Как москвичи бросили пить

Злоба дня

9 июля 2014 в 18:46, просмотров: 11834
Как москвичи бросили пить
фото: Алексей Меринов

Ларек у моего дома, в котором, припозднившись с работы, я покупала хлеб, молоко, воду и прочие нехитрые продукты, исчез так же внезапно, как в свое время появился. С магазинами шаговой доступности в нашем районе не сложилось, поэтому отсутствие ларька я ощущала еще долго. Вместе с сотнями тысяч москвичей, не имеющих привычки ездить за мелочевкой в гипермаркеты. А уж как чувствуется нехватка киосков в жару, когда можно пройти не одну сотню метров — и так и не обнаружить заветной торговой точки. Почему же, убрав мелкие палатки, власти не дали москвичам взамен ничего?

Не секрет, что главным палачом ларьков стал запрет на торговлю пивом в нестационарных точках, вступивший в силу 1 января 2013 года. Что уж греха таить, пенный напиток приносил владельцам палаток до 40% дохода. Однако городские власти делают все возможное, чтобы сократить до минимума и те палатки, которые еще держатся на плаву. Вскоре в столице как класс может исчезнуть и мелкий фастфуд, который, несмотря на более высокие цены, чем в среднем по городу, все-таки спасает горожан.

По словам председателя Комитета по франчайзингу Московского отделения ОПОРЫ России Сергея Рака, если в середине 2010 года в Москве было больше 20 тысяч нестационарных торговых точек, то меньше чем через год их количество сократилось вдвое.

Сейчас в городе насчитывается 5,5 тыс. продуктовых и общепитовских объектов. «Насколько я знаю, по неофициальным планам, московское правительство намерено значительно сократить даже это количество — по разным данным, в 2–5 раз, — говорит Сергей Рак. — Возможен вариант, что на всю огромную Москву палаток с продуктами и фастфудом останется всего лишь около тысячи».

фото: Геннадий Черкасов

В чем же, по мнению властей, оказались виноваты продуктовые ларьки, столь удобные многим москвичам? Причина номер один — они портят облик города. Допустим. Но если уж бороться за идеально чистые улицы, тогда не нужно устанавливать на них вообще ничего. Однако же это не так — где-то полгода назад на автобусных остановках стали появляться серые киоски, мягко говоря, сомнительного вида. Для чего они предназначены, непонятно. Но пока что на них можно увидеть лишь нелегально расклеенные объявления.

Причина номер два, заявленная мэрией, — ларьки мешают движению транспорта. Не то чтобы сами по себе мешают, нет. Просто водители останавливаются на пару минут, чтобы прикупить себе того-сего, и вот на тебе — пробка. С этим доводом трудно было поспорить еще 2–3 года назад. Теперь же, когда по Москве разъезжают толпы парконов, а видеокамер уже, кажется, больше, чем машин, редкий автовладелец рискует бросать авто на проезжей части.

Кроме того, власти не скрывают: ларьки сдерживают развитие стационарной сети. Ну что вы занимаетесь палатками? Развивайте цивилизованный крупный бизнес — в открытую говорят чиновники предпринимателям. Словно не понимая, что мелкая розница — самостоятельный сегмент торговли, вполне востребованный и любимый горожанами.

Кстати, «цивилизованная торговля» по-московски подразумевала и массовое развитие так называемого вендинга — установку автоматов по продаже воды, горячих напитков в розлив и проч. По идее, симпатичные автоматы должны были компенсировать нехватку «нецивилизованных» продуктовых киосков. В самом деле — примерно за год Департамент торговли установил 10 тысяч вендинговых автоматов. Но не на улицах, а по большей части в помещениях — в организациях, торговых комплексах, аэропортах, на вокзалах.

И на закуску. Помню, как руководство Департамента торговли обещало установить в городе новую сеть ларьков — по торговле рыбой. Вроде как они должны были стать достойными наследниками советских фирменных магазинов «Океан». И в самом деле — некоторое количество рыбных ларьков в Москве появилось. Однако популярности у жителей они не снискали. Может быть, потому, что рыбой в жару не напьешься, как ни старайся?



Партнеры