На виртуальный дворец Никиты Михалкова претендует Цирк дю Солей

ММКФ торгует кипятком

22.06.2014 в 17:31, просмотров: 3000

 36-й ММКФ в самом разгаре. Жизнь у всех сложная. Вот и на фестивале кто-то пытается подзаработать. В Театре киноактера, где идут показы для прессы, наладили торговлю кипятком. Платишь 30 рублей и пьешь свой чай, чтобы не отдавать кровные 150 за кофе в буфете. Поесть, как всегда, на ММКФ нечего. Об этом не думает никто.

На виртуальный дворец Никиты Михалкова претендует Цирк дю Солей
Кадр из фильма "Круговерть"

Как и о многом другом. Иногда об элементарных вещах. Такое ощущение, что в этом году всем все по барабану. Блеклая звездная дорожка в день открытия, никто из серьезных кинематографистов не приехал на фестиваль — ну, и не надо. Обойдемся собственными силами. Нет зрителей на конкурсных показах и зал заполнен на треть, русские субтитры читаются с трудом — все трын-трава. Но Никита Михалков рассказывает в своем видеоблоге, что года через 2–3 откроется на воде красавец дворец, на который уже положил глаз Цирк дю Солей — так он хорош. Этими обещаниями мы кормимся многие годы.

За что вы нас, русских, не любите?

Конкурсный показ открыла украинская картина «Братья. Последняя исповедь» дебютантки Виктории Трофименко, которая задумала ее пять лет назад по шведскому бестселлеру, переведенному на 30 языков. И только теперь осуществила мечту. Она рассказывает о двух братьях-гуцулах, проживших во вражде жизнь. То они мать, то одного сына на двоих, то одну женщину делят. А потом не разговаривали 40 лет — и каждый ждал, кто первым умрет. Между ними мечется посторонняя женщина, которая пишет книгу о святом. Она кормит братьев, моет, даже помогает одному из них справиться с зовом плоти. Так и живут эти трое на фоне ослепительных горных пейзажей.

Актеров искали полгода, исколесили всю Западную Украину. Требовалось знание диалекта, да и вообще украинского языка, определенные типажи. Ничего этого в восточной части страны даже не искали. В итоге в картине снимались в основном не профессиональные исполнители. В роли одного из братьев — худрук Тернопольского театра. Да и прекрасная Наталка Половинка, сыгравшая сердобольную писательницу, — певица, исполняет традиционные украинские песни. Прежде чем она дала согласие сниматься, молодому режиссеру пришлось проходить у нее кастинг, не столько профессиональный, сколько человеческий.

Виктория Трофименко рассказывает: «Я — украинка, выросла в Украине. Теперь меня все спрашивают, связано ли то, что я показала в своем фильме, с тем, что происходит между Украиной и Россией. Я пять лет обдумывала свой замысел. А в сентябре уже смонтировали фильм. Какие тут аллюзии. Кто вообще мог предположить, что между нашими странами такое произойдет, кроме тех, кто все это задумывал? Так получилось, что фильм оказался созвучен времени. Надеюсь, что после его просмотра люди задумаются о том, что жизнь нам дана не для того, чтобы воевать, но чтобы наслаждаться жизнью. Мы же приходим в этот мир не ради того, чтобы убивать. Нельзя идти на поводу у тех, кто это задумал». Виктория не собиралась произносить резких суждений, но кое-что жесткое сказать пришлось после вопроса одной журналистки: «За что вы нас, русских, не любите?». «Когда у вас был «Норд-Ост» и Беслан, у нас был траур. Не мы приходили к вам, не мы отбирали территорию. Сегодня делается все, чтобы ненависть была».

Наталка Половинка начала свою речь по-украински. Ей было важно, чтобы на фестивале она прозвучала. А потом перешла на русский. Сама она родом из села и рада тому, что появилась возможность на экране растопить печь, дать понять, как далеко мы ушли от первозданной чистоты и порядка. «Но боюсь, что политики нашего вызова не услышат», — сказала актриса.

Изабель Юппер обзавелась лисьей шапкой

Во французской картине «Круговерть» Марка Фитусси главную роль сыграла Изабель Юппер. Она тут нормандская фермерша и даже принимает роды у коровы. В этом ей за кадром помогали владельцы реальной фермы, допустившие кинематографистов на свою территорию. Марк Фитусси замечает: «Забавно, что первым человеком, которого увидел новорожденный теленок, оказалась Изабель Юппер». Ее героине Брижит скучно. У нее хороший муж, дети давно выросли, разлетелись из родительского гнезда. Томление по чему-то неясному приведет ее в Париж.

Прекрасную актерскую компанию в лице Жан-Пьера Дарруссена в роли мужа и шведа Майкла Нюквиста в роли датского стоматолога-искусителя нетрудно было сколотить, когда ты уже заручился согласием Юппер. С Изабель Фитусси уже работал на картине «Копакабана», которая была в свое время показана в Каннах. Новый опус неплохо бы смотрелся в летнем репертуаре или по телевидению. Для конкурса ММКФ он уж очень скромен по своим художественным достижениям. Представлять картину в Москву приехал только режиссер.

