Как я работал с Семшовым

Илья Казаков, комментатор телеканала «Россия 2», специально для «МК»

11 апреля 2012 в 20:02, просмотров: 1848

Если откровенно, я не в силах понять, почему обычное событие наделало столько шума. Как только новостные ленты сообщили, что Игорь Семшов попробует себя в роли комментатора матча «Фулхэм»–«Челси», начался удивительный ажиотаж.

Как я работал с Семшовым
фото: Наталия Губернаторова

Наперебой звонили-писали коллеги, уточняя и прося о возможности поприсутствовать в аппаратной на Шаболовке. Звукорежиссер раздобыл в недрах своей болельщицкой коллекции тот чудо-календарь «Динамо», где команда была сфотографирована в ретростиле, и принялся ждать автографа. Новостная телебригада втаскивала в комментаторскую кабинку софиты и штативы, чтобы запечатлеть момент дебюта... Страшно представить, что было бы, окажись на месте Семшова человек, не подготовленный к вниманию прессы!

А так он, настоящий профессионал, не дрогнул и не смутился ни разу. Надо прийти за четверть часа до репортажа в прямой эфир другой программы — пожалуйста. Дать интервью в перерыве матча — без вопросов. Разве что на дружескую эсэмэску Владислава Радимова со стандартной подколкой «подскажи, на кого ставить?» — рассмеялся с толикой смущения. Я подумал, как его на следующий день встретит команда, сколько неминуемых и однообразных шуток придется выслушать, — и мысль эта унеслась дальше, к майскому сбору сборной, к новой волне подначек. Подобные случаи обязательно остаются на слуху даже спустя долгое время. Но опять-таки причина поднявшегося ажиотажа оставалась непонятной.

Футболист или тренер, приглашенный на роль комментатора матча, — явление, ставшее привычным. Речь не о бывших, оказавшихся на какой-то период на перепутье, а о действующих. Андрей Гусин, помнится, несколько лет с охотой усаживался перед микрофоном. Алексей Смертин, Егор Титов продолжают этот ряд примеров, который, если напрячь память, наверняка расширится. Но тогда не было подобной шумихи. Повод задуматься: куда пришла сегодняшняя журналистика? Неужели такая «акция», «проект» или что-то подобное становятся чем-то более интересным, чем сам футбол? Или причина такого ажиотажа скрывается в удачной информационной раскрутке: отследи каждый шаг, каждый этап только подготовки — и повышенное внимание публики гарантировано?

Тем не менее опыт совместной репортажной работы с Семшовым меня порадовал. У микрофона был человек, оценивающий эпизоды матча взглядом парня, не раз проходившего что-то аналогичное. Отсутствовали надуманные эмоции, пропала после стартового волнения шаблонность фраз (советская комментаторская школа в силу общественно-политических традиций неминуемо должна была породить профессиональный набор штампов и, разумеется, сделала это — на них мы, представители одного поколения с Семшовым, натыкались в детстве и впитывали в себя). «Сдержанность» и «конкретность» — не самые плохие слова, когда речь заходит о публичных оценках.

Конечно, ему самому было любопытно. Новый опыт, знакомство с профессией, которая отчасти является смежной. Люди футбольного мира, однажды надев наушники и включив микрофон, начинают иначе относиться к журналистскому труду. Равно как и пресса, попробовав сыграть в одной команде с профессиональными игроками, многое пересматривает в своих следующих оценках.

Надо ему позвонить. Узнать, что сказали одноклубники, главный тренер. Была ли белая зависть или, напротив, непонимание?

Хотя подозреваю, никто из них особо не удивился. Обычное дело — Семшов и телевидение. Как никто бы не удивился, если бы он заметку написал.

Вот если бы Игорь Денисов к микрофону сел — тогда да, шуму могло быть еще больше.

Интересно, кстати, когда мы «Тоттенхэм» показываем? Можно Павлюченко позвонить — вдруг захочет продолжить наметившуюся традицию...




Партнеры