Команда-звезда Анатолия Бышовца

25 лет назад сборная СССР выиграла в финале олимпийского футбольного турнира у Бразилии

30 сентября 2013 в 19:46, просмотров: 4861

Прошло ровно четверть века с тех пор, как наша футбольная сборная поднялась на высшую ступень пьедестала на крупном международном соревновании. 1 октября 1988 года команда СССР выиграла в финале Олимпиады в Сеуле у кудесников мяча из Бразилии. Таффарел, Бебето, Ромарио, Карека и их не менее звездные партнеры, многим из которых 6 лет спустя было суждено победить на чемпионате мира в США, были биты потрясающей командой Анатолия Бышовца. Напомним, что та Олимпиада стала последней, на которой не действовали возрастные ограничения, и, соответственно, встречались не молодежные составы, а самые что ни на есть боевые.

Команда-звезда Анатолия Бышовца
фото: Наталия Губернаторова

«Ну, Савичев, убегай, забивай! Я тебя умоляю! Гол! Гол! Гол! Гол! Гол!» Этот эмоциональный крик комментировавшего тот матч Владимира Маслаченко стал таким же символом великой победы, как голы Савичева или Добровольского. Но с тех пор — как отрезало. Самым крупным успехом за следующие 25 лет станет выход сборной России в полуфинал чемпионата Европы в 2008-м, которым мы упиваемся последние 5 лет. На мировые первенства отбирались через раз, а попадая в финальную стадию, ни разу не вышли из группы. На Олимпиаду и вовсе с 1988 года не попадали ни разу. Получается, что та победа в Сеуле до сих пор остается нашим последним настоящим успехом на международной арене.

Накануне знаменательной даты главный тренер олимпийских чемпионов-1988 и постоянный футбольный эксперт «МК» Анатолий Бышовец заглянул к нам в гости.

«Мостовой и Колыванов не умели выживать на поле»

— Анатолий Федорович, вы впервые у нас в гостях. Как вам редакция «МК»?

— Я для себя сразу отметил, что у вас здесь хорошая аура.

— В своих командах вы всегда старались создать подобную?

— Создание рабочей атмосферы, конкурентной среды, быть может, самое главное в футболе.

— Но абсолютный штиль — тоже не лучший синдром для спортивного коллектива...

— Нет-нет, покой нам только снится. Основная сложность заключается в том, что надо добиться единства, совместить несовместимое, добиться жесткой конкуренции за место в основном составе. Внутрикомандная борьба за лидерство сродни собачьей упряжке: если кто-то из впереди бегущих начинает халтурить, то задние потреплют за одно место. В таких условиях в команде не тренер назначает лидера, а эта атмосфера рождает его в игре и быту. Такими в олимпийской сборной стали Сергей Горлукович, Алексей Михайличенко, Игорь Добровольский. А остальные старались не отставать.

— В чем заключается главная сложность для тренера на таких турнирах, как чемпионаты мира и Европы, Олимпийские игры?

— Во-первых, необходимо сформировать команду, совместив игровые и нравственные качества игроков. Футболисты должны соответствовать самым высоким требованиям в плане организации игры, быть подготовленными физически, тактически, психологически. Но главное — формирование морально-волевого настроя на достижение максимального результата.

На втором месте — турнирная стратегия. Тренер от матча к матчу разрабатывает конкретную тактику с учетом множества мелочей.

В третью очередь необходимо выбрать путь и средства. В подготовке к Олимпиаде мы выбрали путь наибольшего сопротивления, пройдя через турниры в Индии. В трудных климатических условиях играли с самыми серьезными соперниками. Кто-то в таких условиях смог проявить свои лучшие игровые и личностные качества, а кто-то и нет.

Кстати, в 1998 году сборная России под моим руководством при подготовке к отборочному раунду чемпионата мира пошла по этому же пути. Тогда мы играли контрольные матчи с Испанией в Испании, с Бразилией в Бразилии, со Швецией в Швеции. Только в экстремальных условиях можно определить истинную цену игрока. И многие хорошие футболисты не выдерживали такого испытания.

— Можете назвать имена игроков, которые не попали в олимпийскую сборную именно по личностным качествам?

— Наиболее яркими примерами являются Игорь Колыванов и Саша Мостовой. Они были очень талантливы, но еще совсем молоды, и им не хватало умения выживать на поле. А мне, возможно, не хватило терпения. Впоследствии они доказали свой высокий класс у меня в национальной сборной, но на тот момент ребята еще не были готовы.

