Непомнящий ничего плохого

“Какая неустойка? Если команда плохо играет — главный тренер должен уйти!”

20 ноября 2011 в 21:34, просмотров: 3828

Творец камерунского чуда на чемпионате мира-1990 Валерий Непомнящий и по сей день интересен всем, кто связан с футболом. Даже сейчас, после ухода из «Томи», журналисты не дают Валерию Кузьмичу покоя. «В творческом отпуске у меня меньше свободного времени, чем было во время работы в клубе!» — шутил тренер в своем стиле, заглянув на огонек в редакцию «МК». А может — не шутил?..

Непомнящий ничего плохого
фото: Геннадий Черкасов

— О чем вас спрашивали болельщики перед тем, как вы покинули Томск?

— Как о чем: почему плохо играем? А вот про деньги вопросов не было. В Томске привыкли к финансовым проблемам. Три года одно и то же. Очень надеюсь, что ситуация изменится. По моей информации, скоро клуб должен подписать контракты с новыми спонсорами. Правда, есть одно условие: «Томь» должна оставаться в премьер-лиге. Удастся решить эту задачу — можно будет неплохо укомплектоваться. А пока такой возможности нет. Мы без денег сидели и зимой, и летом.

— Почему руководство Томской области не хочет поддерживать местный клуб? Ведь футбол в регионе имеет большую социальную значимость.

— Губернатор часто признается, что футбол не любит, но какие-то бюджетные деньги на содержание клуба дает. Хотя в идеале эти средства должны идти на зарплату врачей, учителей и других работников социальных сфер, а футбольным клубам нужно искать спонсоров.

— Поиск спонсоров — это прямая задача руководителей клуба, не так ли?

— Вот тут хотел бы встать на защиту топ-менеджеров «Томи». Юрий Степанов и Борис Вайнштейн очень много сделали для клуба. Один работает в Томске около 20 лет, другой — даже чуть больше. В начале 90-х, чтобы спасти «Томь» от безденежья, они продавали полипропилен, торговали алкоголем. Хотя были и благополучные времена. Например, в 2004–2005 годах, когда команда при поддержке «Томскнефти» выходила в премьер-лигу.

Сейчас у клуба новый президент. Сергей Ильиных — молодой политик. Возглавляет городскую Думу, является лидером правящей партии. В отличие от Степанова и Вайнштейна он вхож в высокие кабинеты, а это в наше время очень важно.

— А что это за скандальная история с обысками в офисе «Томи»?

— Отголоски трансфера Павла Погребняка. Семь лет назад еще не было лицензированных агентов. Тогда в клуб пришел человек и спросил: «Ребята, хотите заплатить за игрока на 60 миллионов рублей меньше?» Вы отказались бы? В итоге клуб сэкономил деньги, а по каким каналам и куда они ушли, никто не поинтересовался. Теперь люди это расхлебывают...

— Такое чувство, что Степанов или Вайнштейн кого-то не устраивают, и их пытаются «спихнуть»?

— Если честно, тоже об этом думаю. Надеюсь, все обойдется.

— А если на секунду представить такую ситуацию: клуб занимает 8-е место, но при этом Степанова с Вайнштейном убирают. Вы ушли бы в знак солидарности или остались работать с новым руководством?

— Сразу же покинул бы клуб. Это даже не обсуждается!

— Большинство тренеров в вашем положении требовали бы неустойку за разрыв контракта, а вы сами написали заявление об уходе.

— Если команда плохо играет, главный тренер должен уйти. Для меня это аксиома.

— Какие в Томске болельщики — требовательные или терпеливые?

— Разные. Я, кстати, читал гостевые книги на двух сайтах, посвященных «Томи»: официальном и неофициальном. На последнем — более радикальная публика, зато там больше интересных мнений. Я и работникам пресс-службы всегда говорил, чтобы они не отворачивались от народа. С некоторыми из болельщиков у меня даже сложились дружеские отношения. Один работает заместителем проректора Политехнического университета, другой — начальник управления энергоснабжения Томской области. Они еще в 1962 году создали свой музыкальный театр и оркестр. С тех пор и дружат. А теперь вот и меня признали.

