Олимпийские талисманы перекрасятся под «Гжель»

Сувениры на Играх в Сочи будут обладать национальным колоритом

2 апреля 2013 в 17:55, просмотров: 5621

Продажа олимпийских сувениров — одна из основных статей дохода на любых Играх. Брелоки, кружки, стаканы, чайники, бейсболки, полотенца, футболки, толстовки и еще сотни наименований товара с символикой Олимпиады раскупаются как горячие пирожки. И каждая страна-организатор старается придать сувенирной продукции национальный колорит.

Олимпийские талисманы перекрасятся под «Гжель»
фото: Геннадий Черкасов

Сувениры Игр в Сочи уже поступили в продажу, и национального колорита в них хоть отбавляй: фигурки талисманов, расписанные в известном на весь мир стиле «Гжель», хохломские матрёшки с олимпийской символикой и расписная Семикаракорская керамика.

Корреспондент «МК» побывал на Гжельском фарфоровом заводе и собственными глазами увидел, как из глины рождаются Мишка, Зайка и Леопард.

Налепить олимпийскую символику можно на что угодно, и это уже будет считаться сувениром. Ползунки для младенцев с пятью кольцами, например, тоже будут пользоваться спросом. И всё-таки самыми популярными становятся подарки с какой-нибудь национальной изюминкой.

Привыкшие к холоду канадцы главную ставку сделали на красные варежки с кленовым листом, олимпийскими кольцами и надписью «Ванкувер 2010». Хорошо также расходился традиционный кленовый сироп со специальными этикетами на бутылочках.

Англичанам и думать особенно было не надо, ведь красные двухэтажные автобусы, телефонные будки, черные кэбы, Биг Бен сами по себе являются знаменитыми на весь мир символами Лондона, на них остается только нанести олимпийские кольца. Однако Оргкомитет Игр-2012 серьезно критиковали в Великобритании, потому что большинство изделий было произведено за пределами страны, в том числе и в Китае.

Оргкомитет Сочи-2014 решил не повторять ошибку своих коллег с Туманного Альбиона. Главная линейка олимпийских сувениров будет состоять из изделий русских народных промыслов и, разумеется, производиться всё это будет в России. Гжельский фарфор, хохломская роспись и Семикаракорская керамика — русские народные промыслы будут править бал на рынке олимпийских товаров.

Фигурки талисманов Леопарда, Зайки и Мишки, а также всевозможную посуду, украшенную традиционной гжельской росписью — всего порядка 100 наименований — уже можно купить в официальных точках продаж. Десятки мастеров ежедневно трудятся в цехах подмосковного предприятия, рождая на свет эту сине-белую красоту. За их работой наблюдал корреспондент «МК».

«Это же Кузнецов!»

В городке Гжель заводов и заводиков, выпускающих знаменитую посуду, много. Местные бабушки, показывая дорогу приезжим журналистам, никак не могли прийти к согласию, в какую сторону стоит следовать. Впрочем, Гжельский фарфоровый завод — самый крупный, и, как считают его сотрудники, именно он ведёт свою историю с тех самых знаменитых кузнецовских мастерских в Гжели. Помните фильм «По семейным обстоятельствам»? Там героиня Галины Польских собирает осколки разбитой её зятем чашки и в отчаянии кричит: «Это же Кузнецов!»

Семья Кузнецовых была первой, кто организовал здесь производство в промышленных масштабах, - рассказывает главный художник завода Татьяна Дмитриевна Федоровская, пока мы гулкими шагами отмеряем расстояние до мастерских, - А вообще, мы считаем, что нашему промыслу больше семи веков. Это, наверное, самый древний в России промысел. Первое упоминание о Гжели встречается в грамоте Ивана Калиты, в которой гжельских мастеров просили привезти в Москву белые глины для того, чтобы сделать аптечную посуду. Но раз к тому моменту на Гжель обратили внимание в царском дворце, то промысел должен был быть известен по всей Руси.

Земли, на которых расположен этот подмосковный город, не были пригодны для сельского хозяйства, но зато были богаты на глины — белые, красные, серые. Сначала начали использовать красные, они самые простые.

- Для них не нужна никакая особенная технология, - объясняет Татьяна Дмитриевна. - Копай, отминай, немножко отлёживай и пользуйся. Лепи свистульки, игрушки, тяни гончарную посуду. И пожалуйста, вези в Москву на продажу. Так люди и делали. И уже потом стали использовать белые глины. Народ вообще здесь очень любознательный, такой уж у нас местный менталитет. Здесь никогда не было крепостного права, потому что и крестьян как таковых не было, только промысловые люди.

