Хроника событий За пропуск Олимпиады-2016 российским легкоатлетам выплатят 40 млн рублей Компенсацию за пропуск Рио-2016 выплатят 42 российским легкоатлетам Информаторы WADA Юлия и Виталий Степановы получили награду от МОК В тюрьме убили подозреваемого в организации теракта на ОИ-2016 Волейболистка Яна Щербань: «Будущему тренеру сборной предстоит работа над ошибками»

Российские паралимпийцы: милосердие от лукавого

О проблемах инвалидов мы вспоминаем раз в четыре года — в связи с Паралимпиадой

24.08.2016 в 16:32, просмотров: 15504
Российские паралимпийцы: милосердие от лукавого
фото: Алексей Меринов

На Паралимпиаду наши спортсмены не едут. Как мы реагируем? Кроем международных чиновников на чем свет стоит (может, и поделом, да вот толку...), устраиваем очередные флэшмобы в поддержку паралимпийцев, думский комитет по спорту грозит CAS «подключить лучших юристов Госдумы» (все мы помним те законы, которые эти «юристы» наваяли за предыдущий созыв). Вот еще белорусы вроде собирались нести на открытии российские флаги. Неужели мы всерьез полагаем, что паралимпийцам наш флаг подсластит эту горькую пилюлю? Разве может эта патриотическая элегия заменить этим самоотверженным людям глоток чистого воздуха, коим являются для них Олимпийские игры… раз в четыре года? Раз в четыре года они знают, что они есть. Потому что все остальное время их просто нет среди нас. Все остальное время мы предпочитаем не обращать внимания на то, как живется паралимпийцам в собственной стране, неловко отводя глаза при виде кого-то из них.

Да, мы стабильно занимаем высокие места в общемедальных паралимпийских зачетах, но что толку от геройств, которые никакого влияния не оказывают на обычную повседневную жизнь людей с ограниченными возможностями? На Паралимпиаде в Лондоне в 2012 году мы были вторыми, канадцы — двадцатыми... Как живут наши инвалиды? Подозреваем, что трудно, но не знаем, насколько. Мы просто не видим этих людей, предпочитая не замечать, ведь их просто почти нет на улицах города, в общественных местах. Не потому что их мало, а потому что выбраться из дома и как-то передвигаться по городу им крайне сложно. В Канаде, находящейся далеко от паралимпийского пьедестала, инвалиду бесплатно перестроят дом вплоть до лифта (а если нет своего жилья, то предоставят полностью адаптированную квартиру), предоставят автомобиль, оборудованный необходимыми приспособлениями, обеспечат и оплатят круглосуточный социальный уход, еще и выделят ежемесячную выплату на уборку дома, а членам семьи предоставят ощутимые налоговые льготы. И это не говоря о том, какая инфраструктура создана в городах. Программами для инвалидов занимаются более 30 министерств и ведомств, а координирует их деятельность в этой сфере Бюро по делам инвалидов.

В Европе, США, Канаде людям с ограниченными возможностями не приходится скрываться дома, везде действуют программы трудоустройства и обучения. Работодатели обязаны предоставлять квоты на прием инвалидов. Причем предприниматели заинтересованы в этом, ведь взамен государство дает субсидии на проведение обучения инвалида на рабочем месте, субсидии на оплату его труда и дополнительные налоговые льготы. Можно бесплатно поступить в вуз и получить новую профессию.

В России же, к сожалению, реальное внимание инвалидам уделяется только во время громких потрясений, вот как сейчас, с отстранением всей паралимпийской сборной от участия в играх. И каждый вдруг стал борцом за права инвалидов, рьяно интересуется происходящим, пишет посты в соцсетях, изобретает популярные хэштеги. Но если трезво посмотреть на ситуацию, то многие ли следят за успехами наших паралимпийцев, многие ли смотрят их соревнования, многие ли смогут ответить, в каких дисциплинах выступают наши спортсмены? Показной интерес — не более чем лукавство. По большому счету проблемы инвалидов у нас никого не волнуют — ни государство, ни, к сожалению, простых людей.

Искусственные препятствия встречаются повсюду: восьмилетнюю девочку-инвалида не пустили в самолет из-за тяжелого электрического кресла, бывает, что инвалида не пускают в ресторан или другие учреждения. И если в последних случаях препятствием становится простая человеческая глупость, то в аэропорту стоит вопрос адаптации инфраструктуры и правил перевозок. А это уже работа чиновников. Похоже, что у нас еще не до конца изжита традиция высылки всех якобы «нарушающих общую идиллию» за 101-й км.

По документам у нас предприятия со штатом более 30 человек тоже, как и в цивилизованных развитых странах, должны выделять квоты на принятие инвалидов на работу. И даже установлена ответственность за отказ от приема. Но что толку от этого, если человек не может выбраться из своей квартиры в доме без лифта на улицу (большинство домов у нас не предназначены не то чтобы для инвалидов, но даже для пожилых людей), а штраф за отказ на прием на работу составляет смешные 2000–3000 рублей?

