Акриленные писатели

На фесте в Абрау-Дюрсо рассказы переложили на холст

Нынче модно раскручивать местечковые арт-площадки, не одной только Пермью Россия жива. Другое дело, фесты эти носят, подчас, легкий оттенок притянутости за уши, нестабильности, но с чего-то надо начинать. Пусть даже прежде без публики. Так, известный куратор Екатерина Попова пригласила на озеро под Новороссийск дюжину своеобразных литераторов/драматургов вкупе с забойными художниками Анной Чигаровой и Андреем Митеневым. Литераторы за неделю пишут по рассказу (отправная точка – магия места, «история из Абрау-Дюрсо»), затем читают вслух, а художники тут же иллюстрируют онлайн…

На фесте в Абрау-Дюрсо рассказы переложили на холст

«Выкручивались» на столь винной теме писатели всяк по-своему (тем более, что главный зритель – глава завода Борис Титов, с его подачи здесь всё…). Так Олег Шишкин вспомнил историю амурных отношений балерины Матильды Кшесинской и цесаревича Николая Александровича (будущего Николая II), причем на втором плане чрез головы охотников прыгали олени, и как-то всё это хитро было вписано в атмосферу небольшого причерноморского озерца… Драматург Гульнара Сапаргалиева вообще представила себя бутылкой, которую наполняют-наполняют-наполняют, и всё никак. Юрий Клавдиев с Анастасией Брауэр разыграли мини-спектакль партии в шахматы еврейского юноши-узника и коменданта концлагеря. Мальчик выигрывает, ему отрубают руку. Он опять выигрывает – дуло упирается ему в висок… Жесткого регламента не было, каждый читал минут по 10-15, а кто-то даже не читал – пел и приплясывал, разыгрывая мизансцены из жизни приехавшего на курорт зэка.

Акриленные писатели

Акриленные писатели

Смотрите фотогалерею по теме

К счастью, рубленное слово ловили в свои сети Анна Чигарова со своим «мужем, помощником и опорой» художником Дмитрием Максимовым-Соколовым – создатели уникальной акриловой анимации. Только начинается рассказ – как они нон-стопом рисуют на прозрачных боксах необычные «настроенческие» рисунки, которые тут же проецируются на большой экран. Анна с до локтя запачканными руками прекрасна:

– Сколь это сложно – слышать и тут же рисовать?

– Смысл как раз в том, чтобы прочитать рассказ хотя бы за день… а то на несколько работ, писанных ребятами в последние полчаса, приходилось выдавать чистый экспромт. Как, например, на новеллу Максима Курочкина.

– А это плохо?

– Была бы музыка – было бы прекрасно. Музыка – самая комфортная, идеальная среда для художника. Все эти ритмы, темы легко перекладываются в движение кистью… А слово – это «остановись, мгновенье». Совсем иная материя. И если ты рассказа прежде не читала – рисуешь иллюстрации «в лоб», горы, море, солнце. Это скучно. Хочется ассоциации смысловой, тонкой. Чтобы материю застывшую переварить и снова расплавить в образы, вернуть в бесформенное подсознательное…

– Получилось?

– С кем-то больше, с кем-то меньше. Очень понравился дуэт Юры Клавдиева с Настей – прямо спектакль с этим концлагерем. Тут мы прибегли к монотипии. Мало того, что нарисовали картинку на прозрачном экране, так еще и сделали оттиск на ватмане, подарив его писателю… Оттиск – штука опасная, может получиться, а может нет. Но было так важно в финале в черную картинку вдохнуть свет…

– Мне было всегда интересно, в каком месте вы поставите «точку». Ведь рисовать акрилом по экрану можно бесконечно – есть же губки и шпатели, чтобы краску стирать.

– В данном случае была задача сохранить каждый стеклянный бокс как самостоятельную картинку, ведь обычно мы всё тут же стираем и пишем заново…

– То есть вас привлекает категорически Невечная живопись?

– Конечно. Ничего нет вечного. И так здорово в каждой картине видеть бесконечный процесс, рождение новых образов…

А напоследок мощный стрит-артовский художник и скульптор Андрей Митенев едва не попал под грузовик, нарисованный обственной рукой на стене – его масштабное синее граффити (история шампанского завода в картинках) стало главным событием в тихой жизни Абрау-Дюрсо, сюжеты митеневских фресок теперь передаются из уст в уста…