Виват, Марат!

Наша теннисная команда стала для французов роковой

13 апреля 2007 в 19:00, просмотров: 406
  — Ельцина на трибунах нет, вы заметили? — настороженно шушукались московские зрители за спиной. Когда он есть, никто не удивляется, но на душе вроде как спокойно. А тут… Не хватает Дедушки, да?
     Да уж, неспокойно начинался нынешний четвертьфинал Кубка Дэвиса против французов. И только на Пасху все почему-то отчаянно надеялись. Ну не мог же Бог допустить, чтобы мы проиграли в такой день. Ну а в том, что он на нашей стороне, никто из суеверных болельщиков даже не сомневался… Причем независимо от вероисповедания. И надо же, чтобы именно Марат Сафин в этот день стал нашим ангелом-спасителем. Хотя он сам довольно саркастически улыбнулся, когда его так назвали: “Знаем мы вас, журналистов, — заметил он. — Мягко стелете, да жестко спать!”

     
     Однако после такой победы все мы от души желали Марату мягкого сна. Тем более что он в трех сетах выиграл этот решающий матч у Поля-Анри Матье — в день рождения своего отца! И, как сказал Тарпищев, это был его лучший матч после US Open-2006.
     — Вообще-то я думал, мы проиграем 0:3, — признался капитан российской теннисной сборной Шамиль Тарпищев, который провел свой 65-й матч в розыгрышах Кубка Дэвиса. И, кстати, не шутил. — Потому что из всех игроков у нас только Миша Южный был в порядке.
     — Но почему же тогда его судороги такие жуткие замучили?
     — У меня есть мысль, что это из-за того, что в зале было слишком холодно. А мышцы не только на нагрузку и нервы, они еще и на температуру воздуха могут реагировать. В следующий раз этот фактор обязательно учтем.

Чью жизнь изменил Сафин?

     — Играть я, честно говоря, просто не мог, — сказал нам Марат Сафин. — Потому что жутко ногу стер, когда в футбол играл. Мне даже ходить было больно. А бегать вообще не мог. Двадцать минут потренировался — чуть не умер.
     — А что же произошло перед решающим матчем — чудо? Или ты просто настолько сконцентрировался на игре, что забыл о боли?
     — Вы бы видели, как два наших врача колдовали над моей ногой. Ругались, как именно ее перебинтовывать. Спорили, как бинтовать надо, как не надо, жаль вы не слышали. Это был выразительный русский язык. Но в результате у них получилось.
     — Марат, ты заметил любопытный плакат рядом с французским флагом: “Марат, ты изменил мою жизнь!”
     — Если честно, не заметил, — слегка растерялся Марат. — Не до того как-то было. А вообще, интересно, в какую сторону, я имею в виду, жизнь изменил… Надеюсь, в лучшую…
     Однако что касается мозолей Марата, я все-таки не могла не спросить Шамиля Анвяровича:
     — А как же вы допустили, чтобы Марат в футбол играл и ноги стирал теннису во вред?
     — Да он ногу еще до этого стер. А когда в футбол играл, окончательно ее травмировал. Но тут уж ничего не поделаешь. Марат просто не мог отказать себе в этом удовольствии. Я в свое время тоже не мог — потому что мы все не можем без футбола.

Коллега Мыскина

     Как и Настя Мыскина, кстати говоря, которая с некоторых пор ведет итоговую футбольную программу на телевидении. Не представляете, насколько приятно было сидеть в пресс-баре за соседним столиком с самой Анастасией Мыскиной, которая теперь фактически наша коллега. Причем победительница “Ролан Гарроса” настолько прониклась ролью журналистки и телеведущей, а главное, самой атмосферой телевидения под руководством прославленной теннисистки и телекомментатора Анны Дмитриевой, что, похоже, не слишком торопится возвращаться на корт. Наконец-то у нее появилась возможность наслаждаться свободной жизнью молодой красивой и богатой женщины! И, понятное дело, отказываться от нее в пользу бесконечных изматывающих тренировок, турниров и нервов особого желания нет. По крайней мере — пока.
     Кстати, сами теннисисты очень позитивно восприняли перевоплощение Мыскиной. Расцеловали ее в обе щеки. А Михаил Южный сразу попросил взять у него интервью.
     — Насть, чувствуется, что тебе нравится телевидение?
     — Да, мне интересно. И вообще у меня все сейчас хорошо. Но теннис бросать я не собираюсь. Просто пока не знаю, когда снова начну тренироваться.

Матье мое!

