ЕвГений места. Как Редькин стал олимпийским чемпионом-1992

Алексей ЛЕБЕДЕВ, редактор отдела спорта «МК»

19 декабря 2013 в 18:17, просмотров: 6010
ЕвГений места. Как Редькин стал олимпийским чемпионом-1992
фото: Алексей Лебедев

Эта золотая олимпийская медаль Игр в Альбервиле принадлежит — и по праву — моему доброму приятелю Евгению Редькину. Выиграл он ее 20 февраля 1992-го, а 22 года назад (к особой роли «двойки» в его жизни мы еще вернемся, имейте терпение, дочитайте до конца текста), в такие же декабрьские дни 91-го, он принимал участие в соревнованиях «Ижевская винтовка».

Кто знает, не выступи тогда молодой совсем Редькин здорово на «Ижевской винтовке» — попал бы он в Альбервиль вообще и на старт мужской индивидуальной гонки на 20 км в частности? Скорее всего нет. Впрочем, победа его в принципе получилась удивительной. И безусловно — достойной отдельного рассказа.

И не только потому, что больше «золота» (как и вообще — неэстафетных медалей) у наших мужчин-биатлонистов на тех Олимпийских играх не было…

Начиналось же все… да-да, в Ханты-Мансийске, где ныне уже Евгений Леонидович, серьезный мужчина при пиджаке и галстуке, руководит Департаментом спорта Югры.

Сначала в его жизни были лыжи. И победа на всесоюзных (не шутки!) стартах на приз «Пионерской правды», за которую команду их школы премировали путевкой в «Артек».

— Но перед этим выиграли, — рассказывает Редькин, — кучу соревнований — на район, город и так далее; а иначе мы на всесоюзные старты и не пробились бы…

Затем — переход в не столь еще популярный тогда биатлон. Первые успехи.

— Победил на «Празднике Севера»: когда-то эти соревнования в Мурманске гремели, помнишь ведь, на весь Союз… Пробился в юниорскую сборную. И стал чемпионом мира по юниорам в Финляндии.

Ну и — тот самый триумф на «Ижевской винтовке». А с ним — место в олимпийской сборной. Уже не СССР и еще не России. Официально наша команда, без флага, называлась «объединенной».

Конечно, там были и куда более опытные и маститые на тот момент биатлонисты: Чепиков, например, Попов, Медведцев…

— Но в спринте у нас все остались без медалей. В эстафете тоже «золото» уступили немцам. И на «двадцатке» тренеры решили рискнуть: поставили меня, молодого…

Тут по большому счету и начинается удивительная история. История человека, который лишний раз показал всем: на Олимпийских играх не обязательно быть сильнее всех вообще — нужно быть лучшим в конкретный день. И в конкретном месте.

Редькин шел в первой группе, куда обычно отряжают не тех, кого считают фаворитами. Прошел все 4 рубежа без штрафных минут («Я сам, — вспоминает, — так настраивался: главное — удачно отстрелять»).

О первом месте тогда наш Евгений не думал. Поначалу. Но потом задумался поневоле: долго-долго никто не мог превзойти тот результат.

Так и не превзошли.

— Знаменитый Кирхнер (немец тогда гремел, на тех Олимпийских играх взял 2 «золота». — «МК») с 3 промахами проигрывал мне после 4-го огневого рубежа около 43 секунд. Уступил в итоге всего… 6. То есть 37 секунд ногами отыграл!

Но на трассе оставался еще итальянец Цингерле (через год на болгарском курорте Боровец он станет на той же «двадцатке» чемпионом мира). Тот вообще шел на «золото» уверенно. На последнем рубеже мог аж 3 раза «махануть», как говорят сами биатлонисты. Ибо и ногами работал здорово, и стрелял отменно: ни одного промаха за 3 стрельбы. Первый выстрел — точно! А дальше… промазал четырежды.

— Так в принципе не бывает, — и сейчас улыбается Редькин. — Вот если раз промазал и потом занервничал — ладно. А когда первый попадаешь — наоборот, уверенность приходит. И я не знаю, что должно было случиться, чтобы он целых 4 раза «маханул»! Уже, видимо, сам себе золотую медаль, когда первый раз попал, нацепил мысленно... А после 4 промахов Цингерле так расстроился, что и вовсе бежать бросил. И вообще 13-м, кажется, пришел…

А Евгений Редькин стал олимпийским чемпионом. И с тех пор поверил в магию цифр.

— Смотри, родился я 2 февраля (то есть 02.02), — перечисляет он. — Гонка была та — 20.02. Год — 1992-й (на конце «2»). 20 километров. 20 выстрелов. На лежке — 2 огневых рубежа, на стойке — еще 2. Ну и 22 года мне было!

…Как бы так высчитать, кому из наших повезет в Сочи в феврале 2014-го?



Партнеры