Выстрел в спину

Зачем хотят развалить дело Анны Политковской?

19 сентября 2007 в 19:56, просмотров: 1300

Для журналистов “МК” дело Политковской важно почти так же, как для журналистов “Новой газеты”.

Ведь первым демонстративно убитым журналистом стал Дима Холодов. И если честно, то своей смертью, тем резонансом, который она вызвала, он спас многих коллег. Но после долгих лет следствия виновные так и не были названы. Нашлись силы, не давшие восторжествовать справедливости. И тем самым плюнули в лицо не только редакции “МК”, но всем людям моей профессии. Когда убили Политковскую, страстно хотелось, чтобы нашли убийц, не только по профессиональным соображениям. Женщину убили нагло, цинично, еще и прячась по какой-то упрощенной звериной хитрости за день рождения Путина. Если “не достать” и в этот раз, то на какую безопасность вообще можно рассчитывать? На какой закон, справедливость?..

Это было так очевидно, что, казалось, в этот раз государство упрется, палачей найдут, и в суде уже не будет никаких неожиданностей.

Но “неожиданности” появились задолго до суда. Как только выяснилось, что следственная группа продвинулась достаточно далеко, дело начали целенаправленно разваливать. И, насколько можно судить “снаружи”, делают это коллеги следователей из других правоохранительных органов.

Вспомним хронологию событий. Выступая на пресс-конференции, Юрий Чайка не назвал фамилий подозреваемых в убийстве Политковской. Он назвал только их количество, сообщив, что среди арестованных есть сотрудники милиции и офицер ФСБ. Фамилии не назывались по ясным причинам: не помешать следствию.

Однако их тут же назвал пресс-секретарь Московского суда. Фамилию подполковника Рягузова в тот же день, когда Чайка провел свою пресс-конференцию, назвал руководитель Управления собственной безопасности ФСБ Купряжкин. Зачем? Пусть это и было сделано без злого умысла, но ведь невероятно затруднило работу прокуроров.

А вот действия, которые произошли буквально через день, уже трудно назвать просто “наивными”. До журналистов тут же донесли, что двое из подозреваемых отпущены на свободу. Как потом выяснилось, один из младших следователей выпустил арестованных, не поставив в известность никого из руководителей следственной группы. Спрятавшись за свой статус независимого субъекта следствия, несмотря на имеющуюся санкцию суда, он посчитал, будто прокурор и все остальные начальники ему не указ. Сталкиваться с подобной смелостью рядовых сотрудников прокуратуры, особенно после пресс-конференции генпрокурора, лично мне не приходилось. Да и в самой прокуратуре это тоже вызвало шок. Слово “предательство” было произнесено моими собеседниками как одно из объяснений произошедшего.

Но тогда возникает следующий вопрос: в подобной острой, публичной, опасной для карьеры ситуации что могло стать причиной предательства? Вряд ли, например, деньги. Скорее, приказ из другого уважаемого ведомства.

Особенно если “младший следователь” был связан с “соседями” неформально. Попросили своего агента помочь, гарантировали безопасность — в такой сценарий поверить легче.

А неизбежное за этим усиление следственной группы можно представить как ее разгон из-за плохо проведенной работы. И транслировать это на огромную аудиторию. Что и было сделано.

Журналистам также на блюдечке была преподнесена информация, будто один из арестованных не мог принимать участия в деле Политковской, т.к. находился в тот момент в тюрьме по другому делу — он подкинул наркотики в карман задержанному. Так это или не так — пойди разберись. Однако специально подобранная информация отправилась по редакциям залпом.

Тут же начинается отдельный сюжет вокруг подполковника ФСБ Рягузова. Московский окружной военный суд — тот самый, в котором несколько раз оправдали обвиненных в убийстве Холодова офицеров разведки десантных войск, — дважды не соглашается с арестом контрразведчика, который подозревается как один из организаторов покушения на Политковскую. Аргументы, которые безотказно действуют на суд, когда речь идет о любом бизнесмене, — наличие загранпаспорта, возможность скрыться от следствия или повлиять на свидетелей — на этот раз почему-то вообще не действуют. По мнению МОВС, офицера ФСБ надо отпустить на свободу. И это при огромном общественном резонансе вокруг дела, после заявлений нескольких высоких официальных лиц и т.д. и т.п. Можно только диву даваться независимости Московского окружного военного суда и его невероятной решимости побороться со следствием.

К тому же, как нам стало известно из достоверных источников, до настоящего времени, несмотря на громкое заявление генерала Купряжкина, ФСБ до сих пор не передала в Генпрокуратуру оперативные материалы, касающиеся предполагаемой преступной деятельности Рягузова.