— А важны ли человеческие качества тренера?

— Тренер, достигший высоких результатов, — обязательно личность. Из отечественных специалистов выделил бы прежде всего Качалина, Маслова, Якушина, Николаева. Я рад, что мне довелось играть у таких наставников. Это позволило мне создать из их лучших качеств собирательный образ идеального тренера.

Крайне важен для тренера и игроцкий опыт. Он позволяет до мельчайших тонкостей понимать игру и игроков, поднимать боевой дух команды, повышать порог психологической устойчивости. Меня никто никогда не видел в раздевалке неуверенным в себе. А футболисты это чувствуют. Раз тренер уверен в себе — значит, уверен и в игроках. Когда перед финалом мы проходили мимо смеющихся и веселящихся бразильцев (это не расслабленность или самоуверенность, таков менталитет), я сказал своим игрокам: «Веселится тот, кто веселится последним». Это помогло снять лишнее напряжение перед финалом.

— В футболе часто говорят о настрое и недонастрое на игру…

— Формирование настроя команды в целом и индивидуального в частности — настоящее тренерское искусство. Снять предстартовое волнение очень сложно, но это небольшая проблема. Гораздо хуже, когда игрок скован сверхответственностью или, напротив, самоуверен. Для этого я и ввел индивидуальные собеседования. Игрок получал четкое представление, как ему играть, против кого. Эти обсуждения носили форму диалога, в котором для меня была крайне важна ответная реакция футболиста.

— А тренерский мандраж бывает?

— Если тренер играл на высоком уровне, то умеет трансформировать естественное волнение в рабочее состояние. Это происходит автоматически, когда занимаешь свое место у скамейки запасных.

— А что было самым сложным при подготовке именно к Играм в Сеуле?

— Создание условий для восстановления, контроль над состоянием игроков. Это неотъемлемо связано с атмосферой в команде. Здесь многое зависит от лидеров, которые не подводили. Лосев, Кузнецов, Михайличенко, Добровольский — от этих игроков исходили спокойствие и оптимизм, которые передавались и остальным. Их шутки, безобидные подначки психологически разгружали команду. Особенно стоит отметить доктора Зураба Орджоникидзе. Его кабинет был местом, где не только залечивались раны и ушибы, но и брали в руки гитару. А дальше — от Высоцкого до Окуджавы, песни и романсы. Это был мощнейший заряд положительных эмоций.

«В Сеуле выиграла команда»

— Какие матчи вы бы выделили среди остальных, сыгранных на Олимпиаде-1988?

— В первую очередь это, конечно же, первая игра. Матч открывал программу футбольного турнира, в соперниках были южнокорейцы — хозяева Олимпиады. Я по собственному игровому опыту помнил, как это сложно. В 1970-м, на чемпионате мира в Мексике, мы играли с мексиканцами. На этот же раз я сознательно сократил представительство футбольной сборной на церемонии открытия Игр. Это было явным нарушением регламента, но, как бы сказал Владимир Маслаченко, куда в футболе без маленьких хитростей.

Нельзя не вспомнить потрясающий полуфинальный матч с итальянцами и финал с Бразилией. Да и остальные игры запомнились. Напомню, что на той Олимпиаде играли профессионалы без возрастных ограничений, и несложно представить, каков был уровень конкурентов. Аргентина, Бразилия, Италия (а все эти сборные были у нас в соперниках) могли выставить несколько равноценных сборных.

— Начнем с корейцев…

— Считаю, что у нас была хорошая программа подготовки к началу Игр. Проблему адаптации к смене часовых поясов мы решили с помощью двух матчей со сборной Японии, что были сыграны за неделю до старта олимпийского турнира. Эти матчи позволили сохранить игровой тонус, дали возможность поэкспериментировать. Но чувство неудовлетворенности качеством игры присутствовало. И дело даже не в том, что кто-то берег себя перед официальными играми. Не было необходимой самоотдачи.

Но тут я вспомнил, как сам, будучи игроком, просил в 1970-м Качалина не задействовать меня в товарищеской встрече перед официальным матчем. Тренер со мной согласился, понимая, что мыслями я уже в Мехико, и товарищеский матч может пойти только во вред настрою.