«С Дзюбой спорил, как с Омам-Бийиком»

— Когда же вы успели освоить Интернет, раз читаете гостевые?

— Обижаете! Газету «Спорт-Экспресс» я читал в электронном виде, еще работая в Южной Корее в 90-х. А с 2000 года пользуюсь ноутбуком.

— Ваши ближайшие планы? Не хотели бы, например, возглавить московский «Спартак»? Или поработать экспертом на телевидении?

— Я долгое время болел за московское «Торпедо», а к другим клубам отношусь нейтрально. Самое интересное, что когда в «Томи» стали появляться игроки «Спартака», в Интернете кто-то пошутил: «Кузьмич подсел на свинину». А если серьезно, прекрасно понимаю, как трудно работать Валерию Карпину. Тренеры в топ-клубах не имеют права на ошибку. Давление колоссальное! Каждый шаг, каждое решение рассматривают под микроскопом. Не то что в «Томи». А насчет дальнейшей работы скажу так: желание тренировать не пропало. Но до декабря взял паузу.

— А если предложат роль консультанта, согласитесь?

— Только если позовет хороший друг. В противном случае ответ будет отрицательный. Это и «Спартака», кстати, касается. Не хочу, чтобы меня воспринимали как человека, который «подсиживает» главного тренера.

— У вас много друзей в тренерском цехе?

— Пожалуй, только двое. Олег Долматов и Борис Стукалов.

— А Курбан Бердыев?

— Он ко мне относится как к старшему приятелю. Если спросите, нужны ли «Рубину» перемены, отвечу, что Курбан не исчерпал себя. Бердыев — один из тех специалистов, которые очень хорошо используют все возможные ресурсы. Если бы не травмы, перестройка игры «Рубина», которую мы наблюдаем в этом сезоне, прошла бы быстрее. А так то в атаке были проблемы, то не хватало фланговых защитников. Рязанцева долго не было...

— А что насчет вратаря Сергея Рыжикова? Он в последнее время сильно нервничает.

— Это усталость. Вратарю по ходу чемпионата обязательно нужна пауза. Но проблема в том, что в «Рубине» Рыжикову нет альтернативы.

— Новоиспеченному нападающему сборной России Артему Дзюбе командировка в Томск пошла на пользу. Трудно было с ним работать?

— Ну что вы! Просто с Артемом периодически возникали творческие споры на тему, как лучше его использовать в «Томи». Дзюба хотел играть на острие, а я считал, что это место Корниленко, поэтому спартаковец должен действовать в оттяжке. Точно так же в бытность главным тренером сборной Камеруна я спорил с Франсуа Омам-Бийиком. Мне приходилось отодвигать его вглубь всякий раз, когда на поле выходил Роже Милла. Помню, Франсуа даже на меня обиделся: мол, если бы не Милла, он стал бы лучшим бомбардиром чемпионата мира в Италии.

— Камерунцы — все такие обидчивые?

— Скорее любознательные. Иногда даже утомляли расспросами. А вот в Юго-Восточной Азии к тренеру относятся как к божеству. Корейцы, например, вообще не задают никаких вопросов. У них это считается оскорблением тренера.

А в Японии, наоборот, футболисты очень дотошны. Но там четкая субординация. Они обращаются к третьему помощнику, тот — ко второму. И так по цепочке информация спустя много времени доходит до коуча...

— А если сравнивать легионеров и наших футболистов, кто больше раскован?

— Если вспоминать «Томь», легче всего было общаться с защитником Йокичем. Хотя и с Дзюбой особых проблем не возникало. Артем мог огрызнуться, но не более того.

«Жду, когда Роже Милла возглавит Федерацию футбола Камеруна»

— Что скажете о выступлении ЦСКА и «Зенита» в Лиге чемпионов?

— «Зенит» — команда настроения. Настроилась команда Спаллетти на второй тайм матча с «Порту» — и разнесла соперника в пух и прах. А на Кипре проиграла... У ЦСКА многое в атаке зависит от Думбия. Конечно, в матче с «Лиллем» ивуарийца будет очень не хватать. Кстати, за два года до того, как Думбия перешел в ЦСКА, его предлагали Томску. И цена была смешная: всего 200 тысяч евро. Но клуб не потянул даже такой трансфер.

