Владислав Третьяк: «Юбилей не для себя организую»

Легендарному хоккейному вратарю — 60

24 апреля 2012 в 20:10, просмотров: 8029

25 апреля, 60-летний юбилей празднует лучший хоккейный голкипер XX века, трехкратный олимпийский чемпион, десятикратный победитель чемпионатов мира Владислав Третьяк. Сильнейшие российские клубы «Авангард» и «Динамо» отложили решение вопроса о чемпионе Континентальной хоккейной лиги аккурат до среды, чтобы достойно отсалютовать юбиляру. А накануне президент Федерации хоккея России принял приглашение «МК», ответив на вопросы корреспондентов и читателей газеты в режиме онлайн-конференции на сайте mk.ru.

Владислав Третьяк: «Юбилей не для себя организую»
фото: Геннадий Черкасов

— Владислав Александрович, давайте начнем с приятного: не сомневаемся, впереди острые вопросы еще будут. Как собираетесь отпраздновать юбилей?

— У нас принято в перерыве накрывать небольшой фуршет. А уже на следующий день, 26 апреля, я соберу людей, с которыми играл, из-за границы друзья приедут... Но я подчеркиваю: юбилей делаю не для себя, а для них. Михайлов, Петров — все те люди, с которыми я выходил на площадку; Макаров, Ларионов — из более позднего поколения звезд нашего хоккея... Много тех людей, которые содействуют мне в моих занятиях благотворительностью. Жаль, всех, кого желал бы видеть, просто не смогу позвать. Моя задача — всем сказать спасибо. Хотелось бы поблагодарить еще раз всех болельщиков, которые долгое время меня поддерживали. Без них в хоккее ничего невозможно сделать.

К сожалению, мы сейчас стали мало общаться друг с другом. У всех какие-то проблемы, чрезмерная занятость... Мой юбилей — это не дань моде, не тусовка. Всё будет по-другому.

— В чем видите главную задачу как главы Федерации хоккея? Чем бы хотели запомниться на посту?

— В первую очередь надо развить хоккей в стране. Это материально-техническая база, взаимодействие с регионами. Хоккей — наш национальный продукт, и мы его должны развивать. Да, он не из дешевых, в основном из-за амуниции и технического оснащения. Отстаем от Канады мы сильно: у них 2500 стадионов, у нас — всего 320. Но ведь за последние 5 лет мы очень много объектов построили.

Думаю, за 6 лет, что я возглавляю Федерацию хоккея, мы все-таки вернули отношение к виду спорта. Мы сегодня создали хороший микроклимат, с уважением относимся к игрокам, даже если проигрываем, не обливаем никого грязью, не ищем «стрелочников», а просто смотрим вглубь, чтобы узнать, что происходит. А запомниться хочу победами нашего хоккея.

— Владислав Александрович, зачем вам вся эта политика и пост президента ФХР? Вы сами не жалеете, что взвалили на себя такую ношу? Занимались бы спокойно вашей академией. Вы ведь только карму себе портите и недоброжелателей наживаете.

— Откровенно скажу, что я и не собирался быть президентом ФХР. Прекрасно знаю: в футболе и в хоккее у нас разбираются все. Естественно, когда будет победа, все будут тебя хвалить, когда проиграешь — ругать. Но это было решение высшего руководства. Меня вызвали: «Мы думаем, что с вашим умением, с вашим опытом...» И я сказал «да». Было тяжело, особенно в первое время. Кого-то увольняешь, и начинается поток критики. Конечно, это неприятно, тем более мне — человеку, который, как Ширвиндт однажды сказал: «Ты можешь умирать, ты уже все сделал для страны». По-моему, все свое здоровье, силы, время отдал стране, полностью себя посвятил одному виду спорта. Стараюсь. Есть ошибки, от них никто не застрахован. С каждым годом конкурировать все сложнее и сложнее. Даже в советское время мы терпели болезненные поражения. В 1976 году от поляков — 4:6. И зимнюю Олимпиаду-80 проиграли американцам. Не все так гладко было, как теперь многие думают.

фото: Игорь Уткин

* * *

— Когда наша КХЛ догонит и перегонит заокеанскую?

— Я думаю, еще не скоро. Потому что НХЛ больше ста лет, а КХЛ — лишь четвертый год. У них играют лучшие хоккеисты мира, там самое главное — бизнес. У нас же это больше благотворительность со стороны спонсоров, мы не так много денег зарабатываем. У них арены по 20 тысяч вместимостью, а у нас самые большие — на 7–8. И по уровню хоккея они выше.

