Секретная формула слабого пола

В Москве наградили 10 лучших женщин-ученых

20 ноября 2011 в 18:11, просмотров: 6586

Все-таки успешным ученым, и тем более женщиной-ученым, в России быть выгодно. Недавно в столичном отеле “Балчуг-Кемпински” прошла пятая, юбилейная церемония награждения лучших молодых российских исследовательниц национальными стипендиями в рамках международного проекта компании “Л’Ореаль” “For Women in Science”, реализуемого при поддержке ЮНЕСКО. Кто же они, эти лучшие из лучших, получившие по 400 тысяч рублей, за какие такие заслуги их чествовали всем миром? Все это выяснил корреспондент “МК”.

Секретная формула слабого пола
Победительницы российского этапа конкурса Л’Ореаль-ЮНЕСКО “Для женщин в науке” 2011 года. Слева направо: Дарья Копытова, Олеся Степаненко, Ольга Степаненко, Алла Красикова, Ксения Марюнина, Марина Друцкая, Екатерина Будынина, Наталья Бондарь, Екатерина Козлова, Дарья Четверина.

Для начала несколько слов о самой программе. Международная премия «For Women in Science» («Для женщин в науке») была учреждена в 1998 году ЮНЕСКО и компанией «Л’Ореаль» с целью вознаградить, поддержать и сделать известными женщин, развивающих свою карьеру в науке. По сути, она стала первой научной наградой, присуждаемой женщинам в 47 странах мира. При поддержке РАН и у нас уже пятый год подряд отбирают по 10 выдающихся представительниц от науки. Главные условия для победы: возраст до 35 лет, научное звание «кандидат наук», работа в российских научных институтах в области физики, химии, медицины или биологии, ну и конечно, практическая польза предложенного проекта.

— По сути же, наши работы отбирали по индексу цитируемости в научных журналах, — рассказали нам девушки еще до церемонии. Из почти 400 поданных в этом году заявок самые интересные оказались из Москвы, Санкт-Петербурга и Новосибирска.

Две кошки, собака и два аспиранта

К награждению молодые исследовательницы готовились как к вручению премии «Оскар»: красивые платья, туфли на каблуках, прически. Пока девушки, без преувеличения, порхали в лучах славы перед фото- и кинокамерами, я решила побеседовать с научным руководителем одной из стипендиаток — Дарьей Копытовой.

— Наша Даша — человек уникальный, — рассказывает сотрудница столичного Института биологии гена РАН София Георгиева. — У человека двое маленьких детей, две кошки, собака, два аспиранта в лаборатории. Да при этом она еще успевает высокой наукой заниматься! Свою работу кандидатскую она защищала между родами.

— В чем заключается работа?

— Дарья изучает работу генов. Ее заслуга в том, что она нашла новые белки, которые отвечают за перенос РНК (это такая информационная молекула) из ядра клетки в цитоплазму. Понимаете, все наши белки синтезируются только в цитоплазме, а информацию для этого синтеза поставляет РНК из ядра клетки. У людей с нарушениями переноса РНК могут возникать нарушения работы генов, что приводит потом ко многим заболеваниям. Если благодаря Дашиной работе мы научимся ремонтировать «поломку», можно будет их избежать.

— Свою работу я выполняла при поддержке президиума РАН, который выделил грант «Молекулярная и клеточная биология», — рассказала немного позже сама Дарья.

— А полученные деньги от ЮНЕСКО потратите снова на работу?

— Нет. Думаю потратить их на ремонт моей новой квартиры, которую я приобрела недавно, получив 2,5 миллиона рублей в качестве жилищной субсидии как молодой ученый.

«Только человек может быть патологически агрессивен»

Другую талантливую особу — Наталью Бондарь, прибывшую в Москву из Новосибирска с темой, посвященной изучению одной из самых серьезных проблем человечества — агрессии, особо выделил сам председатель жюри, профессор, проректор и заведующий кафедрой физики полимеров и кристаллов физического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова академик Алексей Хохлов. Он поинтересовался у стипендиатки, есть ли все-таки у человечества шанс победить агрессию?

— Мы работаем как раз в этом направлении, — ответила научный сотрудник Института цитологии и генетики Сибирского отделения РАН.

В ее копилке уже есть иностранная стипендия — от международного общества INTAS, в рамках которой Наталья проводила исследования в лабораториях Испании и Голландии. Теперь вот будет стипендия от ЮНЕСКО.

— Наталья, скажите, как вы пришли к своей теме? — спрашиваю я сибирячку.

— Когда я пришла работать в лабораторию нашего института, тема агрессии уже там разрабатывалась.

— Что интересного вы узнали о ней?