— Когда наши тренеры будут востребованы за рубежом?

— Оставлю вопрос без ответа. Хотя Леня Слуцкий, как мне кажется, готов для работы за границей. Мне вот что непонятно: сколько по всему миру специалистов из Югославии! Румыны тоже везде легко приживаются. Взять того же Мирчу Луческу или Дана Петреску, который просто замечательно работает в «Кубани». А российские тренеры в Европе почти не известны. Странно...

— А вы удивились, когда Роже Милла в 42 года сыграл на чемпионате мира в США?

— Я был рад за него. Искренне. Кстати, уезжая из Камеруна, мы с ним договорились, что, когда Милла станет президентом федерации футбола, он позовет меня тренировать сборную. Теперь вот жду. Хотя шансов, что Роже получит эту работу, очень мало. В Африке не любят людей, которые рубят правду-матку. Да и не только в Африке...

— Почему вы не пригласили в «Томь» ни одного камерунца? Это же было бы логично.

— Не сложилось. Хотя в Томске мог оказаться и Бенуа Ангбва, и Бикей. Серж Бранко мне до сих пор эсэмэски пишет — просится в команду. С корейцами тоже все было непросто. Хотели купить двух, но удалось договориться только с Ким Нам Илем. А он без друзей и жены (она у него телезвезда, постоянно загружена работой) затосковал.

— На наш взгляд, Серж Бранко и Бикей — два самых скандальных легионера из всех выступавших в российском чемпионате.

— И это удивительно! Потому что в Африке у камерунцев репутация покладистых футболистов. Те же нигерийцы и ганцы — куда более высокомерные. Чем еще хороши игроки из Камеруна, так это умением приспосабливаться к обстоятельствам. Я прекрасно помню, в каких условиях сборная Камеруна жила перед отъездом на чемпионат мира 1990 года. Спали в казармах прямо на голых матрасах, похожих на спортивные маты. Ни простыней, ни подушек. Ели руками из мисок курицу с рисом, запивая простой водой. А потом мы полетели в Италию с пересадкой и ночевкой в Париже. И там, в отеле, вдруг слышу за стеной чей-то громкий голос. Это один из моих парней отчитывал горничную. И знаете за что? На белоснежном покрывале он, видите ли, обнаружил черный волосок. И это человек, который еще накануне спал на кровати, где вообще не было постельного белья! Вот такая интересная нация — эти камерунцы.

— Кстати, давно хотели вас просить. Правда, что Роже Милла появился в сборной Камеруна-1990 по личному распоряжению президента этой страны?

— Сейчас расскажу, как все было. В марте 1990 года проходил Кубок Африки, где мы заняли в группе третье место. В атаке катастрофически не хватало остроты, и я попросил Роже вернуться в команду. Последовал отказ. А у меня такое правило: если человек не хочет играть, я его не уговариваю. В мае мы начали готовиться к чемпионату мира. Журналисты постоянно спрашивают: «Возьмете Миллу или нет?» «Так он же сам не хочет!» — отвечаю. И тогда общественность написала письмо президенту страны: мол, так и так, без Миллы Камеруну ничего не светит. А команда в этот момент находилась на сборе в Югославии. И вот в один прекрасный день на Балканы прилетает министр молодежи и спорта Камеруна, который мне заявляет буквально следующее: если мы не возьмем Роже в Италию, то его, министра, обратно домой уже не пустят! В конце концов, все закончилось благополучно и для чиновника, и для сборной Камеруна. Как Милла сыграл на том чемпионате мира, думаю, все прекрасно помнят.

— Скажите, а с какой-нибудь другой африканской командой вы хотели бы поработать?

— Деннис Лахтер, есть такой известный агент, предлагал мне возглавить сборную Ганы перед мировым первенством в ЮАР, но я отказался. И камерунцам тоже сказал «нет». Жду предложений из России.




Партнеры