— Есть ли у вас уверенность, что наша сборная по хоккею победит в Сочи-2014? Так же как, если верить Сергею Фурсенко, футбольная команда сделает это на чемпионате мира-2018?

— В футбол выиграть тяжелее, чем в хоккей. Там больше претендентов на звание. Про высказывание Фурсенко я ничего не буду говорить, это его личное дело. Но мы будем бороться за золотые медали. Мы проиграли Ванкувер, а хозяева, канадцы, сами еле-еле пробрались в финал. Видите, даже дома не всегда стены помогают. Кандидатов в олимпийскую сборную хотим привлечь как можно скорее, чтобы игроки уже чувствовали неравнодушное отношение к себе, чтобы тренеры уже сейчас могли с ними вести тактическую работу.

— Как вы оцениваете игру внука Максима? Есть у него будущее в профессиональном спорте?

— Он похож на меня трудолюбием и любовью к профессии. Готов с утра до вечера тренироваться — действительно преданный хоккею человек. Что из него получится, пока не буду гадать. В своей сборной он занимает по праву второе место. А я ведь тоже не был первым номером!

— Почему питерский СКА «в одну калитку» продул «Динамо»?

— Я считаю, что можно собрать и вложить миллион денег и кучу звезд собрать, а игру не показать. Мы не сомневались, что СКА будет в финале. Но тренерский штаб и команда не смогли сплотиться ради главной задачи. Чисто психологически. «Динамо», вне зависимости от исхода седьмого матча финальной серии, — это коллектив, единомышленники. Возможно, уступают СКА и по тактике, по звездам, но они выглядят намного лучше. Как не вспомнить чемпионат мира-2000 в Санкт-Петербурге? У нас была самая звездная команда, а мы заняли 11-е место. Потому что не смогли команду сплотить. Просто позор. А команда была — и Буре, и Жамнов, кто только за нас не играл в том чемпионате!

фото: Игорь Уткин
Ворота Третьяка на замке.

* * *

— Отпускали ли ребята какие-нибудь шуточки в адрес тренера Анатолия Тарасова?

— Никогда. Ни при Тарасове, ни при Тихонове. Это уже при Вячеславе Быкове стали в демократию играть. Раньше тренер был царь и бог. Получил ли ты квартиру, получил просто зарплату, попадешь ли в сборную — всё тренер. Сегодня у наставника роль совершенно сокращена. Он такой же наемный работник, как и все. Для него главное — тренировка. А раньше он еще и к начальству ходил, вопросы игроков своих решал. Но нынешняя модель лучше. Тренер занимается только своим делом, такой же, как и все. Он на контракте. А раньше твою судьбу решал тренер. И если у тебя с ним конфликт, ты лишаешься всего!

фото: Геннадий Черкасов

— Когда психологически сложнее было: во время вратарской карьеры или сейчас?

— Когда я играл, с команды требовалось только одно место — первое. Серебряная медаль — уже позор. Но сегодня мне сложнее. Потому что многое от тебя не зависит. В воротах иначе: ты пропустил — значит, сам виноват. А сегодня есть моменты, когда и не от тебя зависит что-то, вот молодежка 18-летних плохо выступила. Ну год такой выдался, ну нет звезд! И грибы белые раз в четыре года рождаются! А чуть что — сразу федерация виновата: неправильный состав, неправильного тренера назначили... Где-то, может, вина наша есть, но не целиком и полностью.

— Почему вы никогда не играете в воротах в ветеранских матчах?

— К сожалению, мои суставы не готовы к таким нагрузкам. Врачи говорят, что я даже бегать не могу. Я как-то поиграл — потом у меня месяц суставы болели. Во-первых, надо постоянно заниматься. Вячеслав Фетисов вот постоянно играет. Другие ветераны — тоже. Они находят время, а у меня его нет. Я президент Федерации хоккея, у меня свой фонд, депутатские нагрузки. Все наперед расписано. Я вышел на лед на Красной площади, потому что для меня это было историческое событие, которое невозможно пропустить. Я был маленьким, когда увидел 1 Мая парад физкультурников. Теперь буду рассказывать своим внукам, что на Красной площади играл. Да, в несвойственном мне амплуа защитника, но все-таки!

«МК» сердечно поздравляет юбиляра.



Партнеры