Ковтуну было не все равно

Дебютант чемпионата мира после короткой программы проигрывает десятому месту почти десять баллов

14 марта 2013 в 11:38, просмотров: 2661

Максим Ковтун, про которого было сказано столько разных слов за последнее время, после первой части соревнований оказался на 19- м месте. Далеко и почти безнадежно. Говорят, нельзя сдаваться, пока есть хоть один патрон. Патрон есть – но какой же пробивной силой должна обладать произвольная программа Максима, чтобы расчистить дорогу к заветной десятке?

Ковтуну было не все равно
фото: РИА Новости

Только и остается констатировать, что нет в мире всеобщего счастья: вон Патрик Чан в короткой программе побил рекорд Юдзуру Ханью, который тот установил в декабре. И зачем Патрику столько баллов, отсыпал бы…

Сначала Максим общаться с журналистами не захотел. Или не смог. Выйти растерзанному на новое растерзание вообще-то не так просто. Для этого надо, конечно, заматереть. Не успел. Не выходит, конечно, к бортику, как его ровесник Ханью, с Винни-Пухом, но вообще-то – мальчишка мальчишкой. Только с возложенными на него страной надеждами.

Он, может, и не хотел бы их получить именно сейчас, в этом сезоне - позади и выигранный юниорский финал Гран-при, и удачный дебют на взрослом чемпионате Европы, - но кто же его спрашивать будет? «Так жизнь сложилась», - как ответила бабушке внучка Примакова, когда ее спросили, почему бант где-то на боку. Вот и у Ковтуна так сложилась: Сочи зовут одиночника!

Ну, очень всем хотелось, чтобы звали двоих.

Так вот – пока Максим делиться печалями проката не хотел, вышла Татьяна Тарасова, тренирующая Ковтуна вместе с Еленой Буяновой. Татьяна Анатольевна точно знает, что не выйти в народ нельзя: лучше сказать все самой, чем за тебя скажут другие.

- Я объясняю случившееся только отсутствием опыта. За восемь минут разминки перед прокатом у Максима потерялась энергия. Это все можно долго объяснять, но – зашел на прыжок, надо просто делать его, и все! Он нормально зашел, не сделал никакой ошибки, и его просто как светом ослепило! Раз – и все. И дальше элементы, конечно, он делал без настроения. Опять же, опыта нет, понимаете? Он сделал аксель хороший, лутц, который у него хороший, вращения… Но не сделал главный элемент - четверной тулуп, который и с утра прекрасно выполнял, и на разминке мы ему специально не дали прыгать его второй раз, не надо было, потому что он «вылетел» хорошо.

Очень жаль. Мне не жаль, что его сюда, в Дондон, привезли. Это неудобно, конечно, занимать такое место. И стыдно. Я это хорошо понимаю. Как никто другой. Но считаю: ему нужно иметь опыт такой же, как имеют люди, которые с ним вместе соревнуются в стране. Чтобы на следующий год мы могли выбрать правильного человека. У него такого опыта нет – ни больших соревнований, это первый большой старт, ни длинного сезона, за который нужно отвечать. Он ответил за все соревнования в сезоне, кроме проката этой короткой программы. Ну, что его теперь за это – линчевать? Нет, он и сам в плохом виде. Есть вещи, над которыми надо работать. Надо работать над базой, потому что самое главное это база, она и держит. Работы с ним много, как ни с кем.

Посмотрим, как он будет настраиваться на произвольную программу. Понимаете, это ведь тоже первый опыт! Как сам будет из этого выкарабкиваться. Сможет ли? Захочет ли? То есть захотеть-то захочет, а сможет или нет? Конечно, понимаю, что здесь нам нужно было в десятку сильнейших попадать. Ну, значит, поедет только один – тот, который будет достоин! Но у всех будет хотя бы равная платформа при отборе, опыт международных соревнований. Ну, если он на следующий год отберется на Олимпийские игры, как вы думаете, может он на них ехать, не попробовав никогда чемпионат мира? Ну, как это?

Я думаю, что шансы исправить ситуацию произвольной программой минимальны. Должно произойти чудо. Но всякое бывает. Я не думаю, что мы это увидим здесь, но, во всяком случае, хотелось бы приблизиться куда-то. Максим, конечно, расстроен – но сейчас его к вам пришлю. Отказался? Ну, вот видите, у него нет опыта и здесь. Потому что и это с ним впервые – когда после плохого проката еще и вопросы задают. Он был на таких соревнованиях, где не спрашивают и люди не сидят. Только судьи и пустые трибуны. Что ж, попробую привести.

Тарасова не обманула, привела. И Ковтун начал рассказывать про «неконтролируемую» усталость в ногах.

«Я пытался от этого избавиться. После разминки стало немного полегче, но пока катались другие участники, усталость накапливалась и накапливалась. И только когда я сорвал четверной, мне стало просто все равно, а для меня это лучшее состояние, чтобы катать программу.

Да, я нервничал перед выступлением. Просто очень хотелось прыгнуть выше головы и все. Так бывает. Я даже не могу объяснить, но думаю, было видно: когда я шел на четверной, меня резко пошатнуло уже на первой дуге. А перед началом программы и почувствовал, что у меня дрожат ноги! У меня и раньше уже бывало такое состояние, но я с ним справлялся, а сейчас не смог. Я пошел на второй прыжок, потому что просто не понял, что произошло. Даже в мыслях не было, что могу сорвать четверной тулуп».

Что и у кого было в мыслях, теперь дело темное. Но к ситуации надо отнестись без фанатизма и драматизма. И есть тому простейшее объяснение - такова спортивная жизнь.

Да, и последний патрон тоже есть…



    Партнеры