Чья “песенка” спета?

Продюсер и телеведущая вступили в схватку за телепрограмму

27.01.2011 в 18:01, просмотров: 8554

В шоу-бизнесе назрел конфликт. Персонажи, в нем участвующие, весьма значимые: знаменитая телеведущая Ангелина Вовк и известный композитор и продюсер Игорь Крутой. Г-жа Вовк утверждает, что Игорь Крутой воспользовался брендом под названием “Песенка года”, которую она проводит, и хочет увести передачу под свое крыло. Господин Крутой с этим не согласен и приводит собственные аргументы. “МК” предоставил слово каждой из сторон.

Чья “песенка” спета?

Ангелина Вовк: “Чувствую себя обманутой”

— Я давно усвоила: ждать благодарности — глупость, быть неблагодарной — подлость. Да я и не рассчитываю на благодарность, тем более от такого заклятого друга, как продюсер Игорь Крутой. Когда в начале 90-х я отстояла “Песню года”, потому что зрители хотели, чтобы фестиваль не умер, Крутой предложил взять проект под свое крыло. Тогда он был сама вежливость и галантность. Буквально ходил за мной хвостиком и ласково уговаривал, что если эту программу будет делать он, то и “Песню” не задушат, и я буду в полном порядке. Поверила. И чем все закончилось? Меня оставили “за воротами” даже без слов благодарности.

— Но вы же с Евгением Меньшовым долгое время вели этот проект?

— А почему бы мне не вести “Песню”, если я спасла ее от забвения! Я считалась не последним диктором на нашем телевидении и еще до Крутого вела концерты этого фестиваля. Чтобы “Песня года” встала на ноги, я нашла для проекта 50 миллионов рублей.

— Это были спонсорские деньги?

— Да, тогдашний председатель “Газпрома” Рем Иванович Вяхирев откликнулся на мою просьбу. И “Песня года” продолжала жить, я была ее ведущей…

— …Но вы же наверняка понимали, что невозможно вести программу вечно?

— Конечно, приходит новое поколение, и ему нужны новые герои. И новые ведущие. Я все понимаю. Но это называется вероломство. А доверие, оказываемое вероломному, дает ему возможность вредить!

— Слышал, что войну вам объявила Алла Пугачева…

— …Я бы не сказала. Вместе с Аллой мы репетировали эту передачу. Да и сама Пугачева неоднократно отмечала, что мы с Меньшовым бессменные ее ведущие.

— Говорить-то можно все что угодно, а на самом деле…

— На самом деле нас с Женей в последней программе поставили в дурацкое положение. Во-первых, почему-то посадили в дальний угол за декорации. Во-вторых, когда мы вышли на сцену, оказалось, что эпизод, который мы должны вести по сценарию, уже провела Алла… Мы были как ягнята, принесенные в жертву чьим-то интересам. Нам не оставалось ничего иного, как развернуться и уйти. Нас к этому и подталкивали.

фото: Лилия Шарловская

— Но где вы видели, чтобы на ТВ или в шоу-бизнесе расставались красиво?

— Не все, что дозволено, достойно уважения! Будем реалистами, я не собиралась выходить на сцену до дряхлой старости. Однако это мой хлеб. Впрочем, суммы, выплачиваемые мне Крутым, даже стыдно озвучивать. С другой стороны, на алтарь телевидения я положила даже семейное счастье! И именно любовь к ТВ меня возродила. Так как всю жизнь я вела детские и музыкальные передачи, принимала участие в их создании, то решила не сидеть сложа руки. Да, альтернативу “Песне года” создать очень сложно — для этого нужны большие вложения, которых у меня не было. Поэтому я организовала Российский фонд поддержки детского творчества для помощи талантливым детям, у которых в то время не было почти никакой возможности выйти на экран. Эта идея появилась у меня еще в начале 90-х. Правда, тогда всем было не до детей. В советское время телепроекты финансировались из госбюджета. После распада Союза ситуация изменилась. Теперь на ТВ хотят получить готовый продукт. Если бы мне гарантировали эфир, то под него деньги обязательно бы нашлись. Увы, такой возможности никто не предоставил.

— Замкнутый круг!

— Заколдованный... Несмотря ни на что и вопреки всему, мы создали “Песенку года”. Передача выходила на канале “ТВ-Центр” и сразу обросла поклонниками. Но постоянного места в сетке вещания у нее не было. Потом руководство канала поменялось, нам сказали, что детские передачи дохода не приносят, и в эфире нам отказали. Хотя правительство Москвы мою программу всегда поддерживало, а губернатор Московской области Борис Громов предоставлял нам возможность выступить в Кремле, где у нас пели дети Подмосковья. И хоть телеэфир мы потеряли, все равно выступаем в российских городах, стабильно и ежегодно проводится фестиваль летом на берегу Черного моря во всероссийском детском центре “Орленок”.

И вот в этом году, как гром среди ясного неба, в Рождество появляется передача “Песенка года”, подготовленная компанией Игоря Крутого.

Что скрывать, мне было безумно больно! Этому проекту я отдала столько сил и лет! Мы проводим отборочные туры в разных городах нашей необъятной страны, у нас уже свое имя и свой статус. А тут мне так откровенно ставят подножку! Я растерялась и не знала, что делать. Просто плакала. Потом пошла в церковь к своему духовнику, рассказала ему все. Он меня, как всегда, успокоил. Объяснил, что пути Господни неисповедимы, что да будет воля “не моя, но Его”.

