Падение вертолета расследуют без охоты

Следствие не рассматривает версию со стрельбой по баранам из Красной книги

13 января 2009 в 18:17, просмотров: 2107

В Республике Алтай с места крушения вертолета “Ми-171” с вип-пассажирами на борту эксперты привезли не только самописцы. В республиканскую прокуратуру доставлен охотничий трофей — 200–килограммовый архар, или аргали, — подвид алтайского барана, занесенный в Красную книгу. Как удалось выяснить “МК”, в ущелье Уландрык, где рухнул вертолет, были обнаружены тела еще трех “краснокнижных” животных. А значит, предварительная версия катастрофы не подтверждается.

Официально ни одна из фирм, которые организовывают охоту в Горном Алтае, не вправе предлагать своим клиентам экстремальный отстрел животных с воздуха. Но это официально. 

— Стрельба с вертолета согласно летной инструкции строго запрещена, — рассказывает местный охотник с 30-летним стажем Юрий Галкин. — Гильза может отлететь в турбину машины или повредить какой-нибудь другой механизм вертолета. Лишь в 50-х годах специально обученным инструкторам выдавали лицензию на отстрел волков с небольших вертолетов. Но разрешена она была преимущественно в степях Калмыкии и Казахстана, а также в тундре. 

Эксперты ныне уверены, что трагедия с “Ми-171” могла произойти из-за того, что пассажиры вертолета решили поохотиться на горных баранов прямо с воздуха. Одно животное якобы даже подстрелили с воздуха, после чего команде последовало распоряжение снизиться так, чтобы подобрать тушу. Во время маневра вертолет “крутануло”, и он задел винтом, расположенным на хвосте, поверхность горы. Машина потеряла управление и упала в ущелье. При этом часть пассажиров, находившихся у открытого люка, выпала. В пользу этой версии говорит и характер основных травм погибших пассажиров. 

Однако в Следственном комитете, похоже, такую версию даже не хотят рассматривать.

— Такой версии нет, — убеждает “МК” референт отдела процессуального контроля и взаимодействия со СМИ Западно-Сибирского следственного управления на транспорте Татьяна Дубенюк. — Следственная группа побывала на месте гибели вертолета, произвела первоначальный осмотр и выдвинула четыре версии — человеческий фактор, отказ двигателя, плохие погодные условия, некачественное топливо. 

Между тем уже завершились лабораторные исследования топлива, которым был заправлен “Ми-171”. По заключению специалистов лаборатории ГСМ Барнаульского аэропорта, качество самолетного топлива (ТС-1) соответствует стандартам. Два бортовых самописца, обнаруженные на месте катастрофы вертолета, уже переданы в распоряжение членов комиссии Международного авиационного комитета. Ждут результатов и от экспертов, которые обследовали тела погибших.

* * *

Как спасатели МЧС искали вертолет “Ми-171”, упавший в горах вместе с высокопоставленными чиновниками? На вопросы читателей в режиме онлайн в редакции “МК” во вторник ответил заместитель министра РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, генерал-полковник внутренней службы Александр Чуприян.

— Александр Петрович, сколько спасателей было задействовано в поисках вертолета “Ми-171”, рухнувшего на Алтае?

— Была создана достаточно большая группировка — 236 человек, 35 единиц техники, в том числе 13 авиационных. Налетали более 40 часов. Кроме этого было подключено местное население, охотники, благодаря чему нашлись свидетели. Во вторник утром спасатели вылетели из зоны трагедии.

— Как долго могли продолжаться поисковые работы, если бы место трагедии не указал выживший пилот?

— Не могу утверждать, что сотрудники МЧС нашли бы вертолет через час после того, как подоспел выживший пилот, но полагаю, что эти, третьи, сутки были наши. Потому что были брошены большие силы, и круг поиска сужался. Хотя горный рельеф, ущелье — все это создает дополнительные сложности. Такую местность пешком пройти практически невозможно. Были группы, которые работали на земле, но главная роль все-таки отводилась авиации. Вертолетами МЧС и были забраны раненые.

— Почему спасатели не видели сигналов о помощи, которые подавали выжившие пассажиры?

— То, что спасатели МЧС не получили сигнала о помощи, существенно осложнило поиски. Почему-то не сработал сигнал радиобуя на рухнувшем вертолете. Здесь возникает вопрос о надежности этого оборудования. На мой взгляд, надзорный орган в авиации должен провести анализ их применения и использования.

* * *

Похороны председателя республиканского комитета по охране, использованию и воспроизводству объектов животного мира Виктора Каймина, руководителя ансамбля “Ярманка” Василия Вялкова и командира Горно-Алтайского летного отряда Владимира Пидопригоры назначены уже на сегодня, 14 января.

Командира экипажа Алексея Банядина и бортмеханика Александра Вертей похоронят в Новосибирске, где проживают их семьи. Авиакомпания “Газпромавиа”, которой принадлежал вертолет, обещает семьям погибших членов экипажа помочь с организацией похорон. Кроме того, им обещаны материальные компенсации — как от авиакомпании, так и от правительства Республики Алтай.

“Панихида по Сергею Левишину, погибшему в авиакатастрофе на Алтае, состоится 15 января в 12.00 в ритуальном зале Центральной клинической больницы. Похоронен чиновник будет на Троекуровском кладбище”, — сообщил “МК” Олег Мельников — сотрудник управления международного сотрудничества аппарата Госдумы, где в последнее время работал погибший.



Партнеры