На "Золотой маске" вкусили запретной любови

Хороша сама идея – знаменитую оперу Доницетти переделать в комический балет

31.01.2013 в 20:02, просмотров: 2113

То, что первым спектаклем фестиваля «Золотая маска» оказался балет нового худрука Екатеринбургского Академического театра оперы и балета Вячеслава Самодурова «Amore buffo», кажется не случайно. Театр только отметил свое 100-летие, а в золотомасочных номинациях так ни разу и не побывал. Эксперты, выдвигая «Amore buffo» в пяти номинациях, думается, были далеки от того, чтобы вернуть должок, подверстываясь к столь круглой дате.

На
www.goldenmask.ru

Amore buffo с итальянского переводится как «забавная любовь», и балет действительно заслуживает того – он довольно забавный и оригинальный. Хотя для самого балетмейстера (в частных масочных номинациях он выдвинут как хореограф) и новоиспеченного худрука это первый полномасштабный проект. Имя 38-летнего Самодурова широко известно в балетных кругах – но не как хореографа, а как одного из самых талантливых балетных премьеров своего поколения. Не удовлетворившись академической рутиной Мариинки, он перешел в Национальный балет Нидерландов, затем стал премьером английского Королевского балета. Но как хореограф лишь экспериментировал: поучаствовал в хореографических мастерских Большого ещё при Ратманском и поставил не очень удачно претенциозную одноактовку для Михайловского театра. Зато в своем первом двухактном спектакле для Екатеринбурга смог раскрыться.

Во-первых, хороша сама идея – знаменитую оперу Доницетти переделать в комический балет. Финальный любовный дуэт здесь идет, например, под музыку к популярнейшему романсу Неморино– арии «Una furtiva lagrima» («Одна слезинка украдкой»). Сюжет немного переделан, но в целом сохранен, и действие разворачивается не в деревушки близ Флоренции, а в большом мегаполисе (художник-постановщик Энтони Макилуэйн). Неоновые очертания высоток и архитектурная конструкция в два этажа переносят зрителя в современные лондонские кварталы, в которых орудуют подростковые банды рейтеров, расписывающих граффити все, что попадется под руку. Вслед за ними незадачливый влюбленный Неморино повсюду выписывает краской имя возлюбленной, кокетки Адины (номинация «лучшая исполнительница» Елена Воробьева). Удачно вписываются в танцевальную ткань спектакля и костюмы Эллен Батлер: балетные трико и платьица удивляют прекрасным сочетанием современности и классики.

Балетмейстер музыкален и способен придать спектаклю праздничную атмосферу. В этом ему активно помогают с энтузиазмом осваивающие непривычные для себя балетные новшества кордебалетные танцовщики. Выдвинутый на «Маску» как лучший исполнитель Андрей Сорокин (Нерубино) тоже на своем месте – обаятелен, неплохо скоординирован и способен решать поставленные балетмейстером задачи.

Успеху спектакля способствует и комический сюжет (либретто по мотивам Феличе Романи написал сам Самодуров). Как и в опере завоевать девичье сердце главный герой пытается с помощью так называемого «любовного эликсира», который якобы гарантирует успех у женщин. На деле это обычное вино, которое торговец Шарлатан (в опере это лекарь Дулькамаро) выдает за чудодейственное средство. Напившийся престарелый амур пускает стрелу в портрет отвергнувшей его возлюбленной – эдакой перезрелой дородной матроны, но попадает в уличного шалопая Неморино. Вертлявую же Адину ни неповоротливый амур, ни его сподручные молоденькие амурчики, взявшие в помощники крылатого Пегаса (соединенного, как обычно, из двух человек) догнать не могут, создавая многочисленные комические ситуации. В результате все, конечно, устраивается: героиня достается Неморино. И старый Амур сполна получает причитающуюся ему долю семейного счастья. И дело тут совсем не в «волшебном эликсире», а в силе любви, которая неподвластна рациональным объяснениям.