     Только Мирей Матье в своей песне смогла бы передать душевный надрыв Поля-Анри Матье, который в третий раз не смог отстоять решающее третье очко для французской команды в матче против россиян. Его даже наши зрители жалели. Многие рекомендовали сходить к психологу…
     Но Шамиль Тарпищев изначально не планировал ставить против Матье Михаила Южного. Даже если бы у Миши не было судорог в первый день. Потому что не хотел, чтобы он сломался психологически в случае поражения. Как это случилось с Матье, когда он на три года вообще выпал из теннисной жизни — после убийственного поражения от Южного в финале Кубка Дэвиса-2002 в Париже.
     Самое интересное, что Поль-Анри Матье обыграл Марата Сафина на Кубке Кремля-2002 и в итоге стал победителем этого турнира, за что Ги Форже и включил его в состав французской сборной финала Кубка Дэвиса. И тогда ему тоже выпало играть решающий матч встречи команд Франции и России, обрушившийся на него таким жестоким разочарованием. Бедному Матье уже в третий раз выпадает роль спасителя команды. Причем второй раз — в 2005 году — он снова проиграл в решающем матче со сборной России. Уступил Игорю Андрееву. И вот теперь у Матье снова появился шанс взять реванш. Все-таки принести своей команде решающее очко и в случае победы наконец-то полностью морально восстановиться. Тем более что все предпосылки для этого были…
     Любопытно, что поначалу Матье во всеуслышание расхвалил наш грунт. Говорил, что он ничуть не хуже, чем на “Ролан Гарросе”. Однако после матча с Давыденко, несмотря на победу, заявил, что корт плохой, недостаточно ровный, недостаточно комфортный и т.д.
     Николай Давыденко честно признался после поражения в первый день: “Я не понимаю, что произошло во время матча, потому что на тренировке, я считаю, я был лучшим”.
     Вообще он был немного раздражителен. И когда увидел, что его супруга Ирина дает интервью какой-то светской газете, подошел и решительно оборвал общение с “желтой прессой”.
     — Пойдем домой, — сказал он. И красивая молодая жена послушно последовала за ним.
     Кстати, когда потом у Коли спросили: “А что, собственно, с вами случилось?” — он ответил: “Ничего не знаю. Все вопросы к тренеру (родному брату Эдуарду. — Е.Ш.)”.
     Между тем, когда Николай не играет, Эдуард Давыденко со своей элегантной супругой Мариной обычно скромно сидит в уголочке ложи ВИП. А в соседнем секторе было практически полностью представлено правительство Москвы во главе с мэром Москвы Юрием Лужковым.

Гражданин Грожан

     — Мы сразу поняли, что Южный пятый матч играть не будет! — с чувством глубокого внутреннего удовлетворения признался коренастый опытный французский теннисист Себастьян Грожан, так планомерно и выверенно обыгравший нашего Игоря Андреева, на которого — что уж говорить! — так рассчитывал Шамиль Тарпищев. — Ги Форже угадал, что против Матье выйдет именно Марат! — с гордостью добавил он. Как будто кроме Ги Форже никто до этого не догадался. Сразу ведь было ясно, что Михаил Южный, заявленный на этот матч, играть не сможет априори. После жутких судорог, сковавших его в первом же матче этой встречи. Кроме того, он не уходил из ложи игроков в течение всего матча Андреева и Грожана, в то время как Марат не появился там вообще. “Стало быть, разминается!” — смекнул Ги Форже. А вместе с ним и большая часть присутствовавших на трибунах зрителей и журналистов.
     — Я победил, потому что был агрессивней соперника. А может быть, больше хотел победить, — признался француз. — И даже то, что судья, на мой взгляд, допускал ошибки, не выбило меня из колеи.
     Все преимущества были на стороне Андреева. И насыщенный арсенал игры, и молодость, и мощь. Второй и третий сеты он выиграл на одном дыхании. Не считая, конечно, энного количества упущенных геймболов. Лишь один важный козырь был на стороне соперника — опыт. И Грожан мастерски им воспользовался, ни грамма не потратив лишних сил.
     Накануне этого матча корреспондент “МК-Воскресенья” задала Игорю несколько вопросов:
     — Ты так ярко вернулся на корт после долгого перерыва — произвел настоящий фурор на первом матче Кубка Дэвиса в этом году — в Чили.
     — Наверное, соскучился по теннису.
     — Помню, как увидела тебя на “Ролан Гарросе” в прошлом году — когда ты приехал туда в качестве зрителя. Все-таки не твоя это роль.
     — Я тоже так думаю.
     — Не боишься, что матчи Кубка Дэвиса выбьют тебя из колеи и ты не сможешь показать свою лучшую игру в личных турнирах?
     — Совершенно не боюсь. Не такая уж и большая это дополнительная нагрузка.
     В тот момент его глаза сияли предвкушением. А после поражения были красными от слез. Ведь именно он мог принести команде решающее очко!
     — Может быть, вам не хватило мотивации? — поинтересовался какой-то прозорливый болельщик.
     — Мотивации мне хватало, поверьте. Я сам пока не знаю, как объяснить, что произошло. Слишком пока эмоции переполняют.
     Когда я спросила Андреева, согласен ли он, что соперник так сильно атаковал, Игорь пожал плечами:
      — Даже не знаю. Иногда тебе кажется, что ты все контролируешь, все должно сложиться в твою пользу, а выходит все не так. Так же как в субботу мы совершенно неожиданно выиграли пару, а тут все получилось наоборот… Конечно, особенно обидно, когда проигрываешь в пятом сете. Грожану удавалось выигрывать в самые решающие моменты. И хотя я старался делать все правильно, видимо, что-то у меня не получилось…
     После этого злополучного матча известный певец Крис Кельми буквально выскочил с трибун. Он рвал и метал: “Ну как же так можно! Ведь у Игоря все шансы были победить!”
     И все-таки несчастней капитана французов Ги Форже в это победное для нас пасхальное воскресенье человека не было. Мушкетеры старались, но снова его подвели… А может, он просто проиграл Тарпищеву?


Партнеры