Заговор против Америки: Трамп оказался на пути к политическому одиночеству

Демократически избранный президент обязан искать компромисс с врагами

5 марта 2017 в 16:35, просмотров: 12720

«И Трамп уже обамей чма, а может, даже чмей обамы», — рассмешил меня недавно самый читаемый мною теперь, благодаря Фейсбуку, поэт Евгений Лесин. Ну все, решил я: когда на смену драме приходит пародия в жанре фарса, тему надо оставить до лучших времен, а то и навсегда — что переливать из пустого в порожнее?

Заговор против Америки: Трамп оказался на пути к политическому одиночеству
фото: Алексей Меринов

Пусть я пока не въезжаю, во что именно превратилась Россия в здешних наших спорах — в мяч, по которому лупят обе американские команды, либо в разменную монету? По-любому, какое отношение имеет этот скособоченный образ к реальной России, хотя та тоже, понятно, не без острых углов?

Помимо российско-американских, а точнее, кремлевско-белодомовских отношений у Трампа забот по самое не балуйся. Он сам — первейшая забота американского истеблишмента любых мастей — стал ежедневной, рутинной сенсацией, вызывая огонь на себя, когда сознательно, а когда бессознательно.

Честно, корешки меня интересуют больше, чем вершки, — я о психологии с ее базовыми инстинктами и подсознательными нюансами и о скоропортящейся все-таки политике, которая вся на поверхности, даже когда замешана на интригах и заговорах. Как биограф Трампа (в соавторстве с Еленой Клепиковой) я, понятно, заранее догадывался, что скучать с ним не придется, — одна из причин, почему я сделал на него ставку, когда никто не принимал его всерьез, — но чтобы до такой степени! Даже я надеялся, что, вступив в президентскую должность, Трамп повзрослеет и остепенится, — не тут-то было! Трамп сам недавно признался, что до сих пор не верит, что он президент, и воспринимает атрибуты высшей власти на земле — от Белого дома до борта №1 — как некий сюр. Не он один — его политические противники тоже никак не могут поверить в его победу, изо всех сил стараясь сделать ее пирровой: палки в колеса вплоть до угрозы импичмента.

Так вот, супротивники Трампа меня тоже интересуют с психологической — включая психоаналитическую — точки зрения

Что не могут простить Трампу партийные элиты не одних только демократов, но и республиканцев — тот же Джон Маккейн, главный антитрампов диатрибист среди его однопартийцев, сам когда-то кандидат-номинант в президенты? Нет, не выигрыш Трампа, а свой ему проигрыш — вот в чем перед ними вина Трампа, если выудить на поверхность то, что запрятано у лузеров на глубине. Так ли уж обязательна ссылка на вселенского учителя с его теорией трансфера — переноса собственной вины вовне? Да, Трампу помогли выиграть — перечисляю: Джулиан Ассанж со своим WikiLeaks (с отмашки Кремля? — ставлю знак вопроса, со свечой не стоял); возглавивший де-факто избирательную кампанию своего тестя Джаред Кушнер, автор новой политтехнологии (упор на соцсети и Интернет взамен нафталинных СМИ); директор ФБР Джеймс Коми, заново начавший расследование против Хиллари Клинтон — из нелюбви к ней, а не из любви к Трампу. В совокупности это выглядит как заговор, хотя не обязательно заговором является.

Зато не надо быть конспирологом, чтобы проследить в мельчайших деталях заговор демократов — сначала против своего Берни Сандерса, который, конечно же, выиграл бы у Трампа, а потом против чужака Трампа. Задействованы были бешеные деньги — миллиарды! — и могучие силы: СМИ, Голливуд, Голдман–Сакс, вся вертикаль действующей власти во главе с супругами Обамами. Это уж точно был заговор — не только против Трампа, но и против демократии. В первую очередь против нее. Победила grass-root democracy, то есть низовая демократия. Восстание масс, по классической формулировке Ортеги-и-Гассета. Массы, чернь, плебс, демос, народ — от уничижительных до нейтральных и возвышенных синонимов — без разницы, что в имени тебе моем?

Только умоляю, не надо мне про Гитлера, который тоже пришел к власти демократическим путем. Во-первых, любая аналогия не только приближает к объекту сравнения, но и одновременно умаляет и искажает его, потому хотя бы, что нельзя войти в одну и ту же реку дважды. А во-вторых, конституция и традиции США абсолютно препятствуют осуществлению диктаторских амбиций, которые — в случае инфантильного Трампа — суть неизжитые детские и юношеские комплексы, кто спорит?

Тем не менее в ходу и в моде нынче ссылки на дистопии. Ну, само собой, на классическую антиутопию «1984», хотя там двоемыслие и двоеречие, черного и белого не называть, черное — это белое, белое — это черное, война — это мир и прочее, тогда как у нас при Трампе нечто противоположное, а именно прямоговорение, игнорируя правила приличия и политкорректность, что многим не по ноздре. Ввиду такого очевидного несовпадения был извлечен на свет божий роман Филипа Рота «Заговор против Америки», написанный им 13 лет назад в жанре альтернативной истории, и объявлен американскими и европейскими интеллектуалами актуальным и злободневным в связи с победой Трампа.

