“Беглец” у барьера

20 января 2001 в 00:00, просмотров: 260

Первое заседание суда по делу Бородина не стало последним. Ночь Бородин провел в отдельной камере, а разноязычные журналисты к 11.30 утра заняли выигрышные позиции при парадном входе. Но главного героя завезли в здание суда на машине.

И мы стали ждать адвоката. Раймонд Левитес прибыл по-английски, минута в минуту, и, попыхивая трубкой, сообщил, что нанят Правительством России, будет требовать немедленного и безусловного освобождения своего клиента, а после заседания даст пресс-конференцию. Сдаем диктофоны, телефоны, фотоаппараты и безоружными входим в зал, где судья Виктор Похорельски минут за 10—15 должен решить совсем не пустяковые проблемы: этапировать ли “беглеца” (так называется Павел Бородин в судебном документе, который продается за 2 доллара тут же, в здании суда) в Швейцарию, а если нет, то где его содержать — в камере или на воле под гарантии о невыезде?

Вместо плановых 11.30 судью мы увидели лишь в начале четвертого. В зале не аншлаг, но зрителей хватает. Есть и весьма приметные: широко представлено ФБР крепкими ребятами из отдела по борьбе с евразийской преступностью. Среди них — Майкл Маккол, прославившийся тем, что брал популярного в Америке Иванькова — Япончика. Здесь же и рыжеволосый прокурор Кэмп Бэл, отправивший Япончика на долгие годы в американскую тюрьму.

— Вы брали Бородина? — спрашиваю у ребят из отдела ФБР, который в народе зовут “русским”.
— Мы, — не скрывают те. — Но по просьбе Швейцарии. У нас к нему претензий нет.
— А кто вам сообщил о его прилете в Америку?
— Не скажем!
— А могут вашего подзащитного освободить сегодня под залог? — переключаюсь на элегантного адвоката.
— По делам об экстрадиции такое случается крайне редко, — дипломатично отвечает г-н Левитес.

В зал Бородин входит без наручников. Начинается чисто американское кино, как в бесчисленных сериалах, штампуемых Голливудом: судья напоминает арестованному, что тот имеет полное право не делать никаких заявлений, которые могут обернуться против него.

Главная игра начнется позже, и обе стороны это понимают. Бородину не позавидуешь, но и судье тоже: дело шумное, чужое, арестант — не бомж безродный, за ним большая страна и большая политика, которую судьи в Америке не любят. А Павел Бородин начинает самооборону именно с нее. Но опытный адвокат договорить ему не дает: замысловатая русская “грязная политика” — не самый короткий путь из КПЗ. И бросает на стол козырную, по его мнению, карту: письмо Генпрокуратуры о том, что в России, как и в Америке, претензий к Павлу Бородину правоохранительные органы не имеют, а его коррупционное дело закрыто. И просит учесть серьезный государственный ранг стоящего перед судьей человека. А также “честное посольское” Юрия Ушакова, что Бородин, живя на территории российского консульства в Нью-Йорке, будет исправно являться в суд. Плюс Бородин согласен носить электронный “браслет слежения”. Все это друзья и семья обвиняемого готовы подкрепить залогом в несколько сот тысяч долларов.

Адвокат — крепкий орешек, но и судья не лыком шит: мол, торг, конечно, уместен, однако раз уж г-н Бородин — человек государственный, ему, судье, надо посоветоваться.

С кем намерен советоваться судья — пока вопрос без ответа.

Финита! На все про все хватило 26 минут.

Бородин отбывает в камеру, переговорив на дорогу с генконсулом России в Нью-Йорке. Консул позже сказал журналистам, что решение судьи Павел Бородин воспринял абсолютно спокойно, поскольку уверен, что совесть его чиста, и он в любой момент готов вылететь в Швейцарию, о чем не раз швейцарцам говорил. Но только без наручников и прочего фарса.

Прокофьев говорит, что претензий к американской стороне — никаких: все было корректно, российские представители понимают, что, если между странами есть договор об экстрадиции, он должен выполняться.

— Говорят, ваш президент никогда не сдает друзей, — говорит мне американский коллега.
— Говорят, — отвечаю я.
— Он в своей книге рассказывает, что мистер Бородин приложил усилия, чтобы забрать Путина из Петербурга в Москву, и тем самым продвинул его, — давит он. И я понимаю, американский коллега пытается угадать, заступится ли Путин за Бородина. И тогда Путин с Бушем столкнутся лбами?



Партнеры