Тем не менее Рягузов на свободу не выходит. Видимо, следователи считают его одной из ключевых фигур в подготовке убийства. Его освобождение ознаменовало бы фактический развал дела. Поэтому Рягузову, задержанному по другим составам, срочно инкриминируют именно убийство Политковской. Это, конечно, заставляет следственную бригаду изменить всю тактику расследования. Торопиться. Засветить свои козыри раньше, чем предполагалось. Но другого выхода нет — окружной военный суд, настолько неожиданно и решительно выступивший за права обвиненного офицера ФСБ, не оставил прокуратуре другой возможности.

Почему именно с Рягузовым связано такое противостояние?

Один ответ кажется логичным: возможно, он действительно один из ключевых фигурантов дела, и, если его вывести из-под удара, оно может развалиться (и, соответственно, наоборот). Есть и вторая “идеологическая” составляющая. У нас практически не осуждают действующих офицеров ФСБ. Если пахнет жареным, то предпочитают судить военных пенсионеров. Иначе говоря, когда сотрудника госбезопасности обвиняют в уголовщине, его обязывают выйти в отставку. По данным “МК”, Рягузов не только не вышел в отставку, но категорически отказался это сделать. А ведь дело тут, похоже, не только в убийстве Политковской. Даже по составу обвиняемых понятно: в подготовке зверского убийства принимали участие сотрудники оперативных управлений ГУВД Москвы. Они вели слежку на служебном транспорте, использовали технические возможности для прослушки, “пробивали” информацию по официальным каналам. То есть выполняли приказы преступного мира за деньги.

Но если для этих “оборотней” Политковская была только заказом, то следующий вопрос: а сколько заказов они вообще выполнили? Вдруг не один и не два? Тогда показания Рягузова могут “утопить” огромное количество начальников в погонах. И после пресс-конференции Чайки те не могут этого не понимать. И “крутая” (дерзкая, как говорят юристы) позиция Рягузова может быть для них хорошим стимулом: надо вытащить его, а то всем крышка.

А о степени нежелания публичных скандалов можно судить хотя бы по такому примеру. Как утверждает один из источников “МК”, по приказу предполагаемого участника преступной группы было совершено нападение на жену одного из милицейских руководителей, когда тот отказался брать деньги за другой заказ. Ей разрезали пах “розочкой” от бутылки. И после этого дело было замято! Представьте, кто же тогда на самом деле являлся милицейским начальником — формальный исполняющий обязанности или преступный посредник?

Сейчас, пока следствие не закончено, пока его еще можно остановить, это последний шанс, последний отсчет для неизвестного количества “оборотней”, которые выполняли преступные заказы. Если же в ходе дела вся грязь о левых приработках сотрудников МВД и ФСБ всплывет, то, может быть, по примеру Дзержинского в прямом смысле придется заколачивать целые чекистские подразделения. Из-за полного их перерождения.

Представляется, что именно поэтому “соседи” Генпрокуратуры столь явно разваливают дело.

Ну и, конечно, никуда не уходит и другой вопрос: почему они не боятся это делать так открыто? Ведь убийство Анны Политковской абсолютно сознательно было назначено на день рождения президента. А грязные уголовники пытались прикрыться политикой и Путиным как щитом. Никому дело Политковской не принесло столько незаслуженных пощечин, как ВВП. И никто, пожалуй, кроме родных убитой и ее коллег, не заинтересован в раскрытии дела, как он. Тем более что каждый год именно в его праздник будут вспоминать о страшной смерти журналистки…

И тем не менее, несмотря на кажущуюся безграничной власть Путина, люди в погонах, “слуги государевы” не боятся, по сути, играть против президента. В чем причина?

К сожалению, и в том, что чувствуют себя абсолютно безнаказанными. Никто не ответил за убийство Дмитрия Холодова. В деле “Трех китов” посадили только “гражданских”. Их высокопоставленных покровителей в силовых структурах, по сути, вывели из-под удара. За непрофессионализм и беспомощность в Беслане тоже никто не ответил. Дело Дисконт-банка, который, по догадкам прессы, “крышевали” силовики, имевшее вроде бы хорошие перспективы, закрыто…

Так почему же сейчас они должны отнести голову на плаху? Они хотят остаться безнаказанными и в этот раз.

Ведь они, по сути, находятся у власти и уходить не собираются. Судя по общению с некоторыми из этих высокопоставленных “слуг государевых”, они уверены: не они должны Путину, а Путин им. Так что пусть потерпит!

Но если все будет так же, как после убийства Холодова; если нелюди уйдут и на этот раз, то все будет выглядеть еще ужаснее. Ведь это окончательно разрушит надежду хоть на какое-то торжество закона в нашей стране.

Одним всегда будет как бы позволено убивать других. А с таким дефектом построить хоть сколько-нибудь путное государство просто невозможно.



Партнеры