Светлана К-лие. Мясо

Блог Петра Войса
Галерист

Светлана К-лие в 2004 году была признана  "лучшей женщиной-скульптором России" и "лучшим молодым скульптором России".  Последнее время живет и работает в Англии. Обладатель ряда зарубежных наград в области современного искусства. Наряду со скульптурой занимается графикой, фотографией, видео. Феминистка. Противник насилия. В одном из многочисленных интервью заявила, что женщины в России сегодня - проститутки. Создала в 2012 году видеоролик на эту тему: " AwomanisseenasaprostituteinRussiawhethershesleepswithpresident", который вошел частью в проект под названием "Мясо". Светлана говорит, что это проект о сути той жизни, в которой мы каждый день живем, в которой много крови, плоти, мяса, слез.

 
Иван Афонин. ФИЗИОЛОГИЯ КЛИЕ
 
Было время, когда я представлялся художником. Не подумайте ничего плохого, просто нежный возраст, вовлеченность в деятельность арт-группы Война, некоторые конъюнктурные соображения, а главным образом количество выпитого, позволяли мне иногда это делать. Как известно, "без...ственный образ жизни", столь рьяно пропагандируемый Войной, подразумевал практику шоплифтинга в качестве обязательной. В общем, количеством и качеством алкоголя ребята никогда не были обделены.
 
Фотоработы Клие одновременно наводят на мысли о "Партии Животных" Кулика и "Балканском барокко" Абрамович - мясные туши, копыта, кровь. Понятно, что про источники вдохновения художник не скажет всей правды до конца, но это он делать и не обязан. Впрочем, больше конечно тут от Абрамович, с ее отсылками к жертвам войны в Югославии - серия Клие называется "Люди как мясо".
 
Но в первую очередь Светлана известна как скульптор. Ее "Ворона пожирающая собственное яйцо" навеяна творчеством известного британского поэта Теда Хьюза.
Что примечательно, у Хьюза, сжившего со света не одну свою жену, есть целая книга "Ворон. Из жизни и песен Ворона". А у Клие не ворон, а ворона, поедающая свое потомство. С Хьюзом их еще роднит метод работы: резкий, контрастный и очень физиологичный.
 
Или же "Женщина-звезда", юбка которой выворочена наизнанку настолько, что непонятно что под ней видишь - теплое нежное лоно или ошметки мяса. Выворачивание наизнанку- излюбленный прием Клие, для нее это - гарантия честности и неподдельных эмоций. Это как с сексом и любовью. "Если секс можно симулировать легко, то любовь - невозможно" - говорит Светлана.
 
Работы Клие насквозь пропитаны феминизмом. Но не политическим, а скорее своим экзистенциальным. В нем ощущается стремление отстоять право быть женщиной художником в мире арт-дельцов. Стала бы она просто так скандалить с британскими кураторами, желающими продавать русскую самобытность под девичьей фамилией Кулешова? Но она настаивает на фамилии K-Lié (Клей, в трактовке Светланы).
Интересным в этом случае представляется становление Клие как художника. На десятилетнюю Свету, обычную московскую девочку с Алтуфьевского шоссе, упал ластик. Света ластик подняла и недолго думая вернула владельцам, обитавшим в художественной студии. Это был конец восьмидесятых и твердое решение стать художником могло гарантировать ей все что угодно, кроме стабильного дохода и ясного будущего.
 
Сейчас Клие распрощалась с детской беспечностью и говорит, что художнику нужны деньги. На вопрос о дружбе с властью она отвечает со свойственной ее работам жесткостью и физиологичностью: "Нет проблем в том, что бы лизать чью-то жопу, если это по взаимному согласию".
 
"В советское время меня научили делать офорты, работать с металлом, рисовать. Где этому всему научат молодого художника? Если писательский реквизит может ограничиться ручкой и бумагой, то художник за время становления может извести не одну тонну металла. Кто это все ему будет оплачивать?" - говорит Светлана. То ли из-за банального госфинансирования, то ли из-за большей прыткости зарубежных кураторов, Клие гораздо больше известна за пределами России. Быть может, получает она премии и номинации в основном в Великобритании и Франции, а не России, как раз из-за того, что московская публика не в состоянии ее переварить. Просто когда главной интригой премии Кандинского является то, какое количество раз со сцены упомянут слово "Pussy Riot", это свидетельствует как минимум о некой стагнации в московской художественной тусовке.
 
Друзья и критики регулярно сравнивают Клие то с Джакометти, то с Уорхоллом, но при этом она не нуждается в том, чтобы быть частью какой-либо московской художественной корпорации. О том, кто такой Марат Гельман, например, имеет весьма смутное представление. Однако ей это не мешает выставляться на лондонских аукционах и работать в Париже. Так что обвинения в подражании ее мало беспокоят.
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Другие записи в блоге