Увеличить размер шрифта Уменьшить размер шрифта Версия для печати

Дело Влада Листьева живет

Вчера была очередная годовщина гибели Влада Листьева. Вспоминали не так обильно, как год назад (когда Владу стало 60 ), или тем более, как в позапрошлом году (1 марта 2015 – 20 лет тому расстрелу).

Однако у себя в блоге написала не вполне стандартное Марина Юденич. Воспроизвожу ее пост целиком:

«Сегодня многие скажут и напишут про Листьева. Я знала его мало и весьма шапочно, потому - личных воспоминаний о нём не будет. Про то, что убийцы так и не найдены большинство сегодня промолчит. Листьев не в тренде, потому что - простите уж за цинизм - убили его не при Путине. Дед у гроба обещал найти и покарать убийц, хотя ему настоятельно рекомендовали не произносить этой фразы. Но иногда он мог выдать внезапную "загогулину", помним же 38 снайперов. Эта - про найдём и покараем - по крайней мере, была логичной.

Но речь не об этом. И тогда, и сейчас я не верила ни в политическую, ни в экономическую версии этого убийства. Тогда - даже больше, чем сейчас - поскольку в памяти слишком свежи были воспоминания о том, как Листьев стал во главе ОРТ.

Собственно и не воспоминания даже, а прямо-таки день вчерашний - январь 1995. Его назначили "семибанкиры" (по совместительству - акционеры - ЛОГОВАЗ, Менатеп, Альфа, Столичный, Нацкредит, Микродин, Газпром ) в кабинете Игнатенко в ТАСС в присутствии Чубайса и Шабдурасулова (от Правительства), Сагалаева, Лесневской, Юмашева, кого-то ещё, не помню уже. От АП были мы с Серёжей Носовцом. Первой кандидатурой был Сагалаев. Он был согласован с АП, но банкирская вольница тогда мало ориентировалась на башни. Березовский выступил против и Сагалаев немедленно ( и явно обидевшись) снял свою кандидатуру. Второй рассматривали Лесневскую. И тоже мимо, хотя БАБ лоббировал активно. Ребята из охраны, которые дожидались в приёмной, рассказывали, что она чуть ли не разрыдалась за дверью.

Но как бы там ни было, ситуация зашла в тупик. Игнатенко удалялся то с Чубайсом, то с Березовским. Носовец звонил Коржакову, который позже самолично приехал в ТАСС. Мне было пофиг - у меня на ту пору был роман с одним из акционеров, мы просто трепались в ожидании того момента, когда "эта байда"( по его выражению ) закончится и можно будет ехать ужинать в "Токио"

В какой-то момент как-то спонтанно и сразу несколько человек назвали Листьева. Внезапно и неожиданно. В первую очередь, для него. Согласились все, сразу и практически без обсуждения.

И мы наконец поехали ужинать в "Токио"

Теперь постарайтесь понять меня правильно. Ни в коей мере не хочу приумалить фигуру Листьева - журналиста. Она велика. Говорят, он был прекрасным человеком. Верю безоговорочно. Организатором и медиа-менеджером - тоже. Без вопросов. Но политически и финансово на тот момент он не представлял серьёзной силы. И вообще никакой не представлял. Потому и стал бесспорной компромиссной фигурой.

Игры с мораторием рекламы - а вернее распределением финансовых и политических рычагов - были играми больших - на ту пору - дядек: Коржакова, Березовского, Гусинского и иже. Никак не Листьева. И даже Лисовского - хотя тогда он был на пике - никак. Его не надо было убивать и даже пугать в подъезде (была версия, что хотели испугать и перестарались. Достаточно было позвать в один из Домов приёмов - на Новослободскую или на Косыгина. И просто объяснить. Даже не повышая голоса.

А если бы я вдруг взялась писать роман о гибели известного журналиста в предлагаемых обстоятельствах, то много внимания уделила бы его личной жизни. И женщинам, которые были рядом. Но это уже совсем другая история. К тому же, я давно не пишу романов».

Конец цитаты.

Я решусь прокомментировать. Тем более, что помянутая версия о случайном убийстве – моя (написал об этом книгу «Влад Листьев. Пристрастный реквием»). Я читал материалы дела. Да, у вдовы (Альбины Назимовой) был мотив. И реальный инструментарий.

В 90-х, кстати, случился скандал, когда «МК» написал, что согласно материалам дела к устранению Листьева причастна его вдова. Ее тогдашний супруг Андрей Разбаш на следующий день после публикации приехал к Павлу Гусеву и тот познакомил его с автором текста и объяснил, что заказчик публикации – Сергей Лисовский. После этого в Домжуре устроили пресс-конференцию, где Разбаш сравнил заказные заметки с заказными же убийствами (прозвучал термин «социальное киллерство»), а Леонид Якубович предложил учредить суд чести для журналистов.

Я Назимову никоим образом не идеализирую, но НЕ верю, что она была заказчиком: Альбина из тех, кто предпочитает договариваться. И договаривалась, когда было надо.