Сначала белой эмалью и цветными красками стали покрывать гончарную посуду, потом появились изделия из фаянса. Про фарфор никто не знал до того момента, когда в Россию в середине 16 века стали его привозить из Китая. Стоил заграничный фарфор очень дорого, буквально на вес золота. Но российскому ученому Дмитрию Ивановичу Виноградову удалось разгадать секрет производства фарфора, он открыл свой метод с использованием как раз гжельских глин.

Вы до сих пор работаете с местными глинами? - спрашиваем у Татьяны Дмитриевны.

Нет, все они уже выработаны. Возможно, где-то еще и залегают, но серьезных исследований, чтобы их найти, не проводится. И потом, их все равно не хватило бы для нынешних масштабов производства. Так что мы работаем с привозными. Но красная глина до сих по есть. Её копают, ею пользуются, но продукция из неё не имеет большого распространения. Посуда получается только декоративная.

Талисманы с русской душой

Для производства сувениров российских Игр лучше не придумаешь, чем такой древний промысел. Однако гжельским художникам пришлось сочинским талисманам придать побольше «русскости» что ли... Леопард, Зайка и Мишка немного напоминают мультяшных героев, причем из американских мультиков. Но мастера-волшебники гжельского завода постарались вложить в них российскую душу. Работа над талисманами у художников заняла 5-6 месяцев, они миллиметр за миллиметром утверждали с заказчиками каждого персонажа. Миллиметр носа, миллиметр лапки, миллиметр ушек...

Образ нужно было с бумаги переложить на материал, для этого где-то сделать более обобщенную форму, более мягкие линии, - рассказывает Татьяна Дмитриевна. - А нам поначалу дали указание сделать абсолютно точные копии рисованных персонажей. Но это же невозможно! Вы видите, какие тоненькие ножки на рисунке у леопарда? Если переложить его на глину, он просто упадет, не выдержит.

Художники разрабатывали талисманов в движении, или как назвала это Татьяна Дмитриевна, «в поведении». Каждый символ Олимпиады занимается каким-нибудь зимним видом спорта. Оргкомитет Сочи придумал для троих зверят целую легенду. Заяц вовсе и не заяц, а маленькая зайчиха, девочка. Все он живут в олимпийском доме, у каждого свои увлечения, кто-то любит танцевать, кто-то петь, у каждого свой характер.

И мы пытались этот характер показать в своих моделях, - объясняет Татьяна Дмитриевна. - Иначе персонаж получился бы мертвым, неинтересным. И если сначала заказчики из Оргкомитета скептически относились к небольшим изменениям в эскизах, то когда увидели готовые фигурки, уже в материале, были в восторге! Я всегда говорю, что материал сам за себя скажет. Люди столько труда, души и усилий вкладывают в каждое изделие, что у всех персонажей появляется своя душа.

Хоккеист в золоте

Но прежде, чем каждая фигурка, каждая чашка или тарелка обретёт свою душу, предстоит пройти долгий путь. Сначала над изделием работает художник, делает на бумаге эскиз. Если он просчитал все правильно, нигде в расчетах не ошибся, то дальше он лепит скульптурку из пластилина, а если это посуда, то точит ее на специальном гипсо-модельном станке. Получается модель, с которой художник потом снимает форму, сушит её, заливает туда шликер - кашеообразную, мягкую фарфоровую массу. Собственно это и есть процесс изготовления фарфоровых изделий, но пока он происходит исключительно для одного экземпляра. И если этот процесс прошел гладко, изделие не ведет, оно нигде не трещит, то его запускают в производство.

Вот мы с вами пришли в гипсо-модельную мастерскую, - приглашает в небольшую светлую комнату Татьяна Дмитриевна.

Здесь, как и положено, - творческий беспорядок. Повсюду гипсовые фигурки, посуда, отдельные детали, в больших бочках что-то бело-серое — наверное, тот самый шликер. И всё, от пола до потолка, покрыто гипсовой пылью.

Мастер на столе что-то замешивает, словно тесто.

Что это будет? - спрашиваю.

Здесь постоянно изготавливаются новые формы для изделий, - объясняет мастер. - Вот из этого серого куска в моих руках получится форма для медведя-хоккеиста.