Российская программа «Доступная среда», на которую ежегодно выделяется около 30 млрд рублей, оказалась совершенно неэффективной. Это отмечают и сами люди с ограниченными возможностями, и ОНФ, проводивший мониторинг результативности реализации программы.

На обеспечение инвалидов техническими средствами выделяются немалые деньги: с 2013 по 2015 годы израсходовано 73 млрд рублей, а в кризисном 2016-м выделено 39 млрд рублей. Но согласно проверкам Счетной палаты, в большинстве случаев цена завышается из-за заключения контрактов с посредниками, а не производителями. Все это позволяет нынешняя система госзакупок, в итоге немалая часть выделенных средств просто выводится на сторону.

В российском параспорте основное финансирование идет по линии Всероссийского общества инвалидов, Всероссийского общества слепых и Всероссийского общества глухих. В лучшем случае можно получить коляску, необходимую для перемещений, но весь спортивный инвентарь проходит по линии городских общеспортивных департаментов. Естественно, для этих подразделений параспорт — непрофильная деятельность, и он часто остается незамеченным. Например, паравелоспорт. На чемпионат России в Ижевске приехало 11 хендбайкеров. Всего 11 человек со всей России! Но их так мало не из-за того, что нет желающих, а из-за отсутствия элементарной возможности. В Москве количество таких спортсменов ограничено количеством хендбайков — кто раньше попал в команду, тот и тренируется. А купить собственный хендбайк под силу немногим, их цена нередко исчисляется не одной сотней тысяч рублей.

Неплохой вариант был принят в Ханты-Мансийском округе несколько лет назад: при планировании финансирования физкультуры и спорта муниципальные образования должны закладывать сразу 10% на адаптивный спорт. Но это только рекомендации, и только в Ханты-Мансийском автономном округе. В целом же ситуация обстоит следующим образом: чтобы получить финансирование, муниципалитеты должны сразу в смету на следующий год закладывать расходы на аренду спортивных залов, инвентарь и поездки на соревнования. А для этого нужны заинтересованные в прогрессе адаптивного спорта специалисты. Таких, к сожалению, практически нет. Да и в ситуации тотальной экономии средств вряд ли в спортивные комитеты будут брать отдельного человека, который мог бы лоббировать интересы спортсменов-инвалидов.

Весь процесс обеспечения не скоординирован: спортинвентарь закупается муниципальными спорткомитетами за счет местного бюджета, необходимой инфраструктурой для инвалидов занимается Министерство труда и социальной защиты, Минспорта занимается паралимпийцами и пишет методические указания по развитию адаптивной физической культуры и спорта. А вот единого координирующего органа, как в той же Канаде, у нас нет. В итоге — коллективная безответственность.

И коллективное сознательное лукавство.

Нам пора определиться: либо мы живем по закону волчьей стаи «выживает сильнейший» и признаем это, либо все-таки стараемся стать великой цивилизованной страной. Но величие — это не про физический «естественный отбор». Это прежде всего про ценность каждой человеческой жизни.

Многие люди получили инвалидность не из-за неизлечимых травм, а из-за отсутствия современных технологий и элементарной безграмотности врачей, причем это не зависит от близости к центру и дороговизны обслуживания. В том числе и технологическое отставание нашей медицины и фармакологии привело к отстранению наших паралимпийцев от соревнований. Все спортсмены используют стимулирующие препараты, только у одних они находятся в полном соответствии хотя бы с формальными требованиями WADA, а у нас могут не удовлетворить, например, зарегистрированным названием. С такой халатностью наших спортсменов скоро смогут отстранять даже за активированный уголь.

Спорт как раз может стать хорошим толчком и примером, как бы при этом ни сложилась судьба Паралимпийской сборной. Самая главная победа общества и России будет не в том, чтобы инвалиды видели и чувствовали двухнедельное переживание и солидарность, и даже не в том, чтобы за них переживали всегда... Победа будет достигнута, если мы сможем их жизнь максимально устроить так, чтобы они чувствовали себя равными. Именно равными, а не жалкими. Ты можешь чувствовать себя таковым в минуту играющего гимна и стоя на олимпийском пьедестале, но, думаю, многие бы отдали все свои медали за то, чтобы каждый день и каждую минуту жить в обществе действительно равных возможностей.

Пока же мы громко пытаемся «ответить» всему миру, показать зубы и «утереть нос». Две трети (63%) россиян, по данным ВЦИОМ, считают обвинения международных организаций в адрес нашей паралимпийской сборной исключительно политическим заказом. Вот и ответить мы все пытаемся как-то политически. А стоило бы наконец — по-человечески. И не «плевком в открытый космос», а здесь, у себя дома, в своей стране.

Олимпийские игры в Рио. Хроника событий