В Москве на балете расстреляли лебедей

Война на Украине перекочевала в театр

11.07.2014 в 12:01, просмотров: 7757

Всё-таки прав был Михаил Кузмин, когда писал: «Бывают странными пророками поэты иногда…Косноязычными намеками то накликается, то отвращается грядущая беда»… Когда создатель хореографии для открытия сочинской Олимпиады Раду Поклитару сочинял год назад для своей труппы «Киев модерн-балет» «Лебединое озеро» - на Украине было ещё совсем спокойно, а в его «Лебедином» гражданская война уже вовсю полыхала. Московская премьера состоялась в РАМТе на Летних балетных сезонах.

.

В Москве на балете расстреляли лебедей

Каких только версий этого балета не существует на свете. Чего стоит хотя бы самая радикальная из них – версия Яна Фабра, со скелетами лебедей, использованных в оформлении. И «Лебединое озеро» Поклитару не напрасно снабжено подзаголовком «Современная версия»: тут перекомпанована не только музыка Чайковского, изменен весь сюжет. Что, впрочем, в модернистских толкованиях классического балета дело обязательное. Точно также все переиначивали в своих версиях Матс Эк и Мэтью Боурн - из этих балетов и «растут ноги» у поклитаровской лебединой сказки.

Итак, в сказочном государстве, построенном по типу оруэлловского в романе «1984», идет война. Карательные подразделения местного царька или «полевого командира» Ротбарта занимаются истреблением инакомыслящих и инакоживущих - у Поклитару это лебеди. Истребляют их чисто физически, с помощью винтовок и автоматов - пух и перья летят во все стороны, солдаты выходят на зачистку вооружившись швабрами. А кроме того, ставят чудовищные эксперименты: с помощью хирургического скальпеля превращают в себе подобных, т. е. в людей. Так поступают с неким лебеденком, которого отлавливают, предварительно уничтожив его родителей. Далее операционный стол и Ротбарт (Дмитрий Кондратюк) превращается в доктора Франкенштейна.

Кроме того, что переделанный в мальчика Зигфрида лебеденок, как и все в этом тоталитарном милитаристском обществе, подвергается нещадной муштре и испытывает все прелести казарменной жизни, контролируется ещё и его подсознание. Манипулировать им пытаются в балете с помощью наркотиков и шприца: уколом в шею Зигфрид (как всегда интересная работа Алексея Бусько) погружается в сон, за которым тщательно следят спецслужбы во главе с Ротбартом. Но природу не обманешь: во сне он видит своих сородичей- лебедей и влюбляется в Одетту (Элина Винникова). В жуткой же реальности к нему липнет солдатская шлюха и сотрудница этих самых спецслужб Одилия (Анна Терус), а в качестве воспитания и выработки «нордического» характера он должен на фронте расстреливать военнопленных, одетых в солдатские шинели и каски. Среди этих несчастных оказывается и приснившаяся ему Одетта.

Конец у этого «Лебединого» естественно трагический. Одетта расстреляна Зигфридом на фронте, Одилиия умирает от передоза: наркотическая игла Ротбарта направленная в шею Зигфрида, чтобы в очередной раз укротить его свободолюбивый нрав, по ошибке угождает в неё. Погибает и главный герой – поняв, что эксперимент по «переделке» проваливается – и Зигфрид все равно остается лебедем в своем подсознании, да и в реальности выходит из подчинения похищая прямо со сцены Одетту, которая оказывается Одилией – Ротбарт обратно превращает его в птицу. Трое боевиков в камуфляже отстреливают обнаженного юношу с лебедиными крыльями прямо на взлете…

Надо заметить, это уже второе обращение знаменитого хореографа к творчеству Чайковского. «Щелкунчик» в его хореографии имеет сумасшедший успех. А в своем новом балете Поклитару уже явно примеряется к «Гамлету» - будущей постановке для Большого театра, которую он осуществит в следующем сезоне совместно с английским режиссером Декланом Доннелланом: сцена театра в театре, где Одиллия примерив перья убитой Одетты изображает её на сцене – очень напоминает «мышеловку» в шекспировской пьесе.

При этом собственно танец в балетах Поклитару, как и у Мэтью Боурна, не занимает такого уж основополагающего места. Главное драматургия и режиссура - его творения выстроены таким образом, что доходят до зрителя без всяких либретто. При этом существенной составляющей спектаклей «Киев модерн-балета» является сценография и костюмы. Постоянный соавтор спектаклей Андрей Злобин выстроил в «Лебедином» сумрачный готический мир, существующий под знаком орла и человеческого черепа – символов фашистского государства Ротбарта. А художник по костюмам Анна Ипатьева роскошными лебедиными крыльями противопоставила ему царство «эльфов-лебедей».

Если драматургически и режиссерски балеты Поклитару выстроены четко и ясно, то хореографическая вселенная балетмейстера существует по своим собственным законам. Язык, которым он пользуется в своих балетах, опять вспоминая стихотворение Кузмина, вполне можно назвать ироничным и «косноязычным». По-модернистки косноязычным разумеется: диковинная смесь классики и модерна, где для хореографа не существует никаких правил. «Танец маленьких лебедей», к примеру, хореограф запросто передает нарочито грубыми и приземленными движениями, чуть ли не присядкой, в которой три лебедя скачут по сцене.

- На самом деле очень тяжелый, глубокий персонаж получился – говорит мне сразу после спектакля исполнитель роли Зигфрида Алексей Бусько. - Для меня этот спектакль о человеке, которого постоянно гнетет какое-то прошлое. И он с этим своим внутренним конфликтом, со своим прошлым, со своим настоящим и будущим, пытается быть самим собой, и ему постоянно не дают этого делать. В разные политические времена этот спектакль, я думаю, читается по-разному.

- Как вы живете в Киеве после всей этой революции?

- В принципе, чем меньше знаешь, тем лучше живется. Стараюсь в это не лезть. У меня от театра до дома 5 минут ходьбы. Я просыпаюсь, иду в театр, прихожу поздно вечером. Телевизора у меня нет, и я, наверное, счастлив, потому что нет ни никакой информации и соответственно никакой дезинформации.

- Финансирование театра у вас не сократилось?

- Та маленькая зарплата, которая у нас была, такой же маленькой и осталась. Единственное, сильно урезали бюджет и пострадали премьеры, которые должны были выйти. В прошлом году Раду объявил, что труппа распускается, театр закрывается. Тогда ушло 9 человек (то есть половина труппы). Но потом за отпуск Раду передохнул и набрал новеньких, которых мы вводили во все наши спектакли и восстанавливали полностью репертуар. Человека 4 из первопроходцев в театре ещё остались. Пояса мы конечно затянули. Тем не менее «Киев модерн-балет» представил только что спектакль Поклитару «Женщины в ре-миноре». И ещё я поставил «Видение розы», и мы объединили эти два одноактных балета в один вечер.