Согласилась, написала письмо Медведеву, Путину. Ведь когда Владимир Владимирович был президентом, я ему из рук в руки передала обращение о проблемах детского телевидения, после чего он выступил и сказал, что детское телевидение необходимо создавать. Оно было создано! Говорю об этом не из тщеславия. Только потому, что детским ТВ занимаюсь давно, когда Игорю Крутому это еще и в голову не приходило. Так почему нужно было брать мое название?

— Вы его зарегистрировали?

— А как же?! У меня есть свидетельство Российского авторского общества от 2001 года.

— Сейчас со многими программами происходит нечто похожее. С “Музыкальным рингом”, например. Но новые производители назвали программу “Музыкальный ринг на НТВ”, и у них вряд ли будут проблемы.

— Мой случай иного порядка. Де-юре это нарушение моих прав. Удивительно, что нарушать их толкает не жестокая необходимость, а ограниченная фантазия… творческих людей! Кстати, когда-то я придумала великолепный проект “Мелодии века”. Теперь его выдают как “Достояние республики”. Использовали мою идею, но переиначили название, немножко по-другому построили — и ничего не докажешь. Так вот Крутой действует против меня в открытую. На вечере памяти Вали Толкуновой он, увидев меня, даже не поздоровался. Будем считать, не заметил. И забыл о том, что всех ожидает одна и та же ночь. Как это у Цветаевой: “…И под землею скоро уснем мы все, кто на земле не давали уснуть друг другу”.

В этой связи хочу напомнить, что одним из создателей “Песни года” в 1971 году был Виктор Черкасов. Когда его не стало в Санкт-Петербурге, я просила компанию Игоря Крутого поставить ему памятник. Ходила на поклон два года! Спасибо, что не три. В конце концов памятник поставили, но такой, будто на него последнюю копейку отдавали бедные родственники, а не успешная продюсерская компания. Хотя прав мой духовной наставник: Бог нам всем судья…

Игорь Крутой: “Не понимаю, при чем здесь я”

— Давайте с самого начала. Ангелина Вовк обвиняет вас в том, что ее уволили из программы “Песня года”.

— Я ее не увольнял. В последние годы за всю творческую часть и за ведение “Песни” отвечала Алла Пугачева. Они вели передачу втроем — Ангелина, Алла и Евгений Меньшов. Алле Борисовне казалось, что Вовк ведет эту передачу непрофессионально. Прямо во время концерта она ее стала перебивать, что обидело Ангелину, и она ушла прямо во время съемок. На этом ее карьера на “Песне года” закончилась. Ну и при чем здесь я?

фото: Лилия Шарловская

— Теперь о “Песенке года”. Ангелина говорит, что зарегистрировала это название на свое имя еще в 2001 году.

— Это я могу к ней иметь претензии. С 1992 года все, что связано с “Песней года” и производные от него бренды — “Песенка года”, “Песнюшенка года”… — принадлежит моей компании “АРС” и зарегистрировано в Роспатенте. Так что название г-жа Вовк зарегистрировать не могла, а только лишь какую-нибудь сценарную идею. В 92-м году мы вместе с ней ходили к возглавлявшему тогда телекомпанию “Останкино” Егору Яковлеву и просили вернуть “Песню года” на экраны. Поэтому я к Ангелине испытываю в этом смысле лишь чувство благодарности и ни разу не предъявлял ей претензии по “Песенке года”, которая под ее началом выходила на канале “ТВ-Центр”. Но коль уж она теперь решила напасть на меня, то я готов решить возникшие споры через суд. Кроме того, на всякий случай четыре месяца назад нами подана заявка в Роспатент на регистрацию названия “Песенка года”. Там нам сказали, что у них до этого никто данное название не регистрировал.

— То есть, по-вашему, Ангелина Вовк вообще не имела права выходить с этим названием в эфир?

— Телеканал не имел права выходить в эфир с “Песенкой года”. Нужно хотя бы было перепроверить принадлежность бренда. По крайней мере, чтобы транслировать ее, они должны были получить “добро” от “АРСа”. Но к нам никто не обращался. Вообще, мне кажется, весь этот шум Ангелина Вовк подняла из-за того, что чувствует свою невостребованность как ведущая.

— Еще Ангелина говорит, что после смерти одного из основателей “Песни года” — Виктора Черкасова, она два года ходила в “АРС”, просила, чтобы поставили ему памятник. Она спрашивает: “Неужели не могли поставить памятник раньше и более дорогой?”

— А еще она может меня обвинить в армянском землетрясении, в войне в Ираке. По-моему, она лишь собирается на этом деле сделать себе пиар. Вот ее ровесница Светлана Моргунова ведет и День милиции, и вечер Юдашкина, а Ангелина ничего не ведет — может, это из-за ее характера. Но в чем здесь моя вина? Я только собрал 12 тысяч детей-сирот, каждый из которых получил новогодний подарок и присутствовал во Дворце спорта, где дети “Новой волны” пели со взрослыми звездами. Неужели Ангелина добивается, чтобы всего этого не было? А памятник Черкасову мы действительно поставили. И кто же знает ему цену? Ангелина позвонила нам один раз, действительно попросила поставить памятник. И мы тут же это сделали.