Подводные камни российских аквапарков

24.10.2013 в 20:31, просмотров: 8748

«Взрослые развлекались, пока малыш тонул»

Напомню о трагедии, о которой писали десятки СМИ. 23 февраля 2012 года 5-летний Костя утонул в бассейне аквапарка «Аква-юна», что в Мытищинском районе Подмосковья. Бригада «скорой» попыталась спасти мальчика, но тщетно. Вот, собственно, и все, что было до сих пор известно об этом случае. Недавно СК заявил, что окончательное обвинительное заключение готово и дело передано в суд. На скамье подсудимых — директор аквапарка, 61-летний Андрей Аггеев. Ему вменяется часть 2 статьи 238 УК («Оказание услуг ненадлежащего качества, повлекшее по неосторожности смерть»). Наказывается, между прочим, сроком до 10 лет.

«МК» удалось посмотреть видеозапись с камер наблюдения в аквапарке. Аггеев никому (кроме следователя) не показывал это видео. Был уверен, что оно причинит боль близким погибшего ребенка. Теперь он решил обнародовать его, чтобы, с одной стороны, спасти себя от тюрьмы, а с другой — предупредить подобные трагедии.

На видео четкая хронология тех печальных событий:

11.50. Молодая женщина, мужчина и ребенок заходят в аквапарк.

12.05. Все вместе, переодевшись, идут к горкам. Взрослые поднимаются на горку. Ребенок один спускается по лестнице в бассейн и находится рядом с аттракционами без присмотра в течение 5 минут.

12.32. Взрослые в очередной раз поднимаются на горку. Ребенок внизу один.

12.37. Взрослые спускаются с горки. После чего продолжают оставаться рядом с ней. Они играют друг с другом. Ребенка рядом с ними нет, и его никто не ищет. Сам мальчик в это время бегает по дну бассейна, поднимается на площадку детских водных аттракционов и 7 раз скатывается с детской винтовой горки.

12.42. Мальчик переплывает под мостиком из мелкого бассейна (где всего 0,4 метра) в глубокий (1 метр 60 см), видимо, в поисках мамы. Заплывает за горку. Это примерно в трех-четырех метрах от того места, где резвятся взрослые. Они его не замечают. Ребенок тонет.

12.47. Мать вспоминает о ребенке и начинает искать его...

— В тот день меня в аквапарке не было, — начинает свой рассказ директор Андрей Аггеев. Кстати, он из бывших сотрудников МВД, ныне полковник милиции в отставке. — Я больше времени провожу в Москве, где работаю в фитнес-центре. И тут мне позвонил владелец компании. Сказал, что у нас трагедия.

В течение 15 минут взрослые оставались рядом с горкой, не вспоминая о ребенке.
Взрослые идут с ребенком на горки. Но малыш спустится в бассейн, а родители будут резвиться вдвоем.

— А какая была ваша первая реакция?

— А какая она могла быть? Я был в ужасе. Я ведь всю жизнь проработал в ГАИ, где к детям всегда относились с повышенным вниманием, и у меня это просто в крови. А тут, получается, не под колесами машин, а в нашем аквапарке ребенок погиб.

— Сами пытались разобраться, провести расследование?

— Конечно. Опросили всех работников, посмотрели записи с камер видеонаблюдения.

— Сколько посетителей было всего в аквапарке в тот день?

— Человек 300.

— И как случилось, что никто (!) тонущего ребенка не заметил?

— Вода в аквапарке не спокойная, бурлит (все время подается кислород). А тут еще по печальному стечению обстоятельств малыш заплыл прямо под желоб горки. На записи с одной из камер видно, что рядом даже проплывали люди. Но никто не обратил внимания на то, что в воде у них под ногами ребенок лежит... И ведь мама со своим другом была рядом. Они развлекались. Мама потом следователям заявила, что сожитель учил ее плавать. Но будем говорить так — они играли друг с другом в воде.