В «роли» Трампа в этом романе выступает Чарльз Линдберг — да, тот самый летчик, который первым совершил беспосадочный перелет из Лонг-Айленда в Париж на борту крошечного дельтаплана «Дух Сент-Луиса» и стал общенациональным американским героем. Политические взгляды Линдберга известны — он был антисемит и симпатизировал нацистам. Когда они встречались с автомобилистом Генри Фордом, который издал на свои деньги самый известный фальшак всех времен и народов «Протоколы сионских мудрецов», то разговоры двух этих великих американских мужей велись исключительно о евреях — страшнее кошки зверя нет. Для мышек, пусть две эти «мышки» — медийные могулы той достославной эпохи.

А теперь представьте, что Генри Форд оплачивает избирательные расходы летчика-популиста и на выборах 1940 года побеждает не Франклин Делано Рузвельт, а Чарльз Линдберг, который, став президентом — что вполне могло случиться, учитывая его зашкаливающую популярность, — заключает в Рейкьявике сепаратный мир с Гитлером, а в самой Америке начинает медленную, но масштабную антиеврейскую кампанию. Как сложилась бы американская история дальше? До американского Аушвица сюжетный драйв не доходит, но только потому, что действие пересказываемого мною романа многозначительно обрывается в 1942 году, когда герои — не только евреи — находятся в «сумеречной зоне» кошмаров и еще худших предчувствий.

Перспектива в самом деле, скажу вам, не из веселеньких: авторитаризм, изоляционизм, подавление гражданских свобод и, вестимо, разгул антисемитизма — куда ж без него!

Сам автор, живой классик американской литературы Филип Рот, открещивается теперь от поверхностных параллелей сюжетного драйва своей альтернативной дистопии с нынешним накатом событий. Но кто же в наше время прислушивается к автору, тем более он объявлен против его воли пророком в своем отечестве? Да и я привожу этот пример не в опровержение пропагандистских натяжек, а исключительно в информативных целях.

Не знаю, лучше ли по сталинской формуле — рано судить, — но жить при Трампе стало веселее — говорю опять-таки не только о политике. Потому как Трамп своим девиантным, не по правилам поведением вытеснил из первых сообщений новостной ленты даже такие прежде, до него, актуальные драйвы, как криминал, секс, спорт, синоптику, когда всякие там смерчи и буря мглою небо кроет, а про загранку и говорить нечего — она и до Трампа была на птичьих правах, а теперь, когда Америка прежде всего, и вовсе как бы не существует, разве что в спекулятивных целях, как Россия, Иран или Израиль. А теперь представим себе гипотетически, что было бы при Биллари Клинтонах — весь мир погрузился бы в сонное царство инерции, монотона, предсказуемости и анахронизма — второе издание Обамы, но тот хоть лично был джентльменом, чего никак нельзя сказать про эту парочку: пробы негде ставить (морально).

Зато теперь у меня такое странное, смутное ощущение, что президентские выборы не позади, а впереди — такая ведется против Трампа оголтелая кампания. И сам, конечно, хорош. Ладно бы после инаугурации почил на лаврах и царствовал, лежа на боку, по крайней мере первое время, а Трамп, человек слова и человек дела, с ходу засучил рукава и начал выполнять свои предвыборные обещания. Чего от него никто не ожидал — ни свои, ни чужие. Хотя антитрамповы демонстрации начались прямо в день инаугурации. Назвать их стихийными никак не могу — слишком хорошо организованы и очевидно проплачены. Да хотя бы pussy riots взять — нет, не московские, канувшие в Лету, а американские, прокатившиеся по всей стране вагинальные марши, участники которых напялили на себя устрашающих размеров тряпичные гениталии и качали свои женские права перед президентом-сексистом. Вот до чего докатился, а по мне так выродился феминизм. А потом пошло-поехало: антитрамповцы любого окраса именуют себя antifa, то есть антифашистами, тогда как протрамповский люд называет себя alt-right, альтернативными правыми, и ведет себя поспокойнее, полагая, что свой гражданский выполнили в день выборов.

Нет, не охлократия взамен демократии, а профессиональный, я бы сказал, протестантизм был всяко поддержан профи-журналистикой. Поддержан или возглавлен? Пусть тавтология, но я бы сказал, что демос, избравший своего президента, ведет более демократически, чем политическая, культурная и журналистская элита, которая в подавляющем большинстве выступала против Трампа и теперь пытается взять реванш за свое кромешное фиаско. О чем говорить, Трамп, конечно, хватил лишку, объявив ведущие СМИ врагами народа. Он может выиграть этот бой, но неизбежно проиграет войну, потому что по сути это война с демократией. Демократически избранный президент обязан искать компромисс с врагами и править совместно с оппозицией. Иначе он уподобится Петру Шлемилю-шлемазелу, который потерял свою тень и остался в полном одиночестве.

Вот что маячит впереди и представляет главную угрозу президенту — политическое одиночество.



Партнеры