— В природе, у животных агрессия — это инстинкт, норма поведения, которая возникает только в нужных ситуациях. У человека агрессия перерастает в патологию, потому что только у нас отсутствует сдерживающий механизм. Чем чаще человек злится, тем сильнее привыкает к такому поведению.

— От чего это происходит?

— Это мы и пытаемся выяснить, на мышах.

— Но ведь они — животные, а вы говорили, что животным такая патология не свойственна.

— Патологии не существует у зверей в природе. Но если их поместить в некую модель общества, то с ними начнет происходить то же самое, что и с людьми. На мышах мы изучаем, какие изменения происходят в мозге после проявления агрессии и, наоборот, при социальном стрессе, когда мыши оказываются в роли жертв. Оказалось, что у агрессоров в мозге выделяется определенный нейромедиатор — дофамин. Это тот самый медиатор, который выделяется у наркоманов при приеме дозы и «отвечает» за так называемое «положительное подкрепление». При этом организм настолько запоминает это сомнительное удовольствие, что потом привычные радости типа еды или секса радуют его все меньше и меньше. А вот возможность напасть на кого-то становится для этой особи самоцелью. У другой группы мышей — у тех, которые становятся жертвами, в мозге происходит снижение серотонина. У них также подавляются все влечения, и при этом уже ничего не вызывает удовольствия. И агрессоры, и их жертвы испытывают мало живут по сравнению с контрольными «добропорядочными гражданами» вивария.

— Что вам понравилось на церемонии награждения больше всего?

— Перед церемонией нам всем сделали прически и макияж от Л’Ореаль. Это было очень приятно. Но вот на фотосессии, которая последовала за этим, честно говоря, немного подустала.

— На что потратите премию-стипендию?

— Я недавно купила квартиру при помощи выданной мне субсидии от РАН. Без ипотеки все же не обошлось. Так что деньги очень пригодятся мне на выплату кредита.

— Есть ли у вас хобби?

— Как такового нет. Заканчиваю работу — спешу домой, чтобы приготовить ужин для семьи, обсудить с 12-летним сыном его успехи в школе.

Как очистить воду светом

А вот у другой представительницы Новосибирска Екатерины Козловой, которая представляла на церемонии Институт катализа им. Г.К.Борескова СО РАН, семьи еще нет. Тема ее работы связана с фотокаталитической очистки воды и воздуха. Прибор с уникальными катализаторами, которые улучшают очистку, ставится в помещении или крепится к системе подачи воды. Ни бактерий, ни посторонних запахов уже не будет.

— Екатерина, как вам удалось в столь молодом возрасте достичь таких результатов: кандидат наук, автор 12 статей и одного патента РФ, гранты РАН, мэрии Новосибирска?

— Свой путь к науке я начала еще в 9-м классе, когда, покинув родительский дом в Казахстане, уехала поступать в новосибирский специализированный физико-математический интернат.

Екатерина старается совмещать научную деятельность с преподавательской. Это позволяет ей отбирать в свою исследовательскую команду самых перспективных студентов. Основными увлечениями являются книги и бассейн, куда Козлова ходит с друзьями по выходным. Как распорядиться премией, еще не решила.

Другая Екатерина по фамилии Будынина оказалась старшим научным сотрудником химфака МГУ имени Ломоносова. Еще в 2004-м она получила медаль РАН с премией для молодых ученых, в 2006 году — диплом победителя конкурса МГУ им. Ломоносова за цикл научных статей. Теперь — премия за исследование органических соединений методом ядерного магнитного резонанса.

Марина Друцкая из Москвы представляла Институт молекулярной биологии РАН им. В.А.Энгельгардта. Мать двух дочерей, она получила премию за изучение молекулярных механизмов активации врожденного иммунитета.

Алла Красикова — старший научный сотрудник из Санкт-Петербургского госуниверситета — покорила жюри результатами изучения работы клеточного ядра и механизмов расшифровки генетической информации.

Ксения Марюнина из института «Международный томографический центр» Сибирского отделения РАН стала лауреатом премии Л’Ореаль-ЮНЕСКО за исследование так называемых дышащих кристаллов. Свое название эти объекты получили благодаря их способности существенно менять свою форму при определенном воздействии, а потом возвращаться в исходное состояние.

Олеся и Ольга Степаненко — сестры—двойняшки. Обе — научные сотрудницы питерского Института цитологии РАН, и обе были удостоены престижной награды за изучение человеческих белков.

Дарья Четверина из московского Института биологии гена РАН. Вот как сама она объяснила суть своей работы: «Мы пытаемся понять, почему в одних клетках работают одни гены, а в других — другие. От этого зависит, в какую сторону клетки будут дифференцироваться (изменяться. — Авт.)». Знание этих механизмов, по мнению Дарьи, в будущем поможет лечить разные генетические заболевания.



Партнеры