Картины Левитана из Плеса украли во второй раз

Эксперты считают, что продать их на арт-рынке невозможно

05.08.2014 в 14:03, просмотров: 15446

В ночь с 4 на 5 августа неизвестные грабители проникли через одно из окон в Плесский музей-заповедник и забрали пять картин. Местные власти уже успели подсчитать ущерб в 77 миллионов рублей. Как сообщили «МК» в экскурсионном бюро музея-заповедника (включает в себя целый ряд музеев), уютный белый домик Левитана на улице Луначарского будет закрыт для посетителей, как минимум, до будущего вторника. Здесь все в шоке от преступления, которое без преувеличения можно назвать кражей года.

Картины Левитана из Плеса украли во второй раз

Пропавшие картины-этюды хоть и небольшие, но достаточно известные (тем более, по местным меркам). Это и «Розы» 1894 года (размер 25x33,5), и «Речная заводь (Прудик)» конца XIX века (19,5x30), а также «Тихая речка» 1899-го (16,6x27).

Местные искусствоведы отмечали эти картины, по сути, как центральные в экспозиции; скажем, «Розы» трактовались как «написанные в свободной манере, широкими мазками, с неуловимой свежестью и непосредственностью»; в этюде «Речная заводь» отмечается «богатство зеленой гаммы, тончайшие градации фона», — тем более, что тема Русской деревни становится основополагающей для последнего отрезка жизни Левитана.

По всей вероятности, похитители не столкнулись с какими-то невообразимыми трудностями в своем черном деле. Хотя сигнализация сработала аккурат в 3.20.

СПРАВКА «МК». Двухэтажный (один этаж с центральной надстройкой) белый домик Левитана в Плесе входит в обязательную программу посещения туристами. Открылся как музей 25 августа 1972 года. До революции принадлежал купцу Солодовникову. Левитан проживал здесь (и работал, разумеется) летом 188-89 гг. вместе с друзьями — художниками Алексеем Степановым и Софьей Кувшинниковой. Известно, что за три лета, проведенного на Волге в Плесе Исааком Ильичем было создано около 200 работ (23 полотна и многочисленные наброски).

Ситуацию комментирует для «МК» известный искусствовед, сотрудник Третьяковской галереи Татьяна Зелюкина:

— Вот у меня первый вопрос, — размышляет Татьяна Сергеевна, — ну хорошо, украли они — куда теперь эти картины реализуют? Допустим, полотна попадут в частное собрание, но никогда и никому работы не будут показываться. Это же невозможно, всё немедленно станет явным — все левитановские картины каталогизированы, и нажиться на них, продавая на арт-рынке просто не получится. Тем более, увезти на Запад. Так что я просто не знаю — какой в этом воровстве смысл.

— Возможно, это воровство случайного характера... Залезла какая-то пьянь.

— Не похоже, обычно так выполняют чей-то заказ. Но, повторяю: тогда заказчик должен навсегда поместить картины в темную комнату, и любоваться ими в одиночестве. Но ситуация, конечно, крайне неприятная. И сразу хочется спросить — почему не спасла охранная сигнализация? Ведь то, что охрана наших — особенно провинциальных — музеев на добром слове держится, — это, конечно, безобразие. Вообще я поражаюсь культурным властям, которые должны в первую очередь заботится о сохранности всех музейных ценностей...

— Как помните, после масштабной кражи в Эрмитаже пошла волна проверок.

— Ой-ой, всё это выглядело несколько смешно. И мы, музейные работники, написали протест против всей шумихи вокруг Эрмитажа. Никакая это кража не крупная была... не в этом дело, просто люди стали думать так, будто все музейные работники берут экспонаты и куда-то утаскивают. Важно другое. В провинциальных городах представлены невероятные ценности (после революции даже специальная музейная программа была, «несущая» шедевры в глубинку, — Я.С.). Плес — уникальнейшее место. Ну и как можно такое допустить? Головотяпство настоящее. Открыть окно, залезть, забрать... безобразие!

— Но эти картины когда-нибудь «всплывут»?

— Возможно. Самое идеальное — чтобы воры их не попортили и просто подбросили. Тогда им это зачтется. Но я повторяю — эта ситуация должна подтолкнуть наши власти к выделению денег на музеи. На охрану. И регулярно приезжать с проверками — смотреть, что творится вообще. Потому что сами музеи денег ниоткуда не возьмут. У них копеечные доходы!

Впрочем, начальник Департамента культуры Ивановской области Светлана Шмелева уверила нас, что музей был оснащен сигнализацией «по последнему слову техники»:

— То, что случилось — наша общая трагедия. И я благодарна СМИ за такое внимание.

— Есть мнение, что провинциальные музеи плохо оснащены сигнализацией...

— Нет-нет, в нашем случае это неправда. Особо отмечаю, что мемориальный дом Левитана был открыт в 2010 году как раз после реставрации, и при поддержке областного бюджета музей был оборудован пожарно-охранной сигнализацией на основе самых современных требований. Были три степени защиты. И в момент кражи были выданы сигналы тревоги со всех рубежей охраны на пульт централизованного наблюдения УВД по Приволжскому району. Более того, наши правоохранительные органы регулярно работают с музеями и все проверяют, так что спецкомиссией было отмечено, что сигнализация была исправна и находилась в рабочем состоянии.

— Преступники картины вместе с рамами унесли или холсты вырезали?

— Там остались одни шнурки, значит, вместе с рамами.

— Быстро приехала милиция?

— В течение нескольких минут. Когда приехали к зданию — увидели разбитую раму стеклопакета одного из окон первого этажа.

— Решеток не было?

— Нет, там специальное остекление класса А3, которое на сей день является серьезным средством защиты...

— И все равно они его выломали...

— Да, в помещение они проникли через раму. Похищено пять картин, все спрашивают про материальный ущерб (это 77 миллионов рублей), но главное тут — ущерб моральный. Это же известная серия волжских картин-этюдов; интересен тот факт, что несколько лет назад уже была попытка похитить эти картины.

— То есть их украли?

— Да. Из пяти нынешних украденных — три картины уже крали раньше. Но благодаря качественной работе следственных органов, тогда полотна были возвращены. Преступники понесли наказание.