— Но аквапарк ведь и создан специально для развлечений.

— Никто с этим не спорит. Но ведь в наших правилах четко сказано: дети до 16 лет должны находиться только под наблюдением взрослых, которые несут за них полную ответственность. И что нельзя детям быть без спасательных жилетов или нарукавников.

— Костя был в жилете? В нарукавниках?

— Нет. Мама Кости об этом не позаботилась.

— Но почему же вы пустили ребенка без защиты?

— А мы не имеем права не пустить. Потому что в законе такого требования нет. Знаете, сколько на нас жалоб было в Роспотребнадзор, когда мы делали даже просто замечания родителям?

У нас в правилах есть указание, что запрещается пользоваться бассейнами всем посетителям, не владеющим навыками плавания. Но опять-таки соблюдение этого исключительно на совести посетителей. И кстати, когда мама покупала билеты, она расписалась, что ознакомлена с нашими правилами и согласна. Это обычная процедура.

Из показаний мамы: «Перед тем как дают браслет, расписку требуют со всех... Но мне ничего не разъясняли. Ни об устройствах аттракционов, ни о глубинах... Я все время следила за сыном, он был в моем поле зрения. Потеряла его из видимости, только когда спутник стал учить меня плавать».

— Следствие настаивает, что она их не читала.

— Почему тогда расписывалась? Каждый посетитель обязан ознакомиться с правилами, и если он этого не делает — это на его совести. Иначе владельцев аквапарка можно было бы привлекать за все. Ну вот, например, в правилах сказано, что беременным женщинам запрещается спускаться с водных горок, а посещение сауны следует осуществлять только после консультации врача. Но как мы можем проконтролировать это? И выходит, если что-то случится на горке с женщиной на 3–4-м месяце (когда живота еще не видно и когда наши работники не могли остановить ее на входе) мы будем виноваты?

— Почему спасатели не среагировали? Они вообще были в аквапарке?

— Были. Только это не спасатели, а инструкторы, и в их обязанности входит следить за безопасностью посетителей на аттракционах. Именно они считаются потенциально опасными. Инструкторы, как всегда, находились на горках. И они тоже ничего не заметили.

— А кто первым заметил утонувшего ребенка?

— Один посетитель, которого так и не нашло следствие. Он спустился с горки, нырнул и увидел... Мужчина вынес тело из воды и положил на бортик бассейна. Это произошло примерно около 13.00. «Скорая» приехала в 13.30.

— В аквапарке не было медика?

— Нет. Да и что сделала бы простая медсестра?

— Как это что?! Хотя бы искусственное дыхание!

— Он слишком долго был под водой. Тут требовались профессиональные реаниматологи. И когда они приехали (уже по вызову «скорой», которая не смогла вывести мальчика из комы), его забрали в больницу. Через три часа он там умер от отека головного мозга.

— Что было сделано в аквапарке после трагедии?

— Теперь под мостиком что-то вроде решеток, через которые не переплывешь. Но если вы спросите, гарантирует ли это, что подобные трагедии не повторятся, я отвечу — нет. В конце концов, ребенок может спокойно вылезти из мелкого бассейна, стать на бордюр и бултыхнуться туда, где глубина. На все уйдет несколько секунд. Примерно так произошла трагедия нынешним летом в Турции — внук министра культуры Коми перелез из детского бассейна во взрослый и утонул. Мать, с которой он был на отдыхе в отеле, в это время отвлеклась.

фото: Ева Меркачева
Кто должен работать в медкабинете аквапарка и чем он должен быть оснащен — инструкция умалчивает.

Опасная зона

Однако у следствия много претензий к Аггееву, который, цитирую, «утвердив правила посещения аквапарка, снял ответственность за детей с администрации и полностью переложил ее на родителей». Встал вопрос и о том, соответствует ли конструкция аквапарка требованиям безопасности, надлежащим ли образом выполнял свои обязанности персонал и т.д. По запросу СК была проведена техническая экспертиза, результаты которой и легли в основу окончательного обвинения.

