Огнеопасный человек-оркестр

Светлана Сурганова устроила манифестацию женской любви в Кремле

25.04.2013 в 20:54, просмотров: 12792

Сурганова — артистка рок-космическая, похожая на Высоцкого, Жанну Д’Арк и Анну Ахматову одновременно. На первых двух — жесткостью и мужественностью (которая, несмотря на женскую природу, ей очень идет), на великую поэтессу — лиричностью и романтичностью, которая с этой мужественностью в ней очень легко сочетается. «Сурганова и Оркестр» — название-код, фронтвумен сама как человек-оркестр. На праздничном концерте в Кремле в честь 10-летия своей команды она доказала, что может спеть, подыграв себе на скрипке, салонный романс, зарядить под гитару манифестную рок-балладу, затянуть, пританцовывая, цыганскую песню и, хохоча во весь голос, — кухонную частушку. Все это — легко, без пафоса, но с видом английской королевы.

Огнеопасный человек-оркестр
фото: Наталья Мущинкина

«Если о частушках — с кухни все и начиналось, — откровенничала Светлана, — именно с нее мы пришли в наше нынешнее музыкальное безумие!» Точнее не скажешь. Глядя на сценические выходки артистки и ее коллег по площадке, невольно вспомнишь историю русской литературы Серебряного века, японской изящной словесности, всю музыкальную жанровую систему и подумаешь: только сумасшедший гений, кажется, и может придумать, как от нежного соло скрипки перейти к гитарным риффам и, наоборот, от «балканщины» — к мотивам французского шансона, и от Бродского — к поэзии Басё.

Концерт Сурганова раскачивала, как маятник: сначала — черно-белые картинки Петербурга из прошлого на экране, много стихов — «От окраины к центру» Иосифа Бродского, вдохновившего на композицию «Неужели не я»; «В то время я гостила на земле…» из «Эпических мотивов» Анны Ахматовой; «Как весело сиял снежинками…» Цветаевой. Все это певица разбавляла песнями, которые по количеству образов не уступали стихотворениям символистов. Без сомнения, родись Сурганова на рубеже XX века, она могла бы и сама стать одним из символов Серебряного века. Хотя, кажется, во времени нынешнем, с его новыми возможностями, ей тоже совсем неплохо, и она успешно их использует.

фото: Наталья Мущинкина

Действие сопровождалось видеорядом из нарисованных лазером планет, летящего снега, звезд, документальных съемок путешествий группы, репетиций и клипов, в одном из которых («Гертруда») вместе с самой Сургановой, сыгравшей героя, похожего на франта-мафиозо, появилась и автор песни — модная поэтесса Вера Полозкова в роли пленницы, в которую и влюбляется герой-героиня. Эту песню Сурганова представила весьма экстравагантно, продолжив традицию, не так давно заложенную на концертах в России Мадонной и Леди Гагой, только более тонко и изящно, чем эксцентричные западные дивы: «Есть три главные темы, которые до сих пор воспеваются поэтами, — начала издалека Светлана, — любовь, женщина и любовь к женщине. Мир настолько широк в своем восприятии, что позволяет воспевать женщин самим женщинам». В подтверждение своих слов Светлана пела песни и от женского, и от мужского лица, меняя и внешние образы: в первой части певица кружила по сцене в простом черном платье, во второй — надела элегантный фрак и прямые брюки, став похожей на лондонского денди. Играла то на белой и черной гитаре, то на скрипке, то на бубне — в этот момент напоминая древнюю шаманку посреди почти ритуального круга музыкантов. Выворачивала душу наизнанку: вспоминала людей, вдохновлявших на творчество, правда — не называя имен, пела любимые песни своей мамы, вспоминала, как впервые попала с сольным проектом на радио и как первый трек группы «Больно», «совсем не медийный», по ее словам, продержался на первых строчках чартов несколько недель. Поклонникам оставалось только успевать следить за ходом мысли певицы и за движением многожанровой «пьесы», напоминавшей скорее не концерт, а музыкально-драматический спектакль. Впрочем, они и не отставали, устроив в зале свое «броуновское» движение: посреди концерта несколько десятков девушек, переодетых в юношей, в костюмах и шляпах, продефилировали друг за другом между рядами, прищелкивая пальцами в такт музыке, а затем отправили на сцену к артистке «гонца» с внушительным букетом алых роз. Не расслаблялись фанаты и под другие песни: размахивали белыми флагами, поднимали вверх плакаты с надписью «Спасибо за 10 лет!» и традиционно — «горящие» мобильные телефоны.

фото: Наталья Мущинкина

По масштабу концерт напомнил «Войну и мир», только с измененным на детективную историю сюжетом. Два отделения пролетели на одном дыхании. И если в конце первого казалось, что Сурганова уже выложилась на все сто и подняла градус происходящего до высшей отметки, то после антракта выяснилось: в пороховнице еще много пороху. «Тряхнем стариной!» — крикнула певица в начале второго акта и запела хорошо забытую старую «В небе, полном звезд». Оставшийся порох она истратила с умом: на раритетные песни в новых непривычных аранжировках, давно не звучавшие на выступлениях, на искрометные шутки и импровизационные номера, в одном из которых она, вместе с баянистами, завела сумасшедшую музыкальную «шарманку» из шутливых куплетов в стиле Бубы Касторского из «Неуловимых мстителей», чередуя их с латинскими, еврейскими и цыганскими наигрышами. Музыканты «отшлифовали» программу гимном русскому року — кавером на песню «Наутилуса Помпилиуса» «Золотое пятно», а потом уже попрощались со зрителями хитом «Мураками».

фото: Наталья Мущинкина

Уход из «Ночных снайперов» в 2002-м очевидно пошел Сургановой на пользу: глядя на нее сегодняшнюю, понимаешь, как тесно ей должно было быть в дуэте с не менее харизматичной Дианой Арбениной, и сколько она успела сделать самостоятельно за 10 сольных лет вне всех шаблонов, не вписываясь в рамки привычной стилистики. На счету у певицы — с дюжину авторских альбомов, две переизданные пластинки, сборник каверов, сингл и аудиокнига стихов Ахматовой. Феномен артистки и музыканта — в умении соединять на первый взгляд несоединимое и превращать концертную площадку то в салон, то в театр, то в кинозал, то в планетарий. Свой собственный жанр она придумала сама и назвала его VIP-Punk-Decadence, расшифровав хоть и многословно, но по делу в каждом слове: VIP — «эстетически выверенный сценический образ человека элегантного и думающего, образ артиста, в котором сочетается опыт и неискушенность», Punk — «энергичная и искренняя подача с хулиганским шармом и большой долей самоиронии», а Decadence — «изысканная и интеллигентная, но доступная поэзия на вечные темы по мотивам произведений авторов Серебряного века и французского символизма, и при всем этом — драйв, заставляющий публику стоять на голове в клубе и едва удерживаться в креслах в концертных залах». Сурганова добилась своей цели: многим гостям, пришедшим на юбилей группы, удавалось остаться на своих местах и не пуститься в пляс вместе с певицей с большим трудом.