Блог Константина Добрынина

Последняя запись: 18 июля 2016 в 16:20, всего записей: 73

  • Оулу на языке Высоцкого

    На прошлой неделе финны дошутились. Их пятый по величине город О́улу, который они так долго называли центром мира, им стал. Правда, на три дня, но на нашем культурном форуме.

     

  • Наш недруг Солженицын

    Солженицын, оказывается, все-таки точно не друг. Так установил недавно самый главный редактор наиболее литературной газеты товарищ Поляков. Он так и сказал: не стоит, мол, из него лепить культовую фигуру. Пора соглашаться. Сам я, как в том анекдоте про чукчу, не писатель. В моей пионерской жизни писатели Поляков и Солженицын появились в одно время, в начале 1990-х, когда мы прочитали "Сто дней до приказа" и "Один день Ивана Денисовича".

  • Домашний арест в едином учебнике истории

    Евтушенкова жалко, но не по причине домашнего ареста, а из-за халатного отношения к науке правоведение. Плох не сам домашний арест, он как раз, в качестве альтернативной меры пресечения, очень даже хорош, и показывает что наша правоохранительная и судебная системы за десятилетие сделали пару уверенных мужских шагов вперед. Михаил Ходорковский в сонном 2003 году о таких процессуальных условиях мог только мечтать.

  • О гаагских миллиардах, ЮКОСе и праве

    На этой неделе мы все узнали решение третейских судей в Гааге, согласно которому Россия обязана выплатить бывшим акционерам ЮКОСа свыше 50 миллиардов долларов. Кто-то расценил его как чуть ли не «начало Судного Дня» для России. Другие – как завершение истории отечественной приватизации.

  • Открытое письмо министру внутренних дел

    Уважаемый Владимир Александрович,

    Днем 3-го июля я награждал благодарностями от имени спикера Совета Федерации Валентины Ивановны Матвиенко двух архангельских полицейских. Они спасли жизни трем маленьким детям в нашей Архангельской области. К слову сказать, вверенное вам министерство почти полгода согласовывало их кандидатуры на поощрение и проводило специальные проверки, будто поступков их было недостаточно.

  • Моя клубничная война. К 22 июня

     Реплика Константина Добрынина

  • Чувак по имени Солнце

    Их было трое - Бутусов, Кинчев и парень из кочегарки. Цой. Мне он не нравился. Раздражала его манера держать микрофон, прическа и монотонная манера петь. Для меня, по сравнению с "Наутилусом", "Кино" проигрывало во всем. А слезы, которые у меня, пацана, лились ручьем под "Я хочу быть с тобой", никакой русский Брюс Ли выдавить не мог.

  • Мне кажется

     Мне кажется, что тоска по Советскому Союзу это, прежде всего, тоска по молодости или детству "когда чукча был молодой и его девушки любили", и "когда деревья были большими". И, одновременно с тем, что крушение империи можно считать величайшей катастрофой века двадцатого, точно также перестройку и гласность можно считать величайшим приобретением прошлого столетия.

    Считать и вспоминать об этом 12 июня в том числе.

    И мне кажется, что я не ошибаюсь в этом.

    А быть может, мне просто кажется.

  • Рождение нового залога

    Прошло девять месяцев с тех пор как мы с сенаторами Клишасом , Бирюковым, Гаттаровым, Едаловым, Савенковым, Пономаревым, Кажаровым вместе с Генпрокуратурой подготовили и предложили законопроект о внесении изменении в статью 106 УПК. Ту самую, которая говорит о залоге. Последние дни действующая редакция статьи 106 Уголовно-процессуального кодекса будет определять, что по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести размер залога не может быть менее ста тысяч рублей.

  • Вопросы у ворот

     "- Это - не для печати, для тебя... Те, кто был старше... Они сидели в поезде задумчивые... Печальные. Я помню, как один майор заговорил со мной ночью, когда все спали, о Сталине. Он крепко выпил и осмелел, он признался, что его отец уже десять лет в лагере, без права переписки. Жив он или нет - неизвестно. Этот майор произнес страшные слова: "Я хочу защищать Родину, но я не хочу защищать этого предателя революции - Сталина". Я никогда не слышала таких слов... Я испугалась... ".  Это я не о Сталине, подождите, сейчас объясню.