Изучаю огромное, больше чем на 20 листах, заключение специалиста. Итак, его вывод однозначен: смерть ребенка наступила из-за оказания услуг, не соответствующих требованиям безопасности. В числе главных причин — наличие свободного доступа несовершеннолетнего в зону бассейна, где глубина превышает 0,6 метра, и отсутствие со стороны работников контроля за опасной зоной. Далее целый ряд нарушений, включая отсутствие в аквапарке возможности оказания квалифицированной медпомощи. Аггеев обратился в другой центр экспертиз, результаты исследований которого уже другие...

— Эксперт, которого привлек СК, делает акцент на том, что мелководная часть не была ограждена от глубоководной, — комментирует юрист Вадим Лялин. — Но в санитарных правилах есть определение аквапарка, в котором сказано, что он предназначен, цитирую, «для свободного перемещения взрослых и детей по территории». То есть, выходит, не должно быть никаких перегородок, капитальных стен и т.д. На самом деле эксперт, привлеченный следствием, все время ссылается на санитарные правила, которые распространяются только на плавательные бассейны. Между тем существуют другие правила, относящиеся непосредственно к аквапаркам. А разница межу ними существенная. Аквапарк — это место для развлечения, а не для занятий спортом и оздоровления. В правилах нет четкого требования о наличии в аквапарке медперсонала. Там сказано только о медицинском кабинете. Причем чем он должен быть оснащен и кто там должен работать и в каком режиме — ни слова.

Еще юристы говорят, что сегодня по сути вообще нет нормативных актов, жестко регламентирующих деятельность аквапарка. В том числе нет тех, где бы говорилось об обязательном наличии спасателей. Директор Российской ассоциации аквапарков Игорь Волковинский с этим не совсем согласен.

— За последнее время разработан целый пакет национальных стандартов, регламентирующих требования безопасности при проектировании, строительстве и эксплуатации водных аттракционов и аквапарков, — говорит он. — Цитирую один из пунктов самого свежего ГОСТа: «Зона развлечений для детей не должна примыкать к зоне, в которой расположены глубоководные сооружения, например, волновой бассейн, плавательный бассейн и т.п.». Я убежден, что многие беды удалось бы предотвратить, если бы проектировщики, строители и эксплуатанты применяли бы это на практике. Увы, они это не всегда делают. Нас укоряли в том, что ГОСТ «Аттракционы водные. Безопасность при эксплуатации. Общие требования» введен в действие только с января 2013 года. Но ведь уже много лет действуют ГОСТы Единой системы конструкторской документации. Так вот согласно им проектировщик/изготовитель водного аттракциона должен совместно с изделием предоставлять руководство по эксплуатации (РЭ). Именно в РЭ должны подробно описать, каким образом обеспечивается безопасность человека на конкретном аттракционе, в том числе обозначить количество и места расположения инструкторов (спасателей).

Однако все наши ГОСТы, увы, являются лишь рекомендательными. Чтобы придать им статус закона, нужен технический регламент — фактически тот же ГОСТ, только обязательный к применению. Увы, такого регламента на аквапарки нет.

фото: Ева Меркачева
Тот самый мостик, под которым можно было переплыть на глубоководье.

«Даже отворачиваться нельзя»

Изучаю новостные ленты, где говорится о гибели детей в аквапарках и бассейнах, чтобы понять все-таки главную причину трагедий. От сообщений мурашки по коже.

Владивосток. 17 февраля 2012 года. Родители привели 5-летнего мальчика для обучения плаванию в спортивный центр. Из раздевалки ребенок без сопровождения тренера прошел к воде и самостоятельно спустился в бассейн. Когда он тонул, никого из взрослых не было. Суд признал инструктора Александра Титова виновным в гибели ребенка и приговорил его к одному году и четырем месяцам лишения свободы.

