Евгений Лаленков: «Лед Сочи быстр, но рекордов мира не жду»

Не отобравшись на Игры в Сочи, конькобежец сборной России пробует себя в качестве тележурналиста

07.02.2014 в 21:22, просмотров: 1985

Главный медиацентр в день открытия напоминал муравейник. Пройдет неделя, и от суеты не останется ни следа: коллеги перестанут путаться в указателях, терять свое рабочее место, искать пищеблоки и уборные… А пока это грандиозное здание в центре Олимпийского парка все прибывают и прибывают новые посетители. Контроля мы с коллегой особо не заметили. Прислонил аккредитацию к турникету, как в московском метро – добро пожаловать. Единственное, неуверенно работает интернет, но эти «детские болезни» обещали в скором времени излечить.

Евгений Лаленков: «Лед Сочи быстр, но рекордов мира не жду»
Фото: wikimedia.org

Главный медиацентр в день открытия напоминал муравейник. Пройдет неделя, и от суеты не останется ни следа: коллеги перестанут путаться в указателях, терять свое рабочее место, искать пищеблоки и уборные… А пока это грандиозное здание в центре Олимпийского парка все прибывают и прибывают новые посетители. Контроля мы с коллегой особо не заметили. Прислонил аккредитацию к турникету, как в московском метро – добро пожаловать. Единственное, неуверенно работает интернет, но эти «детские болезни» обещали в скором времени излечить.

Евгений Лаленков ждал за столиком в кафе со своей новой коллегой. Новой, потому что отныне российский конькобежец пробует себя роли тележурналиста на одном из федеральных каналов.

- Женя, такие предложения как правило поступают неожиданно. Ведь так?

- Да, после того как не прошел отбор на Игры, уже собирался отправиться на родину, повидать родителей. Руководство канала провело со мной предварительную беседу, и я подошел.

- Шансы выступить в Сочи сохранялись до последнего?

- Я показывал неплохой результат на «тысяче», на «полуторке». Третий результат во всей команде. Но в преддверии отбора с тренерами возникло некоторое недопонимание. Кто не в сборной, шел по индивидуальной программе, а мы толком и не подготовились, просто не хватило времени. Ну что было, то было. И функционально был тяжеловат.

- Так вы закончили со спортом?

- Нет, я пока никуда не ухожу. Конец сезона нужно пробежать. Буду еще комментировать на время Олимпийских игр.

- Олимпиада в новом качестве ощущается? С другого ракурса?

- Все по-новому, обязанности другие. Честно сказать, как спортсмен ты более сконцентрирован. И там, и тут эмоции есть, но у спортсмена больше ответственности, концентрации. Понимаешь, что есть обязательства, ожидания. Хотя, возможно, я и ошибался, что в конечном итоге не позволило завоевать награды именно на Играх.

- Сегодня первая проба?

- Да, уже был сегодня с микрофоном. Осветил объект – «Адлер-Арену». А специалисты помогут, мне еще составит компанию Варвара Барышева, в прошлом конькобежка. Пока я больше спортсмен. На тренировочном овале здесь я уже катался. Нам это позволяют.

- Ну как лед, быстрый?

- Для равнинного катка – да, вполне. Но рекорды вряд ли будут ставиться один за другим. Олимпийские достижения возможны, а вот мировые вряд ли. От горного овала каток сильно отличается. На равнине невозможно показывать суперскорость. Давление другое, вода отличается, температура плавления льда при контакте с коньком тоже иная. Вот из всех этих факторов складывается результат. Мы не задумываемся, но все это дает доли секунды. Для рекордов хороши Калгари, Солт-Лейк-Сити. Тот же Медео, где, правда, мы сейчас не выступаем.

- Со старта вашей карьеры сильно скоростной бег на коньках изменился? Люди, техника…

- Технические навыки у спортсменов растут. Конечно, изменились коньки, ботинки, меняются комбинезоны.

- А отношение к спорту меняется?

- Это очень жаль, но в мире, кроме Голландии коньки угасают. Есть угроза регресса. Хотя в Стране тюльпанов все осталось как было, их это устраивает вполне. Мы давно говорим, что требуется зрелищность. А Международная федерация состоит в основном из пожилых людей, половина из которых голландцы. Они не вникают в то, что творится в мире, главное, что в стране коньки на прежнем уровне популярности.

- Ну не винтовки же вам выдать, в конце концов?

- Ну есть программы по повышению зрелищности, например, сейчас пробуется масс-старт. Но в этом году в программу чемпионата мира не включили. Вот командная гонка в этом году пройдет. Там время фиксируется не по первому, а по последнему.

- Может быть, просто шорт-трек зрелищней? Он хулиганский, более непредсказуемый…

- Мы не конкуренты, у нас другая публика. Там спорт более контактный, У нас это как бы классический балет, а у них – спортивные танцы. Больше джентльменства. Чистое проявление характера и силы. У нас невозможно проскочить, как тот австралиец в шорт-треке, когда все попадали, а он к «золоту» приехал. Там ты можешь за день пробежать четверть, потом полуфинал и финал. Попробуйте это сделать у нас! Невозможно. После одной «тысячи» надо хотя бы час восстанавливаться, причем не лежа на кровати, а разминаясь. Минута и 9 секунд на этой дистанции приводят к приличному закислению организма. Полное восстановление приходит через час-два. В шорт-треке другая работа, не хочу сказать, что проще, но другая.

Адлер.