Олимпийские "политические" традиции

14 апреля 2008 в 14:57, просмотров: 1024

В связи с начавшейся 10 марта 2008 г. новой волной борьбы за независимость Тибета  от Китая прозвучал призыв к бойкоту Олимпиады в Пекине или, по крайней мере, к бойкоту церемонии открытия. Можно надеяться, что этот призыв не будет поддержан, поскольку против  бойкота высказались не только многие спортивные организации, но и сам тибетский лидер Далай-Лама. Тем не менее, эстафету олимпийского огня уже можно считать безнадежно испорченной выступлениями протеста. Напомним, Тибет провозгласил независимость от Китая в 1911 г., затем в 1951 г. был завоеван китайской армией. Сейчас это автономная область в составе КНР, на некоторые ее территории претендует Индия. География и природа Тибета уникальны, средняя высота здесь 4900 м - не случайно Тибет называют крышей мира.

            Увы, политические проблемы с древнейших времен составляли важный аспект олимпийского движения, а от многочисленных политических проблем страдали прежде всего спортсмены – участники Игр.  Лозунг «Спорт вне политики!» в наши дни не теряет своей актуальности. Он означает, что спорт не существует сам собой, а выполняет задачи укрепления мира, причем без цели показать превосходство одной страны над другой. Под этим лозунгом проходит большинство международных соревнований, но, к сожалению, в полной мере освободить спорт от политики невозможно. Особенно ярко это проявлялось в истории Олимпийских игр.

Влияние политики на спортивные состязания - не порождение современности. Еще в Древней Греции Игры проводились с политическими целями. С одной стороны, они способствовали, пусть временно, примирению воюющих городов-государств (на время игр по всей стране объявлялось перемирие), а с другой,  поддерживали престиж Элиды – государства-организатора Игр. Захватив Грецию в 146 г до н.э., римляне тоже использовали Игры в политике – для демонстрации могущества Римской Империи. Дошло до того, что чемпионами Олимпиад оказывались императоры Тиберий и Нерон.

Основатель современных Олимпийских Игр Пьер Кубертен считал миротворческую олимпийскую миссию весьма важной. В своих "Олимпийских мемуарах" он писал, что Игры - это не ординарные мировые чемпионаты, а всемирные фестивали молодежи с четырехлетним циклом, "весна человечества". Можно вспомнить и его знаменитую «Оду спорту», завершающая часть которой называется «О, спорт – ты мир! Но тесную связь с политикой показала даже первая современная Олимпиада – 1886 года. Организация ее велась на правительственном уровне. Против выступал премьер-министр Греции, которого отправили в отставку. Без сомнения, организация Игр греками и успех их на Олимпиаде (престижная победа Спироса Луиса в марафоне) подняли международный престиж Греции.

Участие в Олимпийских играх для многих стран и народов становилось элементом борьбы за независимость. Первый случай произошел ровно сто лет назад. В 1908 гг. Финляндия пыталась добиться того, чтобы выступать на Играх независимо от России. Это ей удалось, но в следующий раз – в 1912 г. финны добились лишь участия в параде отдельной группы с табличкой «Финляндия», но без своего флага. Кстати, в базе данных МОК медали Финляндии по обеим этим Олимпиадам учтены отдельно от российских.

В 1920 г. в Антверпене среди олимпийцев не было посланцев советской России. Члены МОК оставили без внимания ходатайство Главного управления Всевобуча о допуске на Игры восьми российских спортсменов. Получилось, что МОК поддержал политический и экономический бойкот, который объявили молодой советской республике Европа и Америка.

Политический аспект заключен и в том, что на Олимпиадах существует общекомандный зачет по медалям, хотя его и называют "неофициальным", поскольку за него не  дают призов. Но победа в этом зачете очень важна –  она позволяет добиться признания, поднять престиж страны, наконец провозгласить ее спортивной супердержавой.

Усиленная подготовка к Играм 1936 г. началась при нацистском режиме. Еще до их начала стало очевидно, что Германский фашизм собирается использовать Олимпиаду, чтобы доказать всему миру правильность своих расовых теорий. Она должна была стать триумфом арийской расы, и накануне  Олимпийских игр по всему миру прокатилась волна протеста против проведения их в фашистской Германии. За несколько месяцев до начала в Париже состоялась конференция в защиту олимпийских идей, в которой приняли участие представители многих стран. Конференция признала проведение Игр в фашистской стране несовместимым с олимпийскими принципами и обратилась с призывом бойкотировать гитлеровскую Олимпиаду.

            В Нью-Йорке был образован Совет борьбы за перенесение Игр из Берлина. МОК направил свою комиссию в Берлин, но члены ее не усмотрели в столице фашистской Германии ничего, что «могло бы нанести ущерб олимпийскому движению». Однако во время Олимпиады Берлин уже был увешан флагами со свастикой. Полицейские выискивали среди американских, голландских, шведских и, конечно, немецких спортсменов "чистокровных" арийцев, чтобы  создать новое поколение "олимпийских детей", соединив в пары "арийцев" и представительниц "Союза немецких девушек". Следует однако отметить, что ни одна страна не поддержала призыв к бойкоту этой Олимпиады.

            Увы, Игры 1936 г. дали образец будущим Олимпиадам,  времен "холодной войны". Политические разногласия между Востоком и Западом превратили Игры периода 1952-1988 гг. в «трибуну» для демонстрации превосходства "своей" системы.

            Хельсинки, 1952. При выходе СССР на международную арену правители государства требовали от спортсменов побед и рекордов любой ценой. Перед первой Олимпиадой политическое давление испытывали и спортсмены США. В результате Игры были наполнены  духом «холодной войны». 

В футбольном турнире сборная СССР уступила югославам. С политической точки зрения это было непростительно - Сталин и глава Югославии Тито были злейшими врагами. Первый матч закончился вничью 5:5, а в переигровке сборная СССР уступила – 1:3. Этому, без сомнения, способствовала нервная обстановка, созданная телеграммой Сталина о политической важности предстоящего матча. После поражения оргвыводы были сделаны незамедлительно: базовая команда сборной - ЦДСА была расформирована.

            Мехико, 1968. Во время Олимпиады спортсмены-афроамериканцы выразили протест против расовой дискриминации в США.

            Мюнхен, 1972. Утром 5 сентября восемь членов палестинской террористической организации "Черный сентябрь" ворвались в Олимпийскую деревню, убили двух членов сборной Израиля и взяли в заложники еще девятерых. Террористы требовали освобождения 200 своих соратников из израильских тюрем. В течение всего дня шли переговоры, после чего террористам было предоставлено два вертолета, на которых они вместе с заложниками добрались до аэропорта. Власти пообещали боевикам разрешить вылет в Каир. При штурме в аэропорту погибли все девять заложников, а также полицейский и пилот вертолета. Пять террористов были убиты, трое ранены. В течение двух месяцев они находились на лечении в германской тюрьме, но затем их обменяли на немецких заложников после очередного захвата самолета палестинскими экстремистами. Олимпийские игры после теракта были приостановлены, объявлен траур, на главном стадионе прошла поминальная служба. Через 34 часа президент МОК Эйвери Брэндедж настоял на том, чтобы возобновить соревнования, произнеся ставшую знаменитой фразу "Show must go on!" ("Праздник должен продолжаться!").

                                                           (окончание следует)

 

 



Партнеры