Эти мастера, - присоединяется к разговору Татьяна Дмитриевна, - делают всю гипсовую оснастку, размножают количество форм. Завод у нас довольно крупный, и чтобы запустить одну вещь, делают иногда 50, а то и 100 форм. И все вручную. А после 30-50 отливок форма изнашивается, выбрасывается и нужно делать новую.

У вас вообще нет автоматизированного производства?! - удивляюсь я.

Ну почему же, кое-какие станки есть, некоторые изделия отливаются на них. Эти вещи, конечно, получаются, уже стандартизированными, как под копирку. Это, в основном, чашки, тарелки, подносы...

В мастерской на полке нагромождение старых моделей — их обязательно надо сохранить, потому что потом, возможно, с них снова придется снимать форму.

Над моделями олимпийских талисманов работали три художника. Больших, расписанных золотом, Леопарда, Медведя и Зайку разрабатывал Алексей Рыженок.

Валентин Растяпин придумал бобслеистов, мишку-хоккеиста и зверят для магнитиков. Валентин Алексеевич и сейчас работает за станком, дорабатывает своих медведей. Сама же Татьяна Дмитриевна работала над тройкой талисманов маленького размера.

Уже сейчас в цехах наверху в больших количествах отливаются мишка-хоккеист, бобслеисты, фигуристы, мишка на лыжах, на санках, а будут еще мишка на коньках. Ну и, конечно, просто троица-компания - большие и маленькие, - рассказывает Татьяна Дмитриевна. - Маленьких разработали специально, потому что большой может для кого-то стоить дорого и он купит на память маленького, подешевле. И еще есть зверята магниты, ну и, конечно, посуда с логотипами. Для завода это большая ответственность, сейчас все силы брошены именно на производство сочинской продукции, мало занимаемся своими делами.

150 зайцев в день

И вот, наконец, мы поднялись наверх, на участок, где вручную льют талисманы олимпийских игр. С одной стороны стоят сотни гипсовых форм разных размеров. В них сейчас принимают свой первоначальный вид наши талисманы и другие сочинские сувениры.

Глиняную жидкую массу мы заливаем в эту форму, там глина застывает, из нее гипс отсасывает воду, - эстафетную палочку нашей экскурсии приняла на себя главный технолог завода Тренова Ольга Николаевна. - Пойдём, покажу, как это делается.

Сотрудница завода ловкими движениями снимает верхнюю часть с формы, вытаскивает оттуда глиняного осетра, которому через некоторое время предстоит стать штофом. Две половинки формы снова соединяет, обтягивает черными веревочками и отставляет в сторону.

Теперь эти формы можно снова заливать, - говорит технолог. - И так несколько раз. Для того, чтобы получить необходимую толщину стенки изделия — 3,5 см — оно выдерживается в гипсовой форме определенное время. От 10 до 17 минут. Мы не можем делать их слишком толстыми, потому что тогда изделие будет весить слишком много.

Отлитые изделия ставятся на тележку и их везут к оправщицам — они с помощью мокрой губки удаляют все неровности, швы, шероховатости.

Сколько за смену вы успеваете оправить изделий? - интересуюсь у одной из девушек.

Если целый день сидеть на одном ассортименте, то штук 150 зайцев, например, можно оправить.

Девушки обращаются с каждой вещицей очень аккуратно, потому что одним неловким движением можно лишить того же леопарда нужный параметров. Более прочным изделие становится после первого обжига в утильной печи пои 800 градусах.

«Гжель в цветах эмо

Ой, тут все розовое! - удивляюсь я, рассматривая огромные стеллажи со знакомыми уже изделиями, только все они почему-то выглядят так, словно приняли ванну из марганцовки.

После первого обжига мы отправляем всё в этот отсек, чтобы проверить на дефекты — трещины, сколы, - поясняет главный технолог.

Проверить на дефекты — это и есть опустить каждую вещицу в чан с концентрированной розовой жидкостью, действительно напоминающей марганцовку.

Это фуксин, - поясняет Ольга Николаевна. - Гранулированный порошок, который заваривается кипятком. Иногда он бывает синим, но у нас розовый. Изделие окунается в него и все дефекты сразу становятся виды. Если трещина есть, то после раствора на изделии покажется белая полоска. Все, это негодная вещь, она в печи разойдется.

