“Букеру” — 19 лет

Ищем лучший роман года

06.10.2010 в 17:33, просмотров: 3187

Вчера на пресс-конференции в гостинице “Золотое кольцо” жюри под председательством прозаика Руслана Киреева подвело итог увлеченного чтения и придирчивого изучения 24 романов “длинного списка” “Русского Букера”.

“Букеру” — 19 лет

Сколько там авторов известных, отмеченных яркими премиями! К примеру, Игорь Золотусский, Бахыт Кенжеев, Тимур Кибиров, Олег Павлов, Виктор Пелевин, Дина Рубина… И только шестерым писателям выпала удача войти в список финалистов. Итак, победители: Олег Зайончковский, “Счастье возможно”, Андрей Иванов, “Путешествие Ханумана на Лолланд”, Елена Колядина, “Цветочный крест”, Мариам Петросян, “Дом, в котором…”, Герман Садулаев, “Шалинский рейд”, Маргарита Хемлин, “Клоцвог”.

 “МК” пообщался с профессором Игорем Шайтановым, литературным секретарем премии и председателем Букеровского фонда.

— Игорь, ваш английский впечатляет. Вы прекрасно общались и общаетесь с английскими председателями Букеровского комитета. С их точки зрения, хорошо ли прижился на русской литературной почве британский росток “Букера”?

— Во всяком случае, этот росток они лелеяли и лелеют. Ведь основатель “Русского Букера” покойный сэр Майкл Кейн был председателем Британского комитета. И впоследствии мы нередко прибегали к поддержке и советам наших коллег. Хотя надо сказать и о том, что наш опыт иногда перенимают в Британии, например — создание “Студенческого Букера”, когда своего победителя определяет жюри, составленное из студентов университетов. Это наше нововведение, и его у нас позаимствовали.

— Чьи романы, отмеченные “Русским Букером”, были переведены на английский и выходили за границей?

— На английский из наших лауреатов (то, что я знаю точно) переведены Гонсалес Гальего “Белое на черном” и победитель 2006 года роман Ольги Славниковой “2017”.

— Вы, доктор филологических наук, человек безупречного литературного вкуса, наверное, с особым удовольствием могли бы говорить о каком-то русском романе, увенчанном престижной наградой. Есть такой у вас любимчик?

— Сегодня я бы назвал роман Елены Чижовой “Время женщин”. И не только потому, что это последний по времени прошлогодний букеровский лауреат. Чижова — одно из открытий “Букера”, дважды до этого ее романы входили в число финалистов. А этот не просто победил, но заставил вспомнить о том, что не только поэзия, но и проза — искусство слова, в звучании которого сохраняется вкус прожитой жизни.

— Вас не смущает, что “Большая книга”, щедро раздающая лауреатам богатые премии от миллиона рублей до трех, в известной мере перешла дорогу “Букеру”?

— Чем больше премий, чем больше щедрости, тем лучше литературе. Конкурируют не премии, а писатели за обладание ими. У “Букера” никто не отнимет того, что это первая независимая премия в новой России, что это премия, которую вручают профессионалы. Букеровская репутация в качестве самого престижного литературного приза пока что незыблема, независимо от того, какими суммами располагают другие премии.

— Несмотря на скепсис ряда критиков, жанр романа умирать не собирается. В новом коротком списке вам бросается в глаза стилевое, философское и эстетическое своеобразие романов, ставших победителями 2010 года?

— Я даже не могу сказать, что добротный роман (по пушкинскому слову), “классический, старинный, отменно длинный, длинный, длинный”, совсем сошел со сцены. Букеровский опыт показывает, что все чаще и настойчивее пишут семейные саги, включают родовую память. Хотя делают это порой иначе, чем прежде, предпочитая медленному течению синкопированное мелькание эпизодов. Такого рода сюжетов было немало в списке нынешнего года. В то же время экстремальный опыт нашего времени и в романные сюжеты приводит экстремальные ситуации. Роман ведь потому и есть самый современный жанр, что это игра без правил или, точнее, по правилам, все время изменяемым по ходу игры.

2 декабря назовут лауреата “Букера” 2010 года. Его ждет приз в 600 тысяч рублей. Остальные финалисты получат по 60 тысяч.