Санкт-Петербург. 7 июня 2012 года. 7-летний Гриша пришел с матерью в аквапарк «Вотервиль». У женщины порвалась резиновая тапочка, она вынуждена была зайти в раздевалку, чтобы переобуться. Мать отправила сына одного, наказав дождаться ее у туалетных комнат. Однако, придя в назначенное место, мама Гришу не обнаружила. Он сам прошел к бассейну, нырнул и утонул. Следствие пришло к выводу, что все сотрудники действовали по инструкции.

Саранск. 19 ноября 2012 года. Тренер проводил в бассейне занятия по восточным единоборствам и плаванию с детьми в возрасте от 7 до 12 лет. После окончания занятий в бассейне ребята находились в душе, а преподаватель, оставив их без присмотра, ушел сначала в раздевалку, а затем в свой автомобиль. В это время один из воспитанников, семилетний мальчик, покинул душевую и самостоятельно прыгнул в бассейн без средств защиты. Суд признал тренера Виктора Ферцева виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»). Осужден на 1 год и 3 месяца ограничения свободы.

Новосибирск. 26 октября 2012 года. 9-летний мальчик находился на групповых занятиях по плаванию в бассейне спортивного комплекса «Калинка». Около 19.00 тренер закончила проведение занятия и прошла с группой детей в помещение сауны. Женщина не убедилась, что все дети вышли из плавательного бассейна. Оставшийся в нем мальчик утонул. Возбуждено уголовное дело в отношении тренера по статье «Причинение смерти по неосторожности».

Мытищи. 8 февраля 2013 года. В «Ква-ква парке» утонул 9-летний ребенок. Мальчик пришел в аквапарк с матерью и старшим братом, которые ненадолго оставили его одного. Мальчик стал тонуть, однако этого никто не заметил. Лишь спустя пять минут после случившегося один из посетителей извлек ребенка и вызвал дежурного врача. Однако, несмотря на все попытки врача, спасти мальчика не удалось. Сейчас проводится техническая экспертиза.

Сочи. 24 июля 2013 года. В аквапарке «АкваЛоо» мать оставила 4-летнего малыша в бассейне на попечение 12-летней сестры. Через некоторое время посетители обнаружили уже захлебнувшегося ребенка на поверхности воды...

Российские аквапарки — как то дитя с семью няньками. Вроде бы есть куча законодательных актов, регулирующих их деятельность. Но одни недоделаны, другие носят рекомендательный характер, третьи противоречат первым... По-хорошему, нужно свести их воедино и выпустить один документ, обязательный к исполнению. А до тех пор, пока такого приказа нет, следует вдалбливать любителям водных развлечений денно и нощно: аквапарки — аттракцион повышенной опасности, да к тому же его деятельность, по сути, не регулируется никакими законами. И если вы пришли в аквапарк с ребенком, то именно вы, а не тети и дяди в спасательных жилетах, должны ни на секунду не спускать глаз ни с одного ребенка, который находится в воде.

Тренеров и спасателей к ответственности худо-бедно привлекают, а родителей? Получается, они вроде бы не виноваты в случившемся. При этом следственные органы часто и охотно возбуждают уголовные дела по статье 109 УК РФ («Оставление в опасности») против родителей, оставивших малышей на пять минут без присмотра в ванне. А если та же мать или отец не уследили за своим ребенком в аквапарке, то виноваты уже почему-то только спасатели либо инструкторы. Безусловно, горе родителей, потерявших ребенка, и без того велико, они сами наказали себя сильнее любого суда. Именно поэтому судьи в таких случаях снисходительны и приговаривают виновных к условному сроку. Но не наказывать совсем — нужна ли такая доброта?

В гибели малышей на воде мы все виноваты априори. Потому что мы взрослые, а они — дети. Мы должны оберегать и предупреждать, а они — доверять нам. Это закон жизни, закон самой природы.