Вот в фуксин нырнул очередной леопард. Сразу становится ясно, что он никогда не попадет на прилавки магазинов.

Видите, он в воде уже шипит, пузырится? Все, это брак, это мы откладываем.

Отброшенные изделия уже годятся только на то, чтобы пойти на переработку. Их перемалывают, и только потом можно по-новому использовать.

Стеллажи закончились, и начались столы художников.

После того, как мы проверили изделия на брак, мы отдаём их на роспись кобальтом. У каждого художника на столе стоит образец, по которому нужно разрисовывать изделие — черным по розовому, - рассказывает технолог.

Я в недоумении и растерянности. Эти в стиле эмо черно-розовые вещицы практически ничем не напоминают известную мне гжельскую продукцию Как так?! - таращу глаза на Ольгу Николаевну.

Не торопитесь, скоро мы раскроем все секреты. А пока расскажу вам, как расписывают сочинских зверят. Сначала им пишут глаза, и чтобы у всех они были одинаковыми, над всей серией работает один человек. А уже дальше — бантики, лапки — дорабатывают другие. Конечно, поскольку каждое изделие расписывается вручную, то абсолютной клонированной точности у изделий нет. Но мы стараемся, чтобы один сервиз, например, расписывал один человек, чтобы отличий было немного.

Если честно, то только очень наметанный глаз может различить какие-то нюансы. Обычный покупатель вряд ли поймет, чем отличается один сервиз от другого, или одна Зайка от такой же в другой коробочке.

А вот и леопард. Лео, как зовут его сотрудники завода. Лео почему-то ни разу не розовый.

- Просто в окончательном варианте окрас леопарда нежно-голубой, и фуксин может испортить тон, - объясняет технолог. - И кобальтом его не раскрашиваем, а используем специальные соли для нужной окраски.

А как же тогда дефекты определяете?

Вот приходится изворачиваться, наметанным глазом внимательно смотреть. Впрочем, все изделия в готовом виде потом еще раз осматриваются для нового выявления дефектов. Ой, что это у нас? - кажется параллельно с экскурсией для нас Ольга Николаевна ещё и пытается работать. Всё под контролем. - Глаза слишком большие получились, надо как на образце, - главный технолог тщательно осматривает работу одной из художниц. - О-о, а это вообще не такие глаза, какие нам нужны. Татьяна Дмитриевна, посмотрите! - главный художник завода в этот момент снова присоединилась к корреспондентам «МК».

Кто глаза писал? Сама писала? - требовательно обращается главный технолог к одной из девушек, качая головой. - Очень большие, очень. А вот тут хорошие глазки! Татьяна Дмитриевна, посмотрите, какие хорошие глазки!

У каждого живописца свой разряд — от третьего до шестого. И в зависимости от своего разряда они и расписывают изделия, исходя из сложности рисунка. Каждое изделие обычно расписывают несколько человек.

В отдельной комнате сидят уже художники помаститее, творческая группа. Юрий Гуляев расписывает тарелки, словно картины. Каждая его работа будет подписанной, авторской. Рядом сидят девушки, которым доверена самая ювелирная работа. Например, писать глаза самым маленьким зайкам и медведям.

Волшебное преображение

Видите, тарелки везут на тележке? Их отправляют на покрытие бесцветной глазурью, - Ольга Николаевна направляет нас дальше в нашем путешествии.

И снова чан, наполненный густой жидкостью бело-серого цвета. С виду кажется, что это разведенная известь, но она почему-то называется бесцветной.

Наташ, покажи, как ты покрываешь, пожалуйста, - обращается к мастеру Ольга Николаевна.

Наташа берет в руки медведя-фигуриста и окунает в эту вязковатую массу. Мишка выныривает абсолютно преображенный — ни розового цвета, ни рисунка — словно вернулся к своему первозданному образу. Просто белый мишка. И тарелка опять просто белая, и чашка... Словно взяли и всю красоту замазали. Но Ольга Николаевна успокаивает:

Все эти покрытые глазурью вещи сейчас отправятся в газовую печь. Там они несколько часов потомятся при температуре примерно 1280-1320 градусов. Пойдемте вниз, печь у нас там. Сами все увидите.

На первом этаже внушительный шум. Печь-то похоже работает совсем не тихо.

