Дмитрий Виноградов: экстремист или сумасшедший

Сегодня на прениях гособвинитель попросит наказание для «русского Брейвика»

5 сентября 2013 в 09:14, просмотров: 3971

Судебный процесс по делу 30-летнего юриста аптечной сети «Ригла» Дмитрия Виноградова, в ноябре прошлого года расстрелявшего семерых коллег по работе, подходит к финальной стадии. Основные доказательства представлены, впереди – прения, на которых прокурор озвучит свою позицию по поводу наказания. 

Дмитрий Виноградов: экстремист или сумасшедший
фото: Наталия Губернаторова
Дмитрий Виноградов

По всей видимости, гособвинитель потребует для Виноградова пожизненного лишения свободы. Такую санкцию предусматривает ч. 2 ст. 105 (убийство двух и более лиц). Кроме того, Виноградова обвиняют в публичных призывах к экстремистской деятельности – накануне бойни он разметил на своей странице в соцсети «Манифест», в котором заявил о ненависти к человечеству, назвав его «генетическим мусором».

Но действительно ли «русский Брейвик» заслуживает высшей меры или он все-таки психически болен? Сомнения во вменяемости Виноградова не раз посещали участников процесса. Потерянный взгляд, нервное перебирание пальцами, односложные ответы на вопросы – казалось, что подсудимый испытывает непреодолимое душевное волнение, граничащее с безумием. На этом фоне вполне правдоподобно прозвучали слова психиатра, выступившего на стороне защиты, который предположил, что Виноградов болен шизофренией, а его «Манифест» - не более чем клинический бред.

Эту же мысль попыталась донести до суда и мать убийцы – Елена Виноградова. Но увы – своим рассказом женщина невольно подтвердила обратное. Оказалось, что на учете в психоневрологическом диспансере «Брейвик» не стоял, а всего лишь один раз посетил знакомого психиатра. Тот диагностировал у него депрессию и назначил схему лечения: антидепрессанты плюс успокоительные. Кстати, по статистике едва ли не каждый пятый житель мегаполиса страдает от этого недуга. Причины – стресс, плохая экология, многокилометровые пробки. А уж если добавляются личные проблемы – развод, расставание, смерть близкого… Получается, все, кто обращается за помощью к врачу-психиатру – невменяемы?

Пожалуй, единственное, что указывает на психические отклонения Виноградова – его нелюдимость. В школе ни с кем не дружил, институт бросил из-за того, что приходилось посещать публичные занятия, даже пытался освоить профессию программиста, дабы свести общение с людьми до минимума. Хотя и это можно объяснить особенностями характера: кто-то коммуникабелен, кто-то напротив – закрыт и одиночество предпочитает шумной компании. Впрочем, если бы убийца действительно сильно страдал от человеческого общества, то вряд ли смог бы столько лет кряду работать в многолюдном офисе. Настоящие социопаты контактов избегают, а «Брейвик», по словам матери, даже посещал клубы по интересам – к примеру, увлекался велоспортом и поддерживал связь с товарищами по хобби. В целом Елена Виноградова (сама того не желая) нарисовала портрет вполне типичного молодого человека: учился, работал, переживал из-за разрыва с девушкой – с кем не бывает?

Гораздо более убедительно выглядели зачитанные на процессе показания Виноградова, которые он давал на следующий день после бойни. В них он подробно рассказывает о причинах содеянного, о том, как покупал оружие, как тренировался, как планировал положить весь офис. В ходе психолого-психиатрической экспертизы Виноградов тоже не отрицал, что готовился к бойне осознанно, тщательно продумывая детали. Оружие, амуниция, патроны – все это собиралось несколько месяцев. Да и «Манифест», судя по всему, писался не один день.

Не планировал Виноградов лишь одного: что после бойни его ждут отнюдь не лавры настоящего Брейвика, а долгие годы за решеткой в одиночной камере. Вот от этой мысли действительно можно сойти с ума.



Партнеры