Хроника событий Сенатор Косачев предостерег оппонентов России за рубежом от инсинуаций вокруг убийства Немцова Бориса Немцова застрелили рядом с Кремлем Убийца Алексей Кабанов объяснил, почему не избавился от тела жены Кафе «Черска» было обречено на провал. Кабанов—стори. Часть VIII «Солнечный мальчик» цинично расчленил труп жены. Кабанов-стори

Алексей Кабанов учил судью, как надо вести его процесс

Подсудимый попросил не назначать следующее заседание на вторник, так как у него в этот день баня

21 ноября 2013 в 17:24, просмотров: 16057

Джинсы, подвернутые снизу так высоко, что выглядят по-детски, на ногах «убитые» кроссовки без шнурков и с вывалившимися «языками», бегающий взгляд, жестикуляция, смахивающая на распальцовку... Таким в четверг предстал перед Головинским судом Алексей Кабанов, которого судят за зверское убийство и расчленение тела жены, журналистки Ирины Черска (в девичестве), матери троих малолетних детей.

Алексей Кабанов учил судью, как надо вести его процесс
фото: Наталья Мущинкина
Алексей Кабанов

С самого начала заседания Кабанов пытался установить в суде свои порядки — заявлял отвод судье, указывал прокурору, как надо предъявлять доказательства, требовал перенести дату слушаний по той причине, что во вторник у него в СИЗО баня... Он был очень активен и разговорчив, часто улыбался своему адвокату. Но среди всего заявленного и рассказанного им, словам раскаяния места так и не хватило.

Из установочных данных, оглашенных судьей, следовало, что Кабанову 39 лет, у него двое несовершеннолетних детей, по профессии — шеф-повар с высшим образованием.

- Ваше семейное положение, - спрашивает судья.

- Вдовец, - буднично отвечает Кабанов.

И сразу же:

- Я хочу заявить отвод судье. После проведения предварительных слушаний у меня сложилось впечатление, что любой приговор который будет вынесен, будет необоснованным и несправедливым. Этот приговор будет вынесен скорее в угоду общественному мнению.

Судья отказывает Кабанову.

- У меня была с собой папка, которая потерялась где-то в конвойной, - заявляет Кабанов.

Судья объявляет перерыв, чтобы отыскать его документы. Кабанова уводят. А вернувшись, он достает... книгу.

Прокурор оглашает обвинение. Оно страшное. Кабанов с женой на кухне. И «во время совместного распития спиртных напитков, в ходе ссоры», он напал на жену, повалил на спину, стал душить каким-то шнуром, потом руками, удерживая ее ноги и руки, «чтобы сломить сопротивление», нанес не менее 9 ударов ножом по груди и животу...

Кабанов в это время, закинув ногу за ногу, делает вид, что с головой погружен в приятное чтение.

- Смерть наступила не позднее 3 января. Кабанов оттащил труп в ванную, где произвел посмертное расчленение, — продолжает прокурор.

У задушенной и зарезанной жены Кабанов отрезал голову, руки и ноги, потом перенес туловище в багажник машины, где эта часть тела находилась до 12 января. А левое и правое бедра он просто выбросил в мусорный контейнер...

- Кабанов, вам понятно обвинение? - спрашивает судья.

- Я понимаю, что оно состоит из русских букв, - пытается умничать подсудимый. - Может, тогда скажете свое отношение? Я не признаю свою вину по статье 105, считаю это фантазией следователя. Это чистый фарс, который имеет цель воздействия на журналистов, - заявляет Кабанов.

Позиция Кабанова и его защиты такова: убийство он совершил в состоянии аффекта.

Наступает время вызвать свидетелей. Кабанов против. Он заявляет судье, что и так понятно, что скажут свидетели, они уже все сказали на предварительном следствии.

- По обстоятельствам преступления они ничего не скажут, только могут охарактеризовать меня как человека, - заявляет он. - Мы настаиваем сначала на допросе экспертов.

Каких именно? - спрашивает судья, - Дело в том, что был проведен ряд экспертиз. И ко всем им у нас было множество вопросов.

По нашему мнению, они не подтверждают обвинения. А после этого можно будет допросить и свидетелей в свете вновь открывшихся обстоятельств, - настаивает подсудимый.

Судья постановляет определить порядок, предложенный гособвинением.

Первой допрашивают няню детей Кабановых, Татьяну Штафинец.

- После Нового года я пришла 4 января на работу, мне Алеша сказал, что Ира ушла из дома, что они поругались вечером. Ее телефон не отвечал, я спросила, может, в розыск подать? Он сказал «Подождем, может, она вернется». Я видела, как Алеша переживает сильно, думала из-за Иры. Он очень изменился, очень. Даже слышала, как мне казалось, он плакал через стенку. До последнего не верила. 11 января его забрали, потом деток забрали у меня.

- Дети не говорили, что произошло?

- Старший Илья сказал, что они очень сильно ругались, мама стучала кулаком по столу. Потом папа пришел, уложил их спать, а утром дети проснулись, мамы не было.

Свидетельница вспоминает произошедшее неохотно. Ничего «такого» она не заметила — обычный в доме Кабановых беспорядок. Сам хозяин просил ее несколько раз выйти погулять с детьми, по возвращении она замечала, что он все время открывает форточки, тогда ей это было непонятно, потому что было холодно, а дети болели. Теперь понятно.