Вот что Марк Фитусси рассказал «МК»:

— Я бы посоветовал начинающим режиссерам никогда не думать о фестивалях, когда они снимают. Я вспоминаю о публике только на этапе монтажа. Режиссер ведь создает картину из эгоистических соображений, он стремится сделать то, что хочет. А то, что мой фильм пригласили на ММКФ, — это подарок для меня. Наша история универсальна, и мне интересно, как ее воспримут в России.

Зачем вы надели на Изабель Юппер лисью шапку? Она выглядит нелепо. И почему сделали сына ее героини акробатом?

— Связи между шапкой и акробатом никакой нет. Для французов лисья шапка, конечно, странно выглядит, но она ассоциируется с образом Анны Карениной. А для меня это знак того, что Брижит о чем-то мечтает, погружена в свои фантазии, но ничего не сбывается. Так что шапка — символ несбывшихся мечтаний. Брижит воображает себя героиней какого-то романа. И ее поездка в Париж — проявление смелости, упрямое следование своим мечтам. Мои герои разочарованы, что их дети не остались на ферме. Дочь уехала на Мартинику, сын учится на акробата, а это ведь какая-то ненастоящая профессия для обывателя. Но когда отец в трудный для себя момент видит, как его ребенок падает и поднимается на сцене, его охватывает чувство гордости за сына. Фильм соткан из обманов. Зритель находится в ожидании событий, которых не будет.

Чеченская кровь Григория Добрыгина

Представлять шпионский триллер «Самый опасный человек» (США—Великобритания—Германия) Антона Корбайна по одноименному роману Джона ле Карре в Москву никто не приехал. Режиссер в эти дни отправился на Эдинбургский фестиваль, где также проходит показ этого фильма. Зимой Антон Корбайн вместе с российским актером Григорием Добрыгиным (лауреат Берлинале за фильм «Как я провел этим летом») участвовал с картиной в программе престижного американского кинофестиваля «Сандэнс». А теперь, в Москве, за все держал ответ исполнитель роли чеченского парня Григорий Добрыгин. Тело его героя изувечено пытками. Пытали его русские. И сам он — сын русского отца, изнасиловавшего 15-летнюю чеченскую девушку. При родах она умерла. Но появился на свет Иса Карпов, считающий себя чеченцем. Каким-то образом он выбрался из России и возвращаться назад не хочет, а преступные деньги своего отца, хранящиеся на счетах немецкого банка, ему не нужны. В итоге они уйдут на благотворительность. Но счастья парню не видать. За Исой охотятся немецкие и американские спецслужбы, а он как загнанный зверь прячется в жилых и нежилых помещениях. Фильм выходит в российский прокат 11 сентября. А снимался в нем роскошный актерский состав: Филип Сеймур Хоффман, недавно ушедший из жизни при так и не выясненных до конца обстоятельствах, немецкая актриса Нина Хосс, такие звезды, как Рэйчел Макадамс, Уиллем Дефо. Кстати, с Рэйчел Макадамс у Добрыгина могла быть любовная сцена, непрописанная в сценарии. Все к ней вело. От такого известия у актеров свело лицо. Григорий даже написал режиссеру письмо, почему не хочет сниматься в любовной сцене. Он считал, что это не годится для Исы. И Корбайн к нему прислушался.

фото: Геннадий Авраменко
Григорий Добрыгин

Григорий Добрыгин рассказывает: «Чувствую себя как на минном поле. Я один представляю картину, и у меня ощущение творческого вечера, до которого я еще не дорос. Несколько лет назад посмотрел фильм «Контроль» Антона Корбайна и подумал: «Вот бы с ним поработать». Для «Самого опасного человека» он искал актера ростом в 1 метр 95 сантиметров, жердь. Я записал пробы, отправил ему в Берлин, но он их даже не стал смотреть. Потом еще раз отправил, и меня пригласили в Берлин. Знаю, что были и другие претенденты на роль — большие в смысле роста и очень известные европейские актеры. В итоге выбрали меня. Готовясь к роли, я побывал в мечетях Москвы, погружался в мусульманский мир. Уже в Гамбурге, на съемках, рядом со мной был имам, постоянно работал консультант — турок. Совместной работы с Филипом Сеймуром Хоффманом у меня не было. Но я смотрел его дубли, как и Уиллем Дефо, мы даже потом это обсуждали. На фестивале «Сандэнс» я появился в кепке с надписью «Человек, который изменил все», не зная, что в картине с таким названием снимался Филип. Он отреагировал на это. Когда работал на нашей картине, был настолько погружен в себя, что не здоровался, жил в своем мире. Уже потом стал общаться. На фестивале «Сандэнс» он похвалил мою работу. И после его слов мне уже не важно, кто и что обо мне скажет. Теперь мне предложили роль в фильме по другой книге ле Карре. На новом проекте работают те же продюсеры. Это уже отрицательная роль, и по национальности я буду русским. Если я в России играю русских, то почему бы там этого не делать. Я снял две короткометражки и готовлюсь к большой картине, но перед этим сниму важное для меня документальное кино. Предстоит экспедиция в Лондон. Мне интереснее снимать, чем сниматься. Но именно актерская работа кормит финансово, и людьми обрастаешь благодаря ей. Так что раз в год, наверное, буду сниматься и дальше».