Стартовый матч с хозяевами турнира показал, что не все наши футболисты были готовы к предложенному корейцами темпу, борьбе за мяч на каждом участке поля. Да и поддержка трибун корейцам здорово помогала. К следующему матчу мы сделали соответствующие выводы, внесли изменения в состав. Команда перестроилась и обыграла поочередно Аргентину (2:1), США (4:2), а в четвертьфинале и Австралию (3:0). Изменений в стартовом составе больше практически не было, лишь вносили небольшие тактические коррективы в зависимости от соперника.

— На полуфинале с Италией стоит остановиться отдельно.

— Этот матч по зрелищности стал одним из лучших на турнире. И заслуга принадлежит обоим соперникам. Сборная Италии была составлена из игроков ведущих клубов серии А — «Милана», «Интера», «Ромы», «Ювентуса». И какие имена! Голкипер Стефано Таккони, Мауро Тассотти, Чиро Феррара, Массимо Криппа, Альбериго Эвани…

С первых же минут итальянцы завладели инициативой и в итоге первыми забили. Отличился центрфорвард миланского «Интера» Вирдис, с которым Горлукович и Кеташвили еле справлялись. Пришлось вносить изменения в тактику игры по ходу матча. В перерыве вышел Яровенко, затем — Юрий Савичев. Но главное — что, начав играть на удержание счета, итальянцы уже не успевали за предложенными нашей командой скоростями. Группа атаки, в которую входили Михайличенко, Добровольский, Нарбековас, Татарчук, своими нестандартными действиями раз за разом ставили в тупик оборону соперника.

В итоге сначала Добровольский, а затем Нарбековас и Михайличенко в дополнительное время поразили ворота итальянцев, доведя дело до победы. Игроки обеих команд были настолько утомлены и обезвожены, что добрых три часа не могли сдать допинг-тест, даже выпив по нескольку бутылок пива…

— Ну вот мы добрались и до финала.

— Подготовка началась с переезда из Пусана в Олимпийскую деревню в Сеуле. И здесь отдельно стоит сказать о тренерском умении не только принимать нестандартные решения, но и отстаивать их.

Я ходил по Олимпийской деревне, встречался с руководителями советской делегации и обратил внимание, что обстановка не самая лучшая. Одни спортсмены с горя, а другие — с радости повышали градус. Жить там было бы сложно. Я поехал на корабль «Шолохов», на котором базировались руководство и группа поддержки наших спортсменов, оценил условия и принял решение переехать. На корабле все устраивало: здесь были своя кухня, бассейн, сауна, волейбольная площадка. Хотя я понимал, что в случае неудачи этот переезд обернется для меня серьезными неприятностями.

— Постойте, вы хотите сказать, что от выпивающих в Олимпийской деревне спортсменов решили увезти команду к актерам? Не совсем логично.

— Группа поддержки переехала в Олимпийскую деревню, а мы остались на корабле одни.

— И вот финал с Бразилией…

– До финала у нас не было поражений, у команды сформировалась психология победителя. Я чувствовал, что игроки выйдут на поле без трепета перед грозным соперником. Но все же нам противостояли кудесники мяча из Бразилии, в составе которых что ни игрок, то звезда мирового уровня. Таффарел, Андре Круз, Жоржиньо, Нето, Ромарио, Карека, Бебето — сплошь будущие чемпионы мира! И тут я принял решение, идущее вразрез с принятыми правилами. Я не стал показывать команде полуфинал Бразилия—ФРГ, завершившийся разгромом немцев — 3:0. Игра бразильцев настолько меня впечатлила, что я решил не пугать своих игроков, а ограничиться словесной характеристикой команды и отдельных игроков соперника.

Игра бразильцев строилась на высокой технике работы с мячом, тактической изощренности. Что мы могли противопоставить? Конечно же, высокий уровень организации игры, которая нейтрализовала бы главные козыри соперника и давала нам шанс на контригру.

Если в предыдущих матчах на Олимпиаде мы играли по схеме 4–4–2 или 4–3–3, то здесь перешли на 4–5–1, которая позволяла максимально насытить центр поля и создавать численное преимущество в месте владения мячом соперника. Плюс при нейтрализации Бебето и Ромарио эта схема обеспечивала парность в отборе.

План на игру сработал за одним исключением: на 30-й минуте Ромарио забил-таки гол. Пришлось отыгрываться. Выход на поле Юрия Савичева изменил ход игры: мы взвинтили темп, возросла острота наших атак. И вот Добровольский, словно издеваясь над Таффарелом, пижонски забивает пенальти. А уже в дополнительное время, когда преимущество полностью перешло к нам, удалась образцовая комбинация Харин — Лютый — Савичев, приведшая к победному голу. Вот так бразильскую команду звезд обыграла наша команда-звезда.

