То ли болен, то ли неволя

В истории с Алексаняном никто не говорит правды?

1 февраля 2008 в 19:02, просмотров: 1675

“Доводы защиты о необходимости помещения Алексаняна в стационар специального типа не соответствуют действительности”, — огласила решение судья. По ее мнению, в инфекционном отделении СИЗО, куда помещен Алексанян, есть все возможности для лечения. Однако он категорически отказывается от обследования в этих условиях. В результате судья не имеет документов, подтверждающих наличие у него онкологического заболевания.
Наличие СПИДа у Алексаняна подтвердил прокурор, так что на этот счет у судьи сомнений нет. А вот все остальное еще надо доказать.

Между тем и сам Алексанян, и его адвокат утверждают, что у него не только СПИД, но и рак лимфатических желез. Судя по тому, как неподдельно изумился Алексанян, услышав, что у судьи нет соответствующих документов, — такие документы, видимо, все-таки где-то существуют. Или существовали.

Однако непонятно, откуда эти документы взялись, если подследственный, по словам судьи, категорически отказывается от обследования в СИЗО. Откуда тогда известно, что у него рак?

Определенно, кто-то здесь говорит неправду. Либо судья, утверждающая, что Алексанян отказывается от обследования, либо Алексанян, утверждающий, что у него рак.

Что надо сделать, чтобы прояснить ситуацию? Надо получить мнение независимых экспертов. Позвать к Алексаняну на консилиум врачей из нескольких онкологических центров, чтобы они поставили диагноз. Пригласить в СИЗО специалистов по СПИДу, которые могли бы объективно сказать, есть там условия для его лечения или нет.

Это единственный путь разрешения конфликта в глазах общества, которое начинает испытывать к подсудимому жалость и возмущаться жестокостью суда. Однако в нашей стране этот единственно разумный путь совершенно исключен.

Правозащитник Валерий Абрамкин, глава Центра содействия реформы уголовного правосудия, сказал в интервью “МК”, что для гражданского контроля СИЗО закрыты наглухо.

“Комиссия по правам человека города Москвы, — рассказал Абрамкин, — с августа 2006 года пытается попасть в московские СИЗО. В январе прошлого года мы говорили об этом с президентом Путиным. Он был очень удивлен. Дал распоряжение министру юстиции. Мы встречались с Устиновым, он дал приказ решить этот вопрос. Это было в марте прошлого года. И — ничего. Комиссия до сих пор не побывала ни в одном СИЗО”.

Ситуация вокруг смертельно больного Алексаняна тем временем развивается по законам драматического жанра. Федеральная служба исполнения наказаний заявила, что подаст в суд иск о защите чести и достоинства на его адвоката, чьи высказывания “дискредитируют нашу службу”.

Ходорковский объявил голодовку в поддержку друга. Платон Лебедев согласился “признать все” в обмен на помещение Алексаняна в клинику, но Алексанян сказал, что признавать нечего, он ни в чем не виновен.

Глава Совета при Президенте РФ по правам человека Элла Памфилова заявила, что происходящее “просто чудовищно”. Она надеется, что Верховный суд и Генпрокуратура вспомнят о принципах “гуманизма и милосердия”. А лидер “Яблока” Григорий Явлинский призвал “немедленно прекратить издевательство над Алексаняном”, потому что нельзя так обращаться с людьми, даже если они под следствием.

Процесс над Алексаняном по существу назначен на 5 февраля, дело будет рассматриваться в открытом режиме.



Партнеры