Министерство без культуры

Эти две новости появились в один день и обе имеют отношение к министру культуры

15.08.2013 в 18:11, просмотров: 26556
Министерство без культуры
фото: Михаил Ковалев

Сначала благодаря режиссеру Павлу Бардину стало известно, что его отцу, аниматору Гарри Бардину, отказали в продлении сроков работы над анимационным фильмом «Три мелодии». Ранее фильм получил государственную поддержку, а вместе с тем — определенные обязательства перед государством по срокам сдачи материала, но выбился из производственного графика по причине болезни режиссера. Чтобы исключить потенциальный конфликт, Бардин еще в июле написал письмо на имя министра культуры. Резолюция министра уместилась в три слова: «На общих основаниях». Что это значит, в официальном заявлении объяснил директор департамента кинематографии Вячеслав Тельнов:

— К письму прилагались копии больничных листов в общей сложности на три с половиной месяца. Срок временной нетрудоспособности Гарри Яковлевича, являющейся уважительной причиной для пролонгации сроков производства фильма, будет учтен при расчете штрафных санкций.

Другими словами, министерство великодушно оштрафует Гарри Бардина только за полтора месяца простоя, а не за пять. По разным подсчетам сумма штрафа может составить от ста до двухсот тысяч рублей. Но деньги, как справедливо замечает сам Гарри Яковлевич, здесь не главное.

Вторая новость — и для ее озвучивания снова понадобился Вячеслав Тельнов — фильму Александра Миндадзе «Милый Ханс, дорогой Петр» окончательно отказано в господдержке. Как уже писал «МК», фильм Миндадзе в свое время получил грант российско-германской академии, а следом был составлен производственный бюджет, в котором поддержка Минкульта составляет от силы треть. Остальные средства — от частных инвесторов и немецких фондов. Сейчас эта схема под угрозой.

— Это коллегиальное решение, а не решение лично Тельнова или Мединского... — рассказал директор департамента РИА «Новостям».

Аргумент так себе. Если один экспертный совет вынесет неправильное решение, всегда можно собрать два других, о существовании которых до этого можно было только догадываться. Вот только эти же комиссии почему-то не проверяют (и спасибо им на том!) на факт фальсификации истории картины «Легенда №17», «Утомленные солнцем-2» или (по словам министра) «любимый фильм моего ребенка» «Александр Невский». Так что следом Тельнов озвучил настоящую причину отказа:

— И в этом фильме может быть немного не тот взгляд, которого ждут ветераны Великой Отечественной войны.

Гарри Бардин, комментируя резолюцию Мединского на свое письмо, высказался в том смысле, что власть не думает о том, как смотрится со стороны, и ведет себя как слон в посудной лавке. Насчет слона верно, но вот с внешним видом, подозреваю, — все ровно наоборот. Как раз крайней озабоченностью своим имиджем и объясняется чрезмерная импульсивность, с которой нынешний министр культуры принимает свои решения. Первым проблему предсказал Владимир Познер во время интервью с Дмитрием Медведевым 4 июня 2012 года. Тогда, отвечая на вопрос о новом правительстве, премьер так охарактеризовал Мединского:

— Я считаю, что он человек с хорошим потенциалом, а самое главное — он энергичный. Мне за последнее время надоели министры, которые иногда спят на заседаниях.

— Энергия может идти в разные стороны, — возразил Владимир Владимирович.

— Будем надеяться, что в конструктивную сторону пойдет. В мирных целях будет использовать, — парировал Дмитрий Анатольевич.

И правда, впервые за долгие годы информационные поводы из здания на Малом Гнездниковском сыплются один за другим. Временно решен вопрос с «Ленфильмом». Оперативно купирован конфликт с директором Московского музея кино. Поставлен на место (то есть — под полный контроль министерства) Фонд кино. Вот и открытая защита проектов, претендующих на господдержку, — опять же, абсолютно международная практика. С другой стороны: что там с «Ленфильмом» — поди разбери. Обещания помочь со зданием для музея кино так и остаются обещаниями. Вместе с перепрофилированием Фонда кино разорвали все международные соглашения. Теперь история с питчингами, которая вместо открытости и прозрачности может похвастаться все тем же единоличным принятием решений. Только на этот раз — еще и напоказ.

Очевидно не самый большой специалист в кино, компенсирующий недостатки вкуса любовью к родине, Мединский одним из главных коньков в своих выступлениях выбрал понятие «фальсификация истории». Это решающий аргумент (который кинематографисты по старинке называют просто — «идеология») в любых спорах, на котором можно бесконечно делать себе политическую карьеру. Вот и сейчас — энергичный министр захотел навести порядок. Чтобы никто не спал на культурной ниве.

Ну что же, принципиальность — это хорошо. Это как раз то, чего нам не хватает. Но если уж быть принципиальным до конца, то придется и к остальным итогам так называемых питчингов свое отношение существенно пересмотреть. И окажется, что продюсеры за редким исключением провели заведомо провальные выступления. Вместо цифр — расплывчатый пересказ сюжета. Вместо экономической целесообразности — общие слова про любовь к искусству. Вместо ярких концептов — унылые презентации в PowerPoint. Так что хоть питчинги и были проведены на новый лад, но выбирали по старинке: того, кого лучше знали. Благо и в экспертном совете, и среди защищающихся сплошь и рядом встречались одни и те же лица.

В четверг ситуация с Гарри Бардиным получила неожиданный поворот. Буквально за сутки его проект получил более 400 000 рублей пожертвований на краудфандинговом сайте Planeta.ru (см. «МК» от 12.07.2013). Более того, администрацией ресурса было решено покрыть возможный штраф министерства, добавив к проекту еще 200 000 рублей. Так обычные граждане выполнили функции государства, избавив одного из самых титулованных аниматоров наших дней от унизительной процедуры вымаливания денег. Вот и проект Александра Миндадзе, если все слова экспертов о выдающемся качестве его сценария верны, рано или поздно найдет возможность для реализации. Как еще не раз на почве прозрачной и открытой борьбы с фальсификацией истории реализует себя Владимир Мединский.

Может, оно и к лучшему. Так они только быстрее научатся жить отдельно. Министерство без культуры. И культура — без министерства.



Партнеры