«Сила в умении терпеть»

— В чем в первую очередь заключалась сила той сборной СССР?

— Помню, как однажды на тренерском совете Маслов спросил тренера первой сборной, какой дух в команде. На что получил ответ: «Я не знаю, что такое командный дух, но знаю, сколько тактико-технических действий сделала команда в матче и каков итоговый счет». А вот я знаю, что такое командный дух. Это порог терпения. И этот порог у советской сборной на Олимпиаде-1988 был запредельным. Обыграть в течение 6 дней сборные Италии и Бразилии практически невозможно. А мы сделали это. Причем в дополнительное время. Отыгрываясь по ходу обоих матчей. На такое способны только великие команды и великие игроки.

— А до начала турнира вы чувствовали, что в вашу команду верят?

— Не верил почти никто, но это помогало. Но были и те, кто не сомневался в потенциале команды.

Весь турнир мы провели без поражений. 25 мячей забили, пропустили лишь 7. Вспоминаю Стоичкова, с которым увиделись на встрече тренеров в Осасуне. Вспоминали этот турнир. Мы прошли Болгарию в отборочном турнире, а команда эта была очень хороша. И он сказал: «Я знал, что чемпионами станет СССР». Спрашиваю: «Почему?» «Так вы же прошли саму сильную команду — сборную Болгарии», — ответил Христо.

Было еще два человека, которые верили в команду в отличие от подавляющего большинства. Это олимпийский чемпион 1956 года Игорь Нетто, который побывал в Бресте на предолимпийской неделе. Сыграли мы со сборной Бреста плохо, но Нетто — скупой на похвалу человек — мне тогда сказал: «Ты знаешь, вы выиграете в Корее». Сказать такое после того матча было, по идее, невозможно, но он, видимо, разглядел в той команде потенциал, незаметный простому обывателю.

Еще один провидец — Станислав Черчесов. Он был в списке кандидатов в олимпийскую сборную, но в итоге пару вратарей составили Харин и Прудников. Так вот, когда Черчесов вернулся в клуб, то всем начал говорить, что сборная СССР обязательно выиграет олимпийский футбольный турнир. Его спрашивали, почему он так уверен, а он отвечал: «Я был в этой команде, видел, на что она способна и какая там царит атмосфера»

— Победу в финале не грех отметить. Ходят легенды, как ваши игроки покуролесили после олимпийского триумфа.

— Я улетел и очень рад, что ни меня игроки не видели, ни я их.

— Так вы специально улетели?

— Так сложилось. Министр настаивал, чтобы я уехал. Когда вернулись после победы в финале на корабль, все было уже готово к празднованию, столы накрыты.

— Как вообще было с режимом в ваших командах?

— Недавно смотрели футбол с Ахриком Цвейбой и вспомнили такой случай. Мы жили в Венгрии на стадионе в гостинице. Закончилась тренировка, игроки разошлись, а я немного задержался. Иду по коридору в свой номер, тут открывается дверь, и выходит Цвейба с сигаретой в зубах. Так и столкнулись нос к носу. Он вспоминает, что готов был проглотить эту сигарету. Я ему говорю: «Ахрик, если помогает — продолжай».

Прошло столько лет, а ребята и сейчас при мне не пьют и не курят. Я подхожу, а они — раз, и сигарету прятать начинают.

Был еще случай. Отужинали в гостинице. Я Салькову говорю: «Володь, мне кажется, что тебе сегодня сложно будет проконтролировать отбой. Будь внимательней, мне не хотелось бы кого-то отправлять из команды». А теперь, говорю, пошли. Он: «Ну, может, посидим еще немножко». Я: «Нет, пойдем сейчас, нужно именно сейчас» Поднимаемся на лифте, двери открываются, а там Михайличенко и компания со «снарядами» в руках. И Михайличенко в сердцах: «Ребята, я же говорил, что будет именно так — встретит и отберет».

Сегодня мне хочется поздравить игроков с 25-летием нашей победы на Олимпиаде. А вместе с ними, конечно же, моих помощников: Салькова, Орджоникидзе, Гаджиева, Тукманова. И отдельно — Николая Русака и Вячеслава Колоскова, которые дали шанс.



Партнеры