В галерее Файн Арт взошли сексуальные подсолнухи Церетели

Для мастера открыли язык цветов

17.07.2014 в 14:23, просмотров: 2950

...Зураба Церетели в галерее Файн Арт ждал нежданный сюрприз: в четверг здесь (на Маяковке) открылась выставка его натюрмортов под интригующим названием «Я садовником родился» (под 30 работ периода 2010–14 гг.). Мастер (только вернувшийся из Питера) до последнего мгновения ничего об экспозиции не знал. Обычно он дарит подарки, а принимать как-то и не привык... ступаем на зеленый ковролин (траву), и оказываемся в царстве подсолнухов, о свойствах которых нам рассказала Ирина Филатова, почетный член Российской академии художеств, одна из «зачинщиц» выставки-подарка.

В галерее Файн Арт взошли сексуальные подсолнухи Церетели

Можно ли после Ван Гога самобытно и индивидуально писать подсолнухи? Зайдите в файнартовские залы — здесь многое станет для вас открытием. Лето, свежесть, невесомость — вот смысловые «теги» великолепных букетов кисти З.Ц., с которых — по уверению кураторов (а выставку готовили Ирина Филатова, Елена Зурабовна Церетели, зав. отделом выставок Академии художеств Любовь Евдокимова) — на зрителей снисходит благодать.

— Действительно подсолнухи Церетели не спутаешь ни с чем, — говорит корр. «МК» г-жа Филатова, — это любимый цветок мастера, воссозданный на холсте ярчайшим визуальным языком. Причем он изображен на большинстве картин.

— Говорят, у Ростроповича тоже подсолнух был любимым...

— Ничего удивительного — очень мужской цветок, сильный и стройный; его принято дарить мужчинам, он выражает энергию, суть и стать, сексуальную привлекательность. Вы же знаете, что раньше, когда не было мобильных телефонов и электронной почты, посылали друг другу целые письма из букетов. То же делает для нас и Церетели. Длинный стебель, огромная «голова», сотни семечек внутри. Ведь цветы очень амбивалентны — хотя это слово сейчас нежелательно употреблять... может быть большой штраф.

— Это почему же? Расхожий термин в научном лексиконе.

— Ну как? Дума же хотела принять закон о запрете употребления иностранных слов. Так что воспользуемся заменителем — «двойственный». Цветы вроде как обычны и просты, а с другой стороны, они полны сакральных и поэтических символов.

Кстати, вот первый секрет экспозиции: на натюрмортах Церетели четко узнаваемы лишь два элемента — подсолнухи и розы, остальные цветы написаны в условности — некие цветовые очертания, голубые, малиновые грозди... но в любом случае все они обладают потрясающим свойством фиксироваться в памяти.

...Увеличивает экспрессию само оформление залов Файн Арт, ведь стены покрашены в четыре разных цвета — красный, зеленый, синий, желтый. Пол из ярко-зеленого ворса. И несмотря на эту пестроту, цветы Церетели не теряются, но словно погружаются в необходимую им среду юности и невыразимой любви. Тут же в залах — садовая плетеная мебель: садитесь, отдыхайте.

— Понятно, что цветы Церетели известны по всему миру, долго перечислять, в каких коллекциях они состоят, — продолжает г-жа Филатова, — и совершенно не похожи на «барочные» натюрморты малых голландцев, которые многие любят. Зураб Константинович подбирает букет из простых цветов, делая его теплым, максимально дружелюбным, НАШИМ.

— А почему вы решили назвать выставку «Я садовником родился»?

— Была такая популярная веселая игра для больших компаний: «Я садовником родился, не на шутку рассердился, все цветы мне надоели, кроме ...», — и дальше загадывается фант — например, «роза влюблена в тюльпан». Играли на щелчки. Вот я и вспомнила эту игру, причем одновременно с поэтической строчкой из Мандельштама — «Я и садовник, я же и цветок,/В темнице мира я не одинок. На стекла вечности уже легло/Мое дыхание, мое тепло». Как хорошо стихотворение моего любимого поэта легло на эту выставку — самую летнюю, легкую и теплую. Надеюсь, Зурабу Константиновичу наша инициатива понравилась.