Как одно «Интервью» чуть не спровоцировало Третью мировую войну

Взорвать президента

26.12.2014 в 18:27, просмотров: 17565

Само собой, Сет Роген и Эван Голдберг, затевая фильм о покушении на лидера Северной Кореи Ким Чен Ына, рассчитывали шокировать аудиторию. Но вряд ли даже они предполагали, какие размеры примет вызванное ими стихийное бедствие. За последние несколько месяцев фильм «Интервью» спровоцировал беспрецедентную хакерскую атаку на компанию Sony и чуть не вынудил КНДР объявить войну США. Ну а уж по количеству упоминаний в спорах на самом высоком уровне — от Барака Обамы до МИДа РФ — с этой скромной комедией не сравнится никто.

Как одно «Интервью» чуть не спровоцировало Третью мировую войну
фото: AP

Итак, все началось с того, что пара самых безбашенных парней Голливуда — Джеймс Франко и Сет Роген — решили посмеяться над правителем страны с максимально противоположным представлением о чувстве юмора — то есть над Северной Кореей. Причем посмеяться не в духе Чарли Чаплина и его «Великого диктатора», который можно с уверенностью назвать не только классикой комедии, но и одним из выдающихся гуманистических произведений двадцатого века. Нет, Франко и Роген, учитывая опыт своих предшественников, и не думали смехом заворожить зло. (Гитлер, как известно, фильм Чарли Чаплина смотрел, но евреев уничтожать не перестал.) Они поставили перед собой целью его безжалостно высмеять — да так, чтобы зло разорвало от смеха.

Герой Франко — успешный телеведущий вечернего шоу, которое в прямом эфире обсуждает со звездами шоу-бизнеса самые сальные подробности их жизни. Так, именно в кресле этой студии Эминем собственной персоной признается, что он гей. Роген играет продюсера шоу, который переживает, что так всю жизнь и проработает шутом на телевидении, вместо того чтобы заняться серьезной журналистикой. Вместе они придумывают невероятно амбициозный проект — воспользовавшись тем, что лидер Северной Кореи является фанатом их шоу, отправиться в КНДР и записать «самое успешное телеинтервью со времен разговора Фроста и Никсона». Перед самой посадкой в самолет на них выходит агент ЦРУ, которая дает им секретное задание: во что бы то ни стало ликвидировать Ким Чен Ына, сняв таким образом угрозу ядерной войны. (По сюжету, корейские ядерные ракеты не только существуют, но еще и успешно прошли первые испытания.)

Северокорейский лидер в фильме — избалованный подросток, который в официальных речах готов в пыль стереть Америку, а за закрытыми дверями, пока никто не видит, играет в баскетбол в компании девушек в бикини, пьет коктейль «Маргарита», собирает внушительный автопарк и рассекает по полю на танке с советским гербом и надписью «Пан или пропал» на борту («его моему деду подарил сам Сталин!»).

В каком-то смысле «Интервью» повторяет прием Квентина Тарантино из «Бесславных ублюдков» — с поджогом кинозала, в котором находились фюрер и вся нацистская верхушка. С той лишь разницей, что Тарантино расправлялся с диктатором из далекого прошлого, чья вина давным-давно понята, принята и отрефлексирована. Роген и Франко же берут функцию суда истории на себя. Но, даже используя в фильме реальные имена, «Интервью» все равно остается хоть и жестокой, но пародией. При всей грубости формы и обилии шуток ниже пояса мысль ее довольно проста и универсальна: и в самом сильном тоталитарном государстве революцию может спровоцировать даже такая простая и незамысловатая мелодия, какую напевает Кэтти Перри. Потому что стоит один раз хотя бы чуть-чуть глотнуть свободы, и ты уже никогда не сможешь ей напиться.

Именно этой свободы боятся в Северной Корее. Видимо, чего-то похожего опасаются и в российском МИДе, уже выступившем с заявлением, что показ фильма «Интервью» в России надо бы ограничить. Американский офис студии, несмотря на непрекращающийся поток угроз и случившуюся накануне беспрецедентную хакерскую атаку, все-таки выпустил фильм в прокат в США. Пока только — виртуальный. Он доступен для просмотра на трех крупнейших VOD-сервисах. Что касается России, то ясность с фильмом наступит не раньше, чем закончатся зимние каникулы. Впрочем, самые нетерпеливые зрители, раззадоренные, пожалуй, самой успешной пиар-кампанией фильма, бросились искать альтернативные способы просмотра. Так, за первые дни было скачано уже порядка миллиона пиратских копий фильма.