В театре Пушкина — танцы по Айтматову

Драма переходит на балет?

06.11.2012 в 14:30, просмотров: 2394

В театре имени Пушкина, а точнее в его филиале, необычная премьера. Здесь всегда проходят интересные и смелые эксперименты. Экспериментом является и спектакль «Материнское поле» . Ни единого слова в нём не произносится. Однако это не балет — драма, но драма пластическая, исполненная драматическими актерами.

В театре Пушкина — танцы по Айтматову
Фото: Виктория Лебедева.

За основу взята грустная повесть Айтматова о женщине, потерявшей на войне всех трех своих сыновей и мужа. Она остается совсем одна с младенцем на руках, оставшимся от умершей при родах невестки. Родившийся мальчик и внуком-то ей не является, поскольку отцом его был совершенно посторонний мужчина, «пожалевший» и «утешивший» вдову, а затем сбежавший к законной жене. В 60-е годы повесть была очень популярна, вместе с «Первым учителем» вошла в сборник произведений писателя и была не только экранизирована, по ней в Киргизии в советские времена был даже создан балет. Казалось бы, идея лежала на поверхности. Однако, произведения Айтматова сейчас не только крайне редко воплощаются на сцене, но и почти не издаются.

Фото: Виктория Лебедева.

— «Материнское поле» мы нашли только в Интернете, поскольку повесть почему-то сейчас не издается в России. Я впечатлился до слез, когда читал. Летел в самолете, сидел и ревел, и мне было все равно, что обо мне подумают — рассказывает режиссер-хореограф спектакля Сергей Землянский.

Пластически точно, используя возможности своего тела, каждым движением донося мысль и выражая эмоции работают в спектакле семь молодых актеров. Придумавший саму идею с постановкой айтматовской повестью Владимир Моташнев (он играет Старшего сына), Средний сын — Евгений Плиткин, Младший — Родион Долгирев, Отец — Сергей Миллер, Невестка — Анастасия Панина, Мать-Земля — Ольга Демина, и конечно Мать — Анна Кармакова. И движение это никогда не бывает пустым. Оно всегда значимо и зримо.

Фото: Виктория Лебедева.

Донести до зрителя образный поэтический язык Айтматова на сцене вообще нелегко, но хореографу не один год поработавшему в известном екатеринбургском коллективе «Провинциальные танцы», который и славится умением передавать в танце едва уловимые состояния человеческой души, удалось найти пластический эквивалент айтматовской поэзии в прозе.

Фото: Виктория Лебедева.

Актриса в черном облачении с покрытой головой подходит к играющей на виолончели женщине. Это Толгонай на склоне лет ведет свой нескончаемый диалог с полем рождающим урожай, с Матерью-Землей.

Фото: Виктория Лебедева.

Известный зачин айтматовской повести, как и всё произведение, в котором мать потерявшая детей предается воспоминаниям о прожитой жизни, рассказывая Земле обо всем самом сокровенном, переданы казалось бы скупыми хореографическими средствами, простыми незатейливыми движениями и жестами, которые и танцем-то назвать трудно. И музыка вроде простая, но щемящая — от студии SounDrama (Павел Акимкин, Ольга Демина).

Пронзительна мизансцена, когда под грохот проходящего на фронт мимо станции эшелона Мать слышит крик сына («Мама!» было единственным словом, произнесенным в спектакле), и от него в руках у неё остается только брошенная им шапка. Все эти детали, переданные лишь пластическими средствами в похожей на обряд пластической истории, тонко доносят дух и поэтику айтматовской повести. Но и зрители никогда не читавшие это произведение, а наскоро ознакомившиеся с напечатанным в программке либретто, в этом «спектакле без слов» всё поймут.

Фото: Виктория Лебедева.

— Это другой выразительный язык, другой способ существования на сцене, нежели тот к которому артисты и зрители привыкли в театре — рассуждает хореограф-постановщик. — Для меня здесь главное — мотив семейных отношений, семейных ценностей. Мне кажется, что на сегодняшний день мы их утрачиваем, теряем, и именно б этом важно говорить.