.

Так держать!



Партнеры