В ней сейчас находится тележка с изделиями. В печи они стоят сутки — от момента закладывания до момента охлаждения. Мы же их горячими оттуда не достаем, это невозможно, - Ольга Николаевна предвкушает раскрытие тайны, поэтому несмотря на шум слегка понизила голос. - Закладываются они туда в таком виде — белые, покрытые глазурью. А сейчас увидите, какими выедут.

Глазам своим не верю! Как только открылись печные створки, наружу выплыл целый стеллаж на колесах, полный готового гжельского фарфора, каким мы привыкли его видеть. Синяя роспись на белом фоне.

Но как?! Волшебство какое-то... Я думала, что этот синий рисунок наносится сверху.

Нет, нет, вот такая реакция происходит в процессе обжига, черный кобальтовый рисунок так проявляется сквозь глазурь. И получается практически готовое изделие. Некоторые из них потом еще расписываются золотом. На олимпийские изделия еще наносится деколь — синяя или золотая. После чего их отправляют снова ненадолго в печь, - Ольга Николаевна, кажется, довольна произведённым на корреспондента «МК» эффектом.

За непонятным словом «деколь» пришлось полезть в Википедию. Оказалось, это технология нанесения изображения на керамические или стеклянные изделия. Изображение переносится на керамику с бумажной основы, а затем фиксируется высокотемпературным обжигом. Для этого фарфор и отправляют ещё раз в печь.

Сортица-несортица

Чтобы попасть на последний этап изготовления сочинских сувениров, выходим на улицу и тут же утыкаемся в дверь. Это сортировка.

- Здесь девочки каждое изделие осматривают вручную, - рассказывает Ольга Николаевна - Есть ли какой-то дефект, треск или скол, например. После чего товар распределяют по группам, руководствуясь стандартами завода: первый сорт, второй, несорт или брак.

- Чем же отличается брак от несорта?

- Брак — это то, что совсем нельзя продавать, никто попросту не купит. Поэтому весь брак мы уничтожаем, - показанную в качестве примера испорченную вазу Ольга Николаевна нещадно бросает в коробку. От звона побившейся посуды замирает сердце — жалко! - Его всё равно будут бить, уничтожать. А несорт — если есть небольшая деформация или маленькая помарка рисунка -может быть продан, но по низкой цене.

На полках и столах всюду чашки, тарелки, солонки, фарфоровые зверушки, вазы... Тут же сидит мастер, приклеивающий к сочинской продукции логотип Сочи-2014. Пока она светло-коричневого цвета, озолотится уже после печи.

Две сосредоточенные девушки шустренько упаковывают уже готовую посуду в коробки. Неолимпийские изделия облачаются в обычный картон, а для сувенирной продукции приготовлены «наряды» повеселее — специальные маркированные узнаваемым «босковским» узором с логотипами и прозрачной передней стенкой — чтобы товар был лицом, как говорится.

Вот и всё, товар готов, и может быть отправлен в магазины.

Символические цены

В официальном интернет-магазине, а также в специализированных отделах спортивных магазинов известной марки сувениры вовсю продаются, так что необязательно ждать начала Олимпийских игр. Кстати, «МК» изучил прайс лист олимпийских гжельских сувениров, и выяснилось, что цены вполне демократичные.

Например, электрический фарфоровый самовар с чайником, расписанный золотом с логотипом Игр обойдется в розницу меньше, чем в 2,5 тысячи рублей. И это почти самое дорогое изделие в прайс-листе — дороже, 3405 рублей, будет стоить только большое блюдо с золотой росписью. Разные виды чайных пар обойдутся от 400 до 800 рублей.

Талисманы будет стоить по разному. Большие Мишка, Зайка и Леопард, украшенные золотом, оценены в 975 рублей каждый. Таких же размеров символы Олимпиады, но без золотого узора — по 675 рублей. Маленькие, конечно, дешевле. А на талисманов «в поведении», то есть хоккеистов, бобслеистов, фигуристов и так далее, в магазинах будут прикреплены ценники от 700 до 1080 рублей.

А вообще же ассортимент гжельских сувениров огромен: кроме талисманов, чайных пар и самоваров, покупатели смогут на прилавках найти чайники, розетки для варенья и сладостей, шкатулки, кувшины, маслёнки, ложки для тортов, подсвечники, салфетницы, конфетницы, сухарницы, подносы и даже ёлочные игрушки!

Выбор огромный, к тому же новые модели ещё будут поступать. Так что если уже сейчас хотите заиметь у себя дома кусочек Сочи, у вас есть такая возможность.



Партнеры