Слово просит Кабанов.

- Хочу перед вами извиниться за тот ад, в который превратил вашу жизнь в последнее время, - театрально обращается он к няне. - И хочу спросить, известны ли вам какие-то случаи, подозрения или намеки на то, что я до этого когда-либо поднимал руку на Иру или чтобы она испытывала физический страх передо мной?

- Никогда такого не было, - отвечает свидетельница. - Я даже видела, как он, если даже не было денег, всегда приходил домой с шоколадкой...

Следователь просит судью об оглашении показаний, которые Штафинец давала на предварительном следствии.

Когда няня устроилась на работу к Кабановым, они жили на съемной квартире, ушли с работы. На звонки ей было велено не отвечать, двери не открывать. Потом они переехали на время к подруге, потом сняли новую квартиру, потом опять переехали... Друзья к паре никогда не приходили. Перед тем, как произошло убийство, Кабановы должны были няне зарплату за два месяца. Ирина звонила, поздравила с Новым годом, объяснила, что Алексей не ночевал дома, но они займут и отдадут. Потом была смс, чтобы Татьяна приехала. А после - еще одна, с телефона Кабановой, чтобы она пока не приезжала. Смс была отправлена рано утром, и няня сильно удивилась этому, потому что Кабанова никогда так рано не просыпалась... Когда няня вернулась к своим обязанностям, а Ирины не застала, то она заметила, что из дома пропали все полиэтиленовые пакеты, постельное белье и «клетчатые сумки». На кучу, укрытую пледом на балконе она не обратила особого внимания, потому что там всегда был беспорядок. А на кухню и в ванную комнату Кабанов ее долго не пускал — сам готовил обеды детям. Кабанов, по словам свидетельницы, все время, пока она находилась с детьми — с 4 по 11 января — постоянно следил за ней, но и просил никуда не уезжать. Однажды он забыл сумку, в которой лежал разделочный нож, который ему, по его словам, надо было унести на работу.

- Я удивилась: работы у него никогда не было. Он позвонил и попросил убрать нож из коридора на кухню, - показывала следствию свидетельница. - В унитазе какое-то время плохо спускалась вода.

А еще няня слышала разговор отца со старшим из детей, Ильей (от первого брака Ирины), он ругал пасынка за то, что тот рассказал чужому человеку — няне — про ссору между ним и матерью.

- Ваши показания были даны под давлением? - спросил прокурор.

- Нет, просто следователь записывал то, что я говорила, - ответила свидетельница.

- У меня есть вопрос к прокурору, - поднялся Кабанов. - Чем он объяснит, кроме того что ему надо его маленькую зарплату отрабатывать, зачем он зачитывал эти показания?

Судья усадил подсудимого, сказав, что его время высказаться еще не наступило.

Вторая свидетельница, Ирина Заритовская, подруга Ирины Кабановой, рассказала, что у пары в последнее время были плохие отношения и Ирина жаловалась подруге, что Алексей в случае, если та соберется разводиться, пригрозил выслать ее из России на родину, в Украину и забрать младших детей. Ирина также говорила подруге, что потеряла доверие к Алексею и выглядела она «как человек на краю нервного истощения». Заритовская общалась с Кабановой за три дня до Нового года, а потом получила от ее мужа смс, в котором тот спрашивал, не у нее ли находится жена.

- Потом на фейсбуке появился его пост, и мы вместе вычисляли, куда она звонила в последнее время, - рассказала Заритовская.

Третьим свидетелем был оперуполномоченный Сергей Аристов, который принимал от Кабанова заявление о пропаже жены.

Аристов Сергей, оперуполномоченный:

- Эмоциональное состояние его было относительно спокойным, он все время говорил о поисках, можно ли вступить в дружины по поиску и искать в интернете. Я был приглашен им только в одну комнату. Пообщаться с детьми не предоставилась возможность: он сказал, что дети спят.

- Я не мог говорить о какой-то дружине, поскольку крайне негативно отношусь к любой общественной деятельности, - поднялся с места Кабанов, но был усажен на место судьей.

Другие свидетели в этот день не пришли, и прокурор попросил перенести заседание, чтобы иметь возможность пригласитьь их снова. Это вызвало у Кабанова бурю возмущений. Он предложил продолжать работать, «заняться чем-то более существенным, чем показания свидетелей»

- А то сейчас прокурор занимается тем, что зачитывает показания, которые есть в деле и которые и так все могут прочесть. И журналисты тоже, я им могу дать, - решил пораспоряжаться в судебном заседании подсудимый.

Но судья не послушался Кабанова и заявил о переносе заседания.

- Я прямо удивлен, - развел руками Кабанов.

А услышав, что судья решает, на какую дату пригласить новых свидетелей, Кабанов снова встал:

- Я прошу не назначать на вторник, поскольку у нас в этот день баня и это единственная возможность помыться раз в неделю...

Только на сайте mk.ru вы можете прочитать документальную повесть о семье Кабановых и предыстории убийства Ирины

Убийство Ирины Кабановой. Хроника событий


Партнеры