Не думай о минуте свысока

Роман Слуднов: «Был уверен, что перед Играми наши пловцы уж точно разменяют минуту»

9 мая 2012 в 20:22, просмотров: 6239

Бронзовый призер Олимпиады 2000 года, двукратный чемпион мира, первый на планете брассист, выплывший на стометровке из одной минуты, Роман Слуднов готовится уже к четвертым Олимпийским играм. Роману 32 года, 8 лет он тренируется в США, на апрельском чемпионате России включен в сборную.

Не думай о минуте свысока
фото:

— Роман, после пекинской Олимпиады вы задумывались о начале карьеры в финансовой сфере и не были уверены, что останетесь в спорте на еще одно четырехлетие. Однако остались. Более того, поедете на свои четвертые Игры...

— После Пекина на самом деле осталась неудовлетворенность — там я хоть и установил рекорд России (59,87), но занял лишь шестое место. Да и в карьерном плане появилась уверенность в себе — в 2009 году я окончил американский университет, понял, что с таким образованием смогу найти хорошую работу после плавания. Решил еще попробовать. Но, честно скажу, если бы я знал, что буду отбираться в Лондон с результатом 1.00,60 (такое время Роман показал на апрельском чемпионате России. — Ред.), то сильно призадумался, стоит ли оставаться в спорте.

— Вы недовольны этими секундами?

— Я рассчитывал выплыть из минуты, только такое время может давать надежду на попадание в олимпийский финал. Но постараюсь максимально эффективно провести оставшиеся до Игр три месяца.

— То есть на сей раз вы будете довольны даже самим фактом попадания в финал Игр?

— Знаете, за 8 лет проживания в Америке у меня произошла значительная переоценка ценностей: поэтому олимпийский финал в моем возрасте, да еще на четвертых подряд Играх меня вполне удовлетворит. А если удастся еще и улучшить рекорд России, буду считать, что прожил последние годы не зря.

— Вы рассчитывали, что достаточно легко обойдете гораздо более молодых соперников и окажетесь единственным из российских брассистов, выполнившим олимпийский норматив на дистанции 100 метров?

— Конечно, нет. И два, и три года назад я был уверен, что перед лондонскими Играми наши пловцы уж точно разменяют минуту. Но им не удалось выплыть даже из 1.01,0. Предсказать такое было сложно. Но, приехав в середине марта на базу «Озеро Круглое» и узнав про то, в какие условия были поставлены некоторые спортсмены в период подготовки, я уже ничему не удивлялся.

— Кого конкретно вы имеете в виду?

— Антона Лобанова. Если помните, этот спортсмен несколько лет назад подавал большие надежды, выиграл чемпионат страны в 2011 году на двухсотметровке, и именно его я считал своим основным соперником в России. Но оказалось, парня перед Новым годом под надуманным предлогом на 10 дней отправили в казарму и вообще прекратили финансирование по линии Центра спортивной подготовки. В итоге 19-летний спортсмен, по своему потенциалу способный биться даже за олимпийские медали на обеих дистанциях в брассе, оставшись без финансовой поддержки, был выбит из колеи и на Игры не отобрался.

— Почему вы решили рассказать об этом? Ведь, казалось бы, устранение конкурента лишь сыграло вам на руку.

— Знаете, лет 7–8 назад я был в аналогичной ситуации: меня отцепили от команды, отправляющейся на чемпионат мира в короткой воде, создавая вокруг меня очень неприятный психологический климат. Поэтому считаю своим долгом поддержать более молодых спортсменов. Ведь такие ситуации идут во вред российскому спорту.

— Наш знаменитый спинист двукратный бронзовый призер пекинских Игр Аркадий Вятчанин, общаясь с журналистами на апрельском чемпионате России, объяснил свое решение переехать в США некомфортной психологической обстановкой вокруг нашей команды. Вам, наверное, как никому другому понятны эти мотивы?

— Главной целью моего отъезда в Америку в 2004 году было все же желание получить хорошее образование. А у Аркадия была иная мечта — попасть на лондонскую Олимпиаду, и не просто попасть, а бороться там за медали. Он не сдался после двух непростых лет и рискнул в олимпийский сезон уехать так далеко, расставшись с родителями и друзьями. И даже сам факт его попадания в команду на обеих дистанциях на спине, да еще с лучшими результатами уже достоин восхищения! Ведь год назад его практически списали. И когда сейчас я читаю комментарии первого вице-президента федерации Виктора Авдиенко, что, мол, Вятчанин ведет себя некорректно и у него возникнут проблемы во взаимоотношениях в команде, мне хочется сказать: лучше бы гостренер в интересах дела не выносил подобного рода мысли на публику, а помог и поддержал столь заслуженного спортсмена. Посмотрите, на каком позитиве выступает соперник Аркадия Владимир Морозов, также тренирующийся в Америке, но представляющий клуб «Волга», который возглавляет Виктор Борисович. Никому не приходит в голову критиковать этого пловца, и его желание выступать за российскую сборную находит полную поддержку руководства федерации.

— Вятчанин рассказал, что федерация плавания и лично президент Владимир Сальников не разрешают ему выступать за Тюменскую область, в связи с чем спортсмен испытывал серьезнейшие финансовые трудности в США.

— Считаю странным, что кто-то наделяет себя правом таким образом решать судьбу человека. И ведь Вятчанин не отказывался выступать за Ростовскую область, он лишь просил разрешения параллельно представлять Тюмень, так как Ростов не в состоянии компенсировать его затраты на пребывание в Америке. А Тюмень была готова. Однако господин Сальников не разрешил Аркадию параллельный зачет, хотя масса других пловцов выступают за два региона.

— А лично вам федерация плавания помогала в подготовке к Играм?

— Я уже достаточно взрослый, чтобы понимать бессмысленность своего обращения за помощью к федерации. Мне частично помогала моя родная Омская область, частично я готовился за собственный счет. Да, звучит странно, что, имея столь внушительных спонсоров, федерация не считает необходимым помогать ведущим спортсменам, таким, как Вятчанин и я. Но, возможно, мы просто не умеем правильно просить, ведь другим пловцам оплачивают их подготовку за границей.

— Может, причина в другом: последние сезоны и у вас, и у Аркадия были не слишком удачными и в вас двоих просто перестали верить?

— Во-первых, кому как не Владимиру Валерьевичу знать о провальных сезонах. Вспомните, что в него в 1988 году уже никто не верил, а он вопреки всему в блестящем стиле в 28 лет завоевал олимпийское «золото» в Сеуле. Потому что горел этой мечтой! Почему же не предположить, что и сейчас возрастные спортсмены тоже еще на что-то способны? А во-вторых, если уж сама федерация не помогает тому же Вятчанину финансово, то что мешает разрешить это сделать одному из регионов?

— А вы не опасаетесь делиться с прессой такими откровениями?

— Мне бояться нечего! Свое место в команде я завоевал честно, никакой финансовой зависимости от федерации, как я уже сказал, у меня нет. А вот судьба российского плавания мне небезразлична. И смотрите, что получается. Примерно с 2000 года в мировое плавание пришли большие деньги — именно тогда был создан сверхпопулярный бренд по имени Иен Торп. Затем появился Майкл Фелпс. И плавание превратилось в весьма выгодную индустрию. Неслучайно теперь на высочайшем уровне плавают до 28–30 лет и даже после. Такие звезды, как японец Косуке Китаджима, итальянка Федерика Пеллегрини, американец Райан Лохте, тот же Фелпс, готовятся к своим третьим Играм.

И, соответственно, уровень профессионализма в плавании возрос в разы в каждой мелочи. А что происходит у нас? Приезжаю на «Озеро Круглое» и слышу про «сверхсовременный» гидроканал или про так называемую «комплексную научную бригаду», чьи методики отстали от жизни лет на 20.

Все глобальные выводы, конечно, лучше оставить на потом. Сейчас, на мой взгляд, за три месяца до Олимпиады, главная задача руководства федерации и сборной команды — создать благоприятный микроклимат в команде, а не раздавать интервью с критикой отобравшихся на Игры пловцов. Наша же задача как спортсменов — быть уверенными в себе, пройти Олимпиаду как праздник спорта и показать те результаты, к которым мы готовы.



Партнеры