Автопробег ретро-машин стартовал в Крым из Подмосковья

Уникальные автомобили приедут в Коктебель к началу фестиваля «Наш Джаз»

29.07.2014 в 16:42, просмотров: 2397

В небольшом яхт-клубе на берегу Клязьминского водохранилища организаторы джазового опен-эйра, который в этом году 2-3 августа впервые пройдет в крымском Коктебеле, устроили пре-пати. На празднике они представили гостям всех участников автопробега, который пройдет в рамках фестиваля, и нескольких музыкантов, выступающих на его сцене.

Автопробег ретро-машин стартовал в Крым из  Подмосковья
Фото: Ольга Валиева

Участники автопробега — красавцы, равные как на подбор. Это коллекционные советские и иностранные автомобили, выпущенные в середине и второй половине XX века, 15 прекрасных ретро-машин со своими историями и особенностями.

Есть среди них и Mersedes Benz 110, привезенный из ГДР отставным офицером Советской Армии. Этот автомобиль-иностранец очень долго простоял в гараже, но дождался своего звездного часа, и Волга, принимавшая участие в фильме Эльдара Рязанова «Берегись автомобиля», и даже Волга-ГАЗ-22 «Скорая помощь», представляя которую, ведущий пошутил: «Болеть у нас из участников и гостей фестиваля никто не будет». Жемчужиной автопробега назвали Ford T 1923-го года, также известный как «Жестянка Лиззи». Такие экстравагантные машины компания Ford выпускала с 1908-й по 1927-й год.

С музыкальными сетами для гостей пре-пати выступили квартет Антона Румянцева и молодая певица Евдокия Лерер с оркестром. Антон Румянцев и его музыканты известны не только филигранным исполнением джазовых стандартов,но и своей весьма экстравагантной программой «Nirvana в джазе», где для импровизаций неожиданно используются мелодии песен легендарной гранжевой команды. Евдокия пишет в группе своего бэнда в социальной сети: «Мы играем музыку того времени, когда в Америку ходили пароходы, одежда умела выходить из моды, а курить не было смертельно опасно, когда мужчина не боялся быть страстным, а женщина — женственной и недосягаемой. Это музыка 30-х и 40-х, музыка бродвейских шоу и чикагских клубов, Savoy Ballroom, Cottonclub и Blue Note — баллады, блюзы, и вообще хиты того времени — песни Коула Портера, Джорджа Гершвина и Луи Джордана, которые вошли в репертуар Билли Холидэй, Дины Шор, Аниты О'Дэй, Фреда Астера и многих других». Джаз, который они исполняют, можно определить словами «вкусный», «изящный» и «утонченный». И если ребята продолжат двигаться вперед, держать поставленную планку и развиваться, вполне возможно, что их ждет большое будущее.

Фото: Ольга Валиева

О том, как задумывался и придумывался фестиваль «Наш Джаз», «МК» поговорил с его организаторами.

− В России есть очень много джазовых фестивалей. В чем главное отличие вашего от других?

− Он же «наш»... Основная его идея в том, чтобы дать людям возможность увидеть самых ярких российских джазовых артистов, как тех, которых все знают, которые уже популярны и здесь, и в других странах, так и тех, кого пока слышно чуть меньше, молодых талантливых исполнителей, только-только набирающих обороты. Они ничуть не менее интересны и, по нашему мнению, достойны внимания широкой публики.

− Как я понимаю, речь идет не только о классическом джазе?

− Безусловно! Например, к нам приедет группа Billy's Band, в творчестве которой джаз — это один из элементов. Кроме того, даже у заслуженных артистов, играющих джаз, - Анатолия Ошеровича Кролла, Даниила Борисовича Крамера есть свои новые и свежие идеи в отношении жанра в целом и в отношении программы. Конечно, у фестиваля есть определенные рамки, которых мы просим придерживаться наших участников. Нам бы очень хотелось частично возродить, возможно — и в новой интерпретации, старую, забытую джазовую музыку — российскую, советскую, американскую. Люди на самом деле соскучились по ней, она им интересна.

Фото: Ольга Валиева

− Как долго вы отбирали артистов для фестиваля? И сколько времени занял процесс его творческой подготовки?

− Сложный вопрос. Какие-то вещи вырисовывались и складывались очень быстро, сами по себе, над какими-то приходилось долго думать, решать определенные вопросы. У всех организаторов было право голоса, между собой мы обсуждали и решали, кому отдать предпочтение.

− Вы задумали «Наш Джаз» как долгосрочный проект?

− Конечно! Я считаю, неправильно устраивать фестиваль один раз, у него должно быть продолжение, своя история.

− Какую публику вы больше ожидаете увидеть на фестивале — местных жителей или гостей из других городов России?

− Сейчас предугадать очень сложно. Крым в этом году и Крым в прошлом году — это абсолютно разные вещи, поэтому сказать, кто будет там и какая публика придет к нам на фестиваль, я пока не могу. Надеюсь, аудитория будет разной. Артисты, которые будут выступать на опен-эйре, тоже анонсируют мероприятие, приглашают своих поклонников. Музыканты пишут мне до сих пор с просьбой принять участие. Сейчас программа уже закрыта, но я отвечаю им, что если вдруг они в это время окажутся в Коктебеле, мы сможем что-нибудь придумать и я с радостью выпущу их на сцену. Или же они смогут принять участие в фестивале в следующем году.