За полгода до убийства Влад собрался разводится. По причине мне неведомой. Но я помню, что Назимова через друга семьи, Андрея Макарова дала понять видовцам, что в случае развода отсудит акции «Листа», все 16.43%. Скандалов, разборок имущественных никто в компании не пожелал. Любимов с Разбашом наехали на Влада и сказали коллеге, что, дескать, развлекайся как хочешь, но никаких разводов. Так что, язык компромисса был Листьеву знаком: в этом аспекте Юденич права на все 100.

Здесь интересно другое: многие их тех, кто мог бы сказать весомое слово – предпочитают молчать.

За прошедшие десятилетия о Владе говорили лишь те, кому давали такую опцию. Его биография словно стала объектом авторского права и перешла по наследству последней из трех жен. Ну а творческая часть досталась владельцам «смежных прав» – коллегам и соратникам Листьева.

И не то, чтобы это было неправильно, но тем не менее полноты картины не дает. Написаны сотни статей, сняты десятки документальных фильмов и ТВ-сюжетов. И документальными все эти работы можно назвать лишь потому, что там не задействованы профессиональные актеры, но зато вполне очевидный сценарий да и спланированная режиссура зачастую просматривается.

Итак, кто в основном являлся спикером в многочисленных «вспоминалках» о первом главе ОРТ (Первый канал)?

Конечно, прежде всего двое соведущих Влада по оригинальной «взглядовской» тройке, которые, собственно, и ассоциируются в представлении массовой аудитории с рекордно рейтинговой программой нашей державы (а согласно Книге Гиннесса – и всего мира) – пятничным «Взглядом» Молодежной редакции Гостелерадио СССР (т.н. «молодежки»). Это пара Александр Михайлович Любимов + Дмитрий Вениаминович Захаров. С ними ВЛ вместе работал на Иновещании и с ними же начал марафонское восхождение на останкинский Олимп осенью 1987 года.

Кто еще? Его соратник & друг Константин Львович Эрнст, ставший преемником ВЛ.

Далее, его наставники, без которых Листьев бы не состоялся (как телеведущий прежде всего). Эдуард Михайлович Сагалаев возглавлял «молодежку» и собственно придумал название «Взгляд». Анатолия Григорьевича Лысенко Влад величал Папой и был обязан ему своим звездным статусом.

В дежурный набор также входят товарищи Влада, которых он привел на «ящик» и с кем достаточно тесно общался в последний период своей жизни: Виталий Яковлевич Вульф, Леонид Аркадиевич Якубович, Леонид Исаакович Ярмольник.

Лидировала в этих ТВ-мемуарах, конечно же, вдова Альбина Владимировна Назимова, которая сыграла роль Пигмалиона: «Влад Листьев» стал ее самым впечатляющим проектом и без нее Владислав Николаевич не стал бы тем, кем стал. Возможно, спился бы. А может быть – остался жив.

Это и есть линейка людей, сформировавших в определенной степени и самого «битла перестройки №1» и его посмертный имидж.

Возможно, разгадка на самом деле – в одном из комментов к посту Марины Юденич. Гайа Васина написала:

«За пол года до гибели, Листьев делал «Тему» с моим мужем. Взял двадцать тысяч долларов (ноябрь 94г.), обещал пригласить значимых людей, обманул. Мы были не первые кого так кинули, кто-то обещал разобраться. …Тема передачи была предложена самим Л. и оппонентов гарантировал он лично как и деньги брал из рук в руки, сидя в нашей машине возле здания Останкино. Время было 23 часа. Я безотрывно смотрела на свои часы - первый Chopard».

Замечу: в 1994 году за $20 тысяч в Москве можно было купить отличную квартиру. Но не в этом дело. Я полагаю, что Влад брал эти деньги не себе лично, а в «общак» компании. Это была практика.

Начиная с 1990 года.

Помню, например, чудесную историю с обложкой журнала «Лица».

Или другую, окончившуюся трагично. Журналист берет деньги за публикацию в престижной газете, потом ссылается на форс-мажор, деньги не возвращает. Его избивают до смерти почти… Версий обнародовано много, но про бабло не упоминают.

Это практика, повторю.

И за это могли убить. Легко. Однако такова – обогащайся или сдохни! – была установка гайдарочубайсов. Не только медиа-сообществу, но всему социуму.

С тех пор так и живем. Не все, нет. Кто-то рискует, кто-то брезгует. Кого-то убивают, кто-то выигрывает.

Жаль, что Влад проиграл. Он был лучше и честнее многих, как парадоксально это ни звучит сейчас. Но! Но надо помнить про пресловутый «младореформаторский» контекст. И правила игры. Тогда все встанет на свои места. Место Листьева оказалось на Ваганьковском кладбище. Это несправедливо. И печально. Жаль, что Влада забыли многие из тех, кто числил себя в фанатской гвардии его.

Я буду помнить, хотя фанатом